protosip.ru

Найди партнёра для секса в своем городе!

Shane – Шейн – Азиатка С Красивыми И Аппетитными Бедрами Порно Звезда

Shane – Шейн – Азиатка С Красивыми И Аппетитными Бедрами Порно Звезда
Shane – Шейн – Азиатка С Красивыми И Аппетитными Бедрами Порно Звезда
Лучшее
От: Kazijar
Категория: Азиатки
Добавлено: 06.12.2018
Просмотров: 6243
Поделиться:
Shane – Шейн – Азиатка С Красивыми И Аппетитными Бедрами Порно Звезда

Смотреть Порно Видео С Молодыми Японками

Shane – Шейн – Азиатка С Красивыми И Аппетитными Бедрами Порно Звезда

Хороший День Для Анала С Двумя Парнями - Смотреть Порно Онлайн

Ухоженная брюнетка в сексуальном белье удовлетворила двоих

Фистинг Анальный Позволю Выполнить

Тяжело дыша, чуть улыбаюсь в ответ: Подаюсь навстречу его рукам. Я уже возбуждена и хочу почувствовать его в себе. Какое-то время Диксон ласкает мою грудь пальцами и языком, а потом резко разворачивает к себе спиной. По сдерживаемым стонам понимаю, что блонди хочет продолжения; рука скользит вниз ее живота, проверяя готовность. Медленно и неторопливо вхожу к нее, слыша приглушенный вдох - и начинаю мерно двигаться ей в такт Прогибаюсь и только томно постанываю, когда Диксон целует мою шею или массирует сосок.

Почти мурлыкаю от удовольствия и опускаю голову и плечи на подушку, выгнув спину и полностью отдаваясь на волю Мерла. Все как в тумане, только откуда то доносится голос Петера. Ну что ты так орешь! Пытаюсь сфокусировать взгляд, кажется Рика с Йеном, вон Бен. Родж, опять напугал прости господи! А что со мной? И где сын Дока? Ана Приняв горячий душ, сразу отправляюсь спать, в предвкушении завтрашнего дня. Завтра я наконец то увижу своих родных. Я очень соскучилась и надеюсь, что с ними все в порядке.

Даже ворчание Ларри не испортит мне этот день. Как только голова касается подушки, моментально засыпаю. Петер Когда Рон открывает глаза, после удара по голове очаровательно съехавшиеся к носу , и задает первый вопрос, я начинаю серьезно подозревать, что зеленые человечки к Доку в процессе изготовления взрывчатки являлись не просто так Какой, на хрен, сын Дока?

Что этот чокнутый профессор подмешал в эту свою бурду? Как он мог тут оказаться? Рон - Ну не ори, а Петер! Пароль на доковскую шараду назвал. А вот что дальше было, не помню.

Петер Смутно припоминаю, что болтал тот новенький. Про охранника, с которым Рон договаривался. Но каким местом к нему сын дока? Тот же вроде бы в рабство угодил, а не в ряды рабовладельцев и их, так сказать, сотрудничков? Полежи, овечек там посчитай, что ли. А я пока пойду сейф расковыряю, который оттуда прихватил. Йен Смотрю на Рику. Я как-то быстро во все это вжился Или привыкнет, или сломается. Среди спасенных весьма кстати обнаруживается медик. А то наш новенький всего-то три курса медколледжа закончить успел.

А Джей-Би ранен тяжело, пришлось оперировать и даже кровь переливать. Хорошо, что группа у него распространенная Когда очередь доходит до меня, кровь уже успевает превратить рукав и повязку в колом стоящую корку. Плечо навылет пробило, больно, глаза аж на лоб лезут, когда рану обрабатывают, но ведь могло быть и хуже. Джей-Би, наверное, транспортировать нельзя, но оставаться опасно. Легион, охотники - все будут прочесывать окрестности. Осторожно укладываем его на носилки, спертые из какой-то скорой.

До берега здесь недалеко. Некоторые из спасенных изъявляют желание остаться с нашей группой и помогать, кто чем может. И таких не мало. Наверное, им просто некуда и не к кому возвращаться А может, страшит мысль преодолеть многие мили по кишащим зомбаками территориям?

Остальных на корабле отвезем на север, поближе к Таллахасси, и там уж каждый сам будет искать дорогу домой. Так надежнее, чем разбредаться по окрестностям с риском снова попасть в лапы охотников или легионеров. Арманд Грандье, Философ флэшбэк Я и сам не сформулирую четко хотя обычно именно это для меня - раз плюнуть, не зря ж гуманитарное образование получал , почему вдруг мне резко обрыдло все в нашем лагере.

Просто в какой-то момент понял, что не могу больше смотреть на эти кретинские рожи и слушать эти тупые разговоры, на 90 процентов состоящие из междометий и мата. И вот я бросил все, что нажито непосильным трудом составляло мою жизнь на протяжении последнего года, запер на швабру шкаф с халатами и просто уехал, забив на это поредевшее стадо отморозков. Как рабы эти обормоты меня вполне устраивали, хотя их развлечения и были примитивны, как у стаи злобных бабуинов.

Но вот чаша моего терпения дала трещину, и я двинул в свою собственную одиссею. Жизнь в одиночку меня не напрягала, хотя и пришлось порядком испачкать руки. Ну и все остальное тоже. Но некий высший смысл в бессмысленном пути в никуда все-таки определенно был. Смысл в полном отсутствии смысла - недурной философский постулат, а? Мартин Пескоу - Мистер Мейсон. Что делает с провинившимися? Ей не угрожает ничего серьезного. Карл Забавно, что меня никто не стал силком загонять за школьную парту, когда я сам не выразил стремления учиться, учиться и еще раз учиться, как завещал В.

А вот Лиззи с Люком и Синтия пошли в школу, как только наступила новая рабочая неделя. И когда Лиззи вернулась после уроков, я ее поначалу не сразу и узнал, такого мечтательного выражения на ее лице я не видел с тех пор, как она разочаровалась в перспективах зомбоцивилизации и зомбоконтакта ни разу за все время, что мы с ней знакомы. Замечательно, - рассеянно отзывается Лиз, явно занятая своими мыслями.

Пальцы на ее бедре судорожно сжимаются, когда блонди подается назад, забирая меня целиком; она отлично ловит ритм и покачивается в такт движений моих бедер. Очень скоро я ощущаю то неповторимое чувство единства тел, какое испытывал только с ней Неумолимо наращиваю темп, слушая ее удовлетворенные стоны в подушку, и продолжаю погружаться в нее раз за разом.

Сердце вот-вот вырвется из груди, сдерживаюсь из последних сил, неровно дыша - но не могу не вознаградить свою женщину за подаренное время: Извиваясь в сладостных конвульсиях, она просто взрывает меня - и я уже сам хриплю с ней в унисон, пожираемый пламенем страсти Валимся вместе на одеяла - не выпуская блонди из объятий, жарко шепчу ей какие-то обрывочные мысли насчет ее необъяснимой притягательности; чувствую, как под моей ладонью стучит ее сердце, отзываясь дробью в висках Ощущаю, как ее подергивает мелкая дрожь - но все остальное отходит на второй план, когда я, чуть приподняв голову на подушке, замечаю ее безмятежную улыбку - это прекрасней всего Лучи солнца жгут мне сетчатку глаза.

Я начал тихо и медленно спускаться по лестницам заброшенной столовой, вспомнив, что у меня есть банка консерв, я открыл одну из них своим ножом. Я не привередлив к еде, оттого и такой худой, наверное.

Выйдя на улицу, после моего приема пищи было на удивление тихо и спокойно. Я вышел на одну из центральных улиц Атланты, много машин, но ни одного человека, ни одного ходячего, ничего.

Нятянув капюшон я начал быстрыми, но мелкими шажками передвигаться вдоль многоэтажек и заброшенных бутиков. Но где военная база, ведь я тут впервые.

Вывеска над магазином была достаточно свежа, не изуродована и не стара. Быстро перебежав улицу, я зашел в открытый магазин И дико воняло гнилью, я начал изучать что есть внутри.

Увидев кассу, я понимая, что деньги не нужны, всеравно решил посмотреть, за прилавком была лужа застывшей крови. Нагло наступив в нее, я открыл кассу в надежде найти что-нибудь интересное. Нашел комнату, где хранилось оружие, но она была плотно закрыта, незнаю на что, замок был выбит, но выбить ее у меня не получилось.

Пройдя в другой конец магазина, я увидел мертвеца, он был привязан наручниками, возле него лежал дробовик, он увидя меня начал кряхтеть и тянуть руки ко мне, пытаясь вырваться. Я не стал его убивать, я подтолкнул ногой к себе дробовик, дабы не привлекать внимания. Отлично, но в нем было 3 патрона. Накинул на плечо и вышел из магазина, двигаясь дальше вдоль многоэтажек. Каро Ночью поднимается ветер. Он теплый, но она все равно может замерзнуть.

И мерзнет, похоже - жмется ко мне плотнее. Ложусь с подветренной стороны, закрыв ее собой. Ей что-то снится, что-то тревожное - она бормочет и вздрагивает, я облизываю ее щеку и чувствую соленую влагу. Я для тебя луну с неба выгрызу, если захочешь. Блу Утро будит лучами солнца, касающимися лица ласково, как мамины руки. Легкий ветерок треплет резные листья над головой.

Муторный, тягучий как патока кошмар полночи тянул из меня душу. Какие-то разрушенные здания, пустота, запустение Шагающие шеренгами серые люди, среди которых вспыхнет знакомое, родное лицо, и исчезнет без следа, пока я мечусь вдоль колонны, пытаясь пробиться к нему Проснулся, но не шевелился, наверное, чтоб не разбудить. Глажу длинную морду, он блаженно прижмуривает янтарные глаза. И мы принимаемся дружно зевать, потягиваться, а потом топаем к прибрежной линии, умываться.

Соленая вода не лучшее средство для этого, но за неимением Поплескав в лицо водички, замираю, оглядывая голубую, как крашенное стекло, лагуну. Красота сказочная, лубочная просто. Свой остров не у каждого, знаешь ли Щас проверим мордушку, позавтракаем кокосиком и за работу.

Арманд Грандье, Философ флэшбэк Очередной бессмысленный, но вполне приятный по меркам конца света день клонится к вечеру. На выезде из какого-то Зажопинск-Сити захолустного городишки натыкаюсь на скопление автомобилей перед загородившей трассу перевернувшейся фурой. Припасов пока достаточно, ж аль, персиков нет , сам по себе городок меня мало интересует, поэтому проще всего будет развернуться и искать объезд или тихое местечко для ночевки.

Тем более, спешить мне решительно некуда. Уже разворачиваю машину, когда мое внимание привлекают несколько мертвяков, как-то очень уж настырно липнущих к въехавшему в столб потрепанному "Форду". Что их там могло привлечь? Зомбаки, разумеется, не из породы гурманов, но мумифицированные трупаки не вызывают у них рефлекса знаменитых собачек господина Павлова. А машинка-то, хоть и неказистая, все-таки разительно отличается от прочих, застывших в этой вечной пробке еще с прошлого года.

На ней нет покрывающего все прочие авто ровного слоя грязи. Ну, покойнички ее бока, конечно, порядком отшлифовали, но не в этом дело. Стекла, которые дохлятина так сладострастно скребет своими гнилыми щупальцами, практически чистые. Осмотревшись по сторонам, выхожу из машины, негромко насвистывая "Марсельезу" какую-то незатейливую французскую песенку, которую мне в глубоком детстве пела мама.

Мозги у мертвецов протухли, но локаторы работают четко - пять голов разной степени подпорченности дружненько поворачиваются ко мне, а затем зомби оставляют свой пост и ковыляют в мою сторону. Один как-то занятно размахивает руками. А может, ему просто, как и Андреа, мое пение не особенно импонирует И в этот момент до меня доносится приглушенный детский плач.

Поотставшая от компаньонов мертвая блондинка с разодранной шеей остановилась, заколебавшись, и все-таки похромала обратно, не польстившись на мое старое жилистое мясо. Я даже на мгновение усомнился, не задрых ли я за рулем, приложившись к прихваченной с собою верной спутнице - бутылке с бренди. Больно уж мне что-то это все одну из вариаций сна про Викторию и так и нерожденного ребенка напомнило Но вонь от мертвечины была вполне такой реалистичной, и я, достав пистолет, методично, словно в тире, положил всю зомбоделегацию.

Глушитель превратил эту небольшую бойню в жиденькую овацию из нескольких хлопков. Подойдя к "Форду", я наклонился, заглянул в заляпанное кровавыми отпечатками стекло и непроизвольно отшатнулся, когда с той стороны к нему прижалось искаженное посмертной гримасой женское лицо с мутными глазами.

Зомбачка зарычала и разинула пасть в тщетной попытке слиться со мной во французском поцелуе сожрать меня. И это из-за тебя я патроны зря тратил? Но ведь какого-то лешего мертвецы рвались именно в эту машину? И тут я вновь услышал рыдания, переходящие в какой-то беспомощный щенячий скулеж. Обойдя автомобиль, я различил на заднем сидении силуэт ребенка в автокресле. Вернулся к зомбированной автоледи и, рывком распахнув дверцу, отскочил, сделав ей пригласительный жест.

Однако моя галантность была проигнорирована: Ах ты, моя дисциплинированная умница Даже во времена ЗА ты не забыла про ремень безопасности и автокресло для ребенка Но вот не повезло. Укусили или сама погибла во время аварии? Направляю на нее пистолет. Хлопок - и покойница становится окончательно покойной.

Открываю заднюю дверцу и вижу огромные, на пол-лица, перепуганные глазищи на замурзанной, залитой слезами и перепачканной мордашке. Ребенок тоже добросовестно пристегнут. Когда я протягиваю руку, чтобы отомкнуть замок на ремне, детеныш с неожиданной яростью пытается отведать моей грешной плоти вцепиться зубами мне в ладонь, но номер не проходит: Я тебя отсюда вытащить хочу, - примирительно говорю я. В ответ - молчание и насупленные темные бровки недоверчивого дикого зверька.

После некоторого сопротивления и основательно погрызанного рукава куртки, надетой, правда, для защиты не от детей, а от зомбей, тоже уважающих практику вкушения человеческого мясца, я все же вытаскиваю это кусачее существо на свет божий. Очень чумазое лицо, спутанный ворох темных кудряшек и не слишком чудный ароматец. Разговаривать со мной дитя не расположено, но подсунутую ему бутылку с водой хватает моментально и жадно присасывается к ней.

Пользуясь тем, что рот маленькой кусаки временно занят, засовываю ее к себе в машину и возвращаюсь к "Форду". Мельком осмотрев мертвую женщину, предполагаю, что погибла она все же не от травмы при аварии, а от укуса - запястье у нее перемотано какой-то грязной тряпицей.

Впрочем, одно другому не мешает. Я ж не патологоанатом, заключения выдавать Вытряхиваю из бардачка все содержимое - салфетки, карта, зажигалка, пакет крекеров Но на коврике под пассажирским сиденьем - какой-то блокнот с наспех нацарапанными неразборчивыми письменами. Прихватываю с заднего сиденья и потасканного вида плюшевую собачку.

По-хорошему, ее место на кладбище домашних плюшевых животных помойке, конечно Но наверняка любимая игрушка. Оглядываюсь - ко мне ползет половинка зомби, а из-за машин протискиваются новые экземпляры. Быстрым шагом возвращаюсь в машину и завожу двигатель. Кусака молча сидит, забившись в угол на заднем сидении. Ладно, валим отсюда, а познакомимся или еще покусаемся позже.

Билли Придурок косоглазый развязал меня, чтобы я мог переодеться. Никаких острых или тяжелых предметов мне по руке в комнате нет. Только кровать железная, задрипанные шторки на окне и стол, сколоченный из грубых досок.

Подергал ручку двери - заперто, конечно Пришлось быстро влезть в дурацкое платье-матроску и напялить парик. Теперь вся надежда на то, что придурок не поскупится на чаек Арманд Грандье Философ и Жан-Поль Лорье в одном флаконе флэшбэк Из соображений гигиены салона моей машины я совершил неосторожность и рискнул подступиться к своему зубастому трофею с пачкой влажных салфеток, за что и был вознагражден пинком маленького, но чертовски твердого ботиночка, и очередным укусом.

Правда, был и бонус - я успел разглядеть парочку заколок в кудлатой голове. Стало быть, это барышня. Разве с ними без переводчика договоришься? Последняя представительница этого проклятого племени спалила мне особняк в знак признательности за то, что я не отдал ее своим придуркам на потеху и не перерезал ей глотку. Глянуть, что ли, на каракули в блокноте? Вдруг там инструкция по эксплуатации этого юного агрессивного создания накорябана на последней страничке?

С трудом разбираю неровные строки в последних лучах уползающего на покой светила: Мне покойница список покупок завещала вместе с этим зубастиком.

Перелистываю страницы одну за другой. Номера телефонов, очередные списки покупок, заметки о каких-то встречах Телефоны второй год как молчат, в супермаркеты мы теперь ходим с оружием, но без денег и шпаргалок, а все, с кем были назначены эти встречи, давно слопаны или же бродят и уныло сипят, выискивая, где еще не сожранные живые Собираюсь уже к черту выбросить ненужный блокнот, как вдруг на последней исписанной страничке натыкаюсь на пятна крови.

И почерк вроде другой. Может, записная книжка просто в позаимствованной машине валялась, и та, которую я упокоил, все-таки написала свое последнее слово? Этот почерк расшифровать еще труднее. Я надеюсь, что смогу добраться до какого-нибудь лагеря живых и успею спасти хотя бы ребенка. Это моя племянница Айрис Рэгленд, ей почти 4 года, ее мать погибла год назад.

Ее блудного отца зовут Жан-Поль, девочка никогда его не видела, но имя знает, может, кто-нибудь Вот вам и вся аннотация к малолетней дикарке, мда. Ее зовут Айрис, а отца - Жан-Поль. Ну, попытка - не пытка, как говаривал товарищ Берия. А меня зовут Жан-Поль. Внимательно слежу за ее реакцией на этот пароль. На мгновение замурзанная мордаха светлеет и поворачивается ко мне: Я приехал, чтобы найти тебя и спасти. Так я из Франции долго добирался.

Пришлось на плоту плыть. Корабли ж не ходят больше и самолеты не летают. Ты ж вон как выросла. А еще здорово испачкалась. Надо бы найти место, чтобы хорошенько тебя отмыть. А выбраться и убежать я не могла, они стояли у машины и хотели меня съесть.

И тетя тоже тянула ко мне руки и хотела съесть Молча нажимаю на газ, взглядом проводив застывшего у машины паренька, в глазах которого читались растерянность и страх. Чем дальше мы отъезжаем от места встречи, тем сильнее мне хочется вернуться за ним, но я без жалости давлю в себе этот порыв, смело записав его в присущие только обреченным на смерть людям, слабости. Переключив внимание на дорогу, решаю поддержать взаимный режим тишины, заткнувшись сразу после этого короткого диалога.

Дорога назад должна быть не долгой и к ужину мы точно вернемся обратно в лагерь. Вскинув винтовку, взглядом обвожу поджимающий дорогу лес и неспешно направляюсь к блокирующему путь внедорожнику.

Гортанное рычание и возню в салоне я замечаю на подходе, приготовившись в любой момент расправиться с очередной человекоядной тварью. Заметив меня, сидящий за рулем мертвец, в приличных размеров ковбойской шляпе, попытался вырваться из плена ремней безопасности, но кроме как вытянуть на меня обглоданные почти по локоть гнилые руки у него ничего не вышло. Валет Тело моего брата медленно опускали в яму Гoвном он был еще тем и творил ужасные вещи Бросив горсть земли на деревянную крышку гроба , направился в казармы Андреа Слегка ошалев от этого потока информации, все-таки, выхватываю суть.

Пять дней там -- два дома. Остается только понять, когда эти два дня и нужно откланиваться, пока меня не посвятили еще в какие-нибудь подробности. Нет, все это, конечно, очень интересно, но на сегодня я явно перегружена светскими беседами и да и мне сейчас важен один конкретный человек. Вежливо улыбаясь, кивая и делая глотки кофе, нахожу просвет в речи мэра и спрашиваю, в какие именно дни у военных выходные.

Меняются ли эти дни, и как часто. И да, я имела удовольствие лицезреть профессора Брукмана. Впрочем, о его замечательности, как человека, у меня сложилось собственное мнение, но высказывать его не тороплюсь. Да Бэйнс и так наверняка все знает Говард Бэйнс Пока любезная собеседница задает мне новые вопросы, добираюсь наконец до кофе; дождавшись паузы, проясняю непонятое: Соображения безопасности требуют постоянного контингента на АЭС - поэтому солдаты приезжают к нам небольшими группами всю неделю, постоянно сменяясь; к сожалению, не всем удается попасть домой в здешние выходные дни - но это со всеми случается, вы понимаете Под дороге заглядываю к Хейли, узнать, как у нее дела.

Там меня ждет еще один сюрприз. Слышу от Синтии, что Хейли сегодня тоже отправилась на военную базу. С одной стороны я за нее рада, она этого хотела, но с другой -- что-то становится совсем уныло. Дома сооружаю себе бутерброд -- ужин готовить для самой себя лень -- и усаживаюсь на диван, запихнув в ДВД один из взятых накануне дисков.

В этом доме одной чертовски грустно. Но ладно, надеюсь, эти пять дней пролетят быстро. Мерл Обед и ужин проходили в столовке, очередь приличная - и то сообщили, что народ в разное время питается, а то совсем завал был бы. Народ покатывается со смеху, а потом в палатке показывается капитан Стрикленд - послушав шутника, он скручивает его за ухо и выводит наружу, читать лекцию о субординации. Вернувшись через пару минут в одиночестве, командир объявляет: Стараюсь ради вас, придурки, условия лучшие выбиваю и новобранцев у других командиров увожу - а вы еще носы воротите Одного человека нужно в экипаж дать, может двух - зато техника на ближайшие несколько дней в нашем распоряжении; кого, решим позже - а пока что готовьтесь, завтра сделаем облет территории.

В Чаттаннуге неспокойно, в прошлый раз там обстреляли наш патруль - нужно проверить обстановку Хэй, Диксон - ты точно едешь, так что не проспи Достал фото блонди, посмотрел Бар "Голубая устрица лагуна" Конец света - это так эротично звучит.

Но даже и после конца света выжить и удержаться на плаву можно. В том числе и барам с нетрадиционной ориентацией. Такая штука, что на нашем тихом островке в аккурат в дни начала хаоса проходил, так сказать, небольшой слет ребят в голубых кондомах.

А местечко-то всегда было достаточно изолированное от внешнего мира и всяких там гомофобов. Так что моя клиентура по большей части уцелела. Не все нас любят, что правда - то правда. Но мы были, есть и будем есть! И теперь у нас тут филиал голубого рая. Нет, имеются на нашем острове и вполне традиционные семьи, но наш голубой уголок знают все, кому следует Конечно, заносит порою в наши пенаты и непосвященных На этот случай ручки с внутренней стороны двери мы не прикручиваем Сейчас у жены спрошу.

Эй, Федор, не знаешь, почему нашу деревню Гомосеково назвали? У Стена центральная гетерохромия. Валет в маске брата. Яри Ярвинен Все-таки не нравится мне, как этот тип со стрижеными ушами на меня пялится Так и тянет примерить какой-нибудь скафандр из его коллекции, чтобы уж точно быстро и легко он до моего бренного тела не смог добраться. А Сара вон в принцессу, тудыть ее, Лею стоит, наряжается Снизу вверх на меня уставился гребаный мини-Дарт Вейдер в шлеме и плаще. Ничего не попишешь - брюнеточка С блестящей отполированной черной башкой Давайте уже, что ли, для очистки совести озеро проверим да вернемся, кофе еще хлебнем, больно хорошо мутант его варит, едрит-мадрит.

Пересмотрев все кадры, думаю что она подойдет лучше всех на должность помощницы для Джеймса. Как раз застаю ее на пороге, она собиралась куда то уходить. Я Эйприл, помощница мэра. Да, я помню кто вы. У нас есть клинка, ее главврач подал мне заявку, что бы я подобрала ему помощницу. Я подумала, что ты могла бы справится с этой работай. Ночка выдалась на удивление спокойной, ходячие спокойно паслись у дороги, а наш странный гость, не нарушив своего обещания, провел всю ночь в машине.

Услышав шаги за дверью, сразу же подумал на Митча, который особенно любит шарахаться с утра пораньше, зевая так, что мертвые в гробах переворачиваются — как бы это глупо не звучало, но это оказалась Ана со своим новым маленьким другом.

На минуту оставив напарницу одну, по просьбе девушки вышел в коридор. Улыбнувшись, приоткрываю дверь, добавив: Обещать не могу, но буду к этому стремиться-улыбаясь отвечаю Джо и иду выгуливать пса. Кстати, он мальчик, это я уже проверила.

Долго оставаться на улице не безопасно, щенок и сам это понимает. Быстро сделав все дела, бегом возвращается обратно в здание. Статус моей новой машины, мне до сих не известен. Спрашивать об ее состоянии у Митча не хочу, поэтому иду сама проверить. Повернув их, Форд сразу же завелся. Внутри она особо не отличалась от простой машины, правда есть рация и еще какие то приблуды, в которых я пока не разобралась.

Сзади есть еще одно сиденье и ящик на который крепятся, что-то типа кислородных рюкзаков с баллонами. Профессор Джеймс Остин Познакомился с группой, с некоторым удивлением обнаружив там однорукого приятеля своей новой медсестры. Интересно, что она в нем нашла, они явно не пара. Впрочем, об Андреа буду думать после возвращения.

Полдня меня таскали по стрельбищам, каким-то тренировкам и Бог знает где еще. Послушно выполнял все требования капитана и даже удостоился сомнительной похвалы. Что-то вроде, что для меня -- терпимо. На вечерний совет к полковнику пришел уже довольно замученный. Выложил свои карты, выслушал его мнение о себе и Брукмане, а также ряд идиотских вопросов.

Вот что, скажите на милость, даст Стюарту названия искомых приборов. Он их и повторить не сможет. Но от усталости даже не среагировал, как обычно, чем, кажется немало удивил ожидающего обычных издевок полковника.

Наконец, почти к ночи, закончив обсуждение и утвердив все планы -- разошлись на ночлег. Завтра я увижу одну из святая-святых научных разработок.

Чувствую возбуждение и азарт ученого. Жаль, что там нельзя будет задержаться. Нечасто выпадает такой шанс. Мысли о возможном провале миссии стараюсь даже не допускать. Слишком многое поставлено на карту. Мы должны это сделать. Капитан Стрикленд Посмотрел на часы - пора Не знаю, чего ожидать внутри - пустых коридоров или сотен мертвецов; поэтому приказал бросить на базе все лишнее взять только оружие, средства связи и освещения , но до отказа загрузиться патронами Боезапас и часть снаряжения потащит этот новенький, Стен Диксон заменит выбывшего Сандерса - пойдет впереди Оружие у всех одинаковое - винтовки М4 с коллиматорными прицелами, глушителями и тактическими фонариками; у каждого вдобавок по пистолету HK USP две обоймы , у Остина такой же - но снабженный глушителем поэтому вчера и заставлял его с ним тренироваться - у него и без винтовки порядочный груз в аптечке.

Девять человек на борту - три члена экипажа, профессор и пятеро членов ударной группы Пилот оборачивается к нам из своего кресла: Нечасто Стюарт выходит прощаться Винты техники заработали, отрываемся от земли Меньше часа на крейсерской скорости, как вчера рассчитали Сопроводив девчонок внутрь магазина, мы с Джо остались прикрывать тылы.

Мерл Тихо дремлю вечером, развалившись на койке после душа, остальные тоже заняты своими делами; приоткрываю один глаз, когда появляется капитан: Стюарт в награду за успешное выполнение задания объявляет всем участникам благодарность Ну раз такое дело - я пошел Оставил форму в шкафчике и двинул к автобусу, отправлявшемуся в поселок - дозорные были в курсе распоряжений начальства.

Пара минут - и я уже у дома, встречайте Андреа После работы планирую зайти к ветеринару Тейлору. У него отдельное здание -- пристройка на территории клиники.

Он часто отлучается, проводя много времени на фермах, но, может, удастся его застать. Если Брукман где-то берет мышей и крыс, то Тейлор должен быть в курсе. Наверняка вся живность для лаборатории проходит через него. Когда я притаскивала ему питона, он осматривал его с воодушевлением и дал несколько ценных советов по уходу.

Не позволит же он помереть моему питомцу голодной смертью. Уже перед самым концом рабочего дня в клинике началось небывалое оживление. Сначала вихрем к выходу пронесся Брукман. Даже не представляла, что старикан в курсе, что вне его стен существует жизнь, да и вообще, что он способен так резво передвигаться. Потом появился Остин, почему-то в защитной форме, и все вокруг забегали.

Из-за угла смотрю, как в лабораторию заносят какие-то мудреные приборы. Похоже, были на вылазке снаружи. И привезли что-то очень ценное, если уж даже старый профессор в движении, да и Остин ездил за этим собственной персоной. Понаблюдав еще немного, прихожу к выводу, что все это меня не касается.

Главного сейчас беспокоить вопросами с Сильвией явно не стоит, поэтому можно отправляться по делам. Четвертый день подходит к концу. Если все, что сказал Бэйнс, протекает без изменений и неожиданностей, то послезавтра Мерл должен вернуться домой. Глюк Ну и устал же я сегодня. Но не могу же я своего постоянного клиента Сильвию без вечерней сказки оставить, правда? У нее уже практически дисконтная карта на мои услуги. Твой Колян-пенис как баян, твой Колюшечка - попка как ватрушечка.

Нет, это перебор, кажется. Они отрезали мне все оставшиеся пальцы, хнык. Я пришел к тебе. Обними меня, любовь моя. Ана Погрузив все покупки в машины, снова отправились в путь уже прямой наводкой в Южную Каролину. В дороге пришлось пару раз останавливаться, что бы убрать с дороги упавшее дерево и пару машин. Ближе к вечеру мы все же пересекли границу штата и снова возник вопрос с ночлегом. Конечно можно ехать всю ночь, но это опасно и никому не нужно. Погода становится все хуже, ветер все сильнее дует с океана.

Сильвия Пока Андреа не вернулась, я решила приготовить ужин. Неожиданно дверь распахнулась и на пороге возник Мерл. Не думала, что мне так скоро придется снова вернуться в свой дом.

А грудь вполне ничего Ладно, старина Мерл не обеднеет Стоп, что я делаю? Едва все наладил с Андреа - и опять начинаю Но другие слова подобрать не могу - мне бы сейчас в руках себя удержать; стараюсь не смотреть на нее - в другое время я бы с удовольствием ее оттрахал Рон - Марша, ну прости!

Да и не помню я, что там орал на всю больницу! Наш бравый капитан все еще вещал на своей частоте о спасении мира в целом и поимке банды моряков в частности. Интересно, он и впрямь так думает или для соглядатая старается. А то все остальное навело на мысли даже инфузорию. Ты ведь орал про восстание, группу сопротивления, про смену режима!

Ох, Рон, если бы не этот чудик и психиатр из клиники Изабель Кстати как думаешь, смилостивиться ее величество и отправит весточку Бену?

Ну о нашем романтическом, чтоб его, путешествии? Андреа Молча выслушиваю Диксона, а Сильвия вдруг улыбается.

Ты можешь к нам присоединиться. Неспешно подхожу к кровати. Дотрагиваюсь рукой до лица докторши, провожу по щеке, волосам и задерживаю ладонь у нее на затылке.

Диксон ошарашено смотрит на меня. Резко сжимаю руку на волосах Сильвии и одним рывком стягиваю ее с кровати. Пока та, не успев опомниться, барахтается на полу, подхожу к Диксону и с размаху отвешиваю пощечину. Она еще и разговаривает? Разворачиваюсь к ней и добавляю удар ногой в живот. Сильвию сгибает пополам и она судорожно хватает ртом воздух. За волосы подтягиваю ее наверх и тащу к выходу.

Слабые попытки вырваться быстро приостанавливаю парой пинков. Протащив ее через гостиную, притормаживаю в дверях, резко притянув к себе ее голову. И не дай тебе Бог еще когда-либо к ним приблизиться. Мерл Щека горит от удара, но это терпимо; пока блондинки заняты, одеваю штаны. Выхожу из спальни в коридор, чтобы увидеть последние мгновения схватки Впрочем, меня сейчас не это заботит - взбешенная Андреа захлопывает дверь и движется на меня; вскидываю руки: Пару слов могу сказать, перед тем как ты меня придушишь?

Рука нащупывает какую-ту хрень на тумбочке. Черт знает, что это, но штука довольно увесистая. Запускаю этим в Диксона. Тот едва успевает увернуться и она влетает в висящее сзади зеркало. Осколки с грохотом падают на пол. Мерл Уворачиваюсь от броска: Я не собирался с докторшей спать - и раньше с ней не общался; вообще не в курсе, как она в доме оказалась Все, хватит - успеваю перехватить ее руку: Ана Настрое у всех было приподнятое, за ужином шутили и смеясь.

Неожиданно над столом, из огромной люстры зажегся свет. Если здесь еще и вода есть, я точно останусь здесь жить. Сидящий рядом Винс, не дает моему бокалу опустеть, постоянно подливая в него вина. Розита Всегда старалась избегать алкоголя на вечеринках. Обычно брала себе сок или "Колу", на худой конец - таскалась с одним бокалом вина, чтобы можно было, мило улыбнувшись на предложение налить еще, продемонстрировать его.

Возможно, не последнюю роль в этом сыграл тот факт, что тетушка с мрачным удовольствием частенько говаривала, что у меня дурные гены, особенно с отцовской стороны, и она крайне удивится, если я не закончу свои дни под забором, в очереди за бесплатным супом.

Конечно, сейчас тетушкины пророчества выглядят просто смехотворно бесплатного супа уж точно больше не предвидится, раньше сам станешь бесплатным зомболанчем , но привычка есть привычка. Я смеюсь и шучу наравне с остальными, однако мой бокал остается практически нетронутым. Сильвия Выбегаю из дома Андреа вся в слезах. Этого еще не хватало, какой то мужик меня заметил. Пенни украдкой смахнула соленую каплю в надежде, что никто не заметит.

Упираясь руками в ковер, она попробовала встать, однако смесь из карамели, взбитых сливок и шоколадного сиропа держала намертво. Даже если выйдет подняться, блузка наверняка промокла и теперь просвечивает. При всем своем невинно-добродушном оттенке голубые глаза смотрели на нее не мигая, под стать настоящей камере. До красавца ему так же далеко, как и ей, зато какой волевой подбородок! Так и веет уверенностью в себе.

На пальце сверкнул массивный камень. Позже Пенни узнает, что это третий по величине рубин, добытый в Шри-Ланке. Раньше сей великолепный камень принадлежал султанам и махараджам, а теперь стал ее шансом на спасение. Ладонь, стиснувшая руку девушки, оказалась на удивление прохладной.

Не менее поразительная сила вздернула ее на ноги, а затем губы — те самые, что целовали кинозвезд и принцесс крови — промолвили:. Продавщица оглядела клиентку с ног до головы, не упуская ни единой детали. Непринужденным жестом Пенни попробовала отогнать назойливых насекомых. Человеку непривычному она, должно быть, казалась городской сумасшедшей.

Продавщица затягивала с решением, и Пенни захотелось развернуться — хотя бы и на сбитых каблуках, — чтобы показать спину чванливой дамочке.

Та, в свою очередь, изрядно смахивала на светскую львицу с Манхэттена. Никаких тебе мух на светлом челе без единой морщины. Даже над идеальной укладкой, подлые, не вьются. Пенни открыла было рот объяснить ситуацию, но вовремя прикусила язычок.

Первый мужчина на свете пригласил ее отужинать. В самом дорогом заведении города, если не всего мира. Столик там заказывали за несколько лет вперед. Он даже согласился не заезжать за ней, а встретить на месте. Не хватало, чтобы миллиардер увидел ее квартирку — на шестом этаже, лифта сроду не было, — которую Пенни делила с двумя соседками. Конечно, она прямо умирала от желания похвастаться. В хорошие новости начинаешь сам верить, лишь когда поделишься ими с как минимум дюжиной человек.

На кончик носа уселась муха, и Пенни махнула рукой. И отступать не намерена. Стараясь не подпустить в голос страху, она сказала:. Которое с присборенной талией. Все-таки стояние в очередях не прошло даром. Она знала, что у нее мухи в волосах, зато носила их будто черный таитянский жемчуг.

Продавщица поплелась разыскивать платье, и Пенни почти взмолилась, чтобы та пропала без вести. Да она в жизни не тратила на шмотки больше полусотни долларов зараз — и тут на тебе: Несколько нажатий клавиш, и на экране мобильника высветился ее кредитный лимит: Если все-таки оформить покупку, поносить платье буквально пару часов — чисто для ужина, — а утром под тем или иным предлогом вернуть, воспоминаний и рассказов хватит до конца жизни. Главное, отдавать себе отчет в реальности.

Сегодня вечером ее счастливый шанс, пусть и крохотный. Корнелиус Максвелл славился широкими жестами. По-другому это приглашение не объяснишь. Он увидел ее униженной, растекшейся по ковру перед злобным боссом, и теперь хотел вернуть ей чувство самоуважения. Они мало чем отличались по происхождению. Родился в Сиэтле, рос без отца, мать вкалывала медсестрой, и Максвелл с детства мечтал обеспечить ей блестящую жизнь.

Ехала в автобусе, тот куда-то врезался. Произошло это, когда Корнелиус уже учился в аспирантуре Вашингтонского университета. Одной из первых в череде его сногсшибательных подруг была Кларисса Хайнд, слабейшая кандидатка в сенат Нью-Йорка.

Благодаря финансовой поддержке и политическим связям любовника она победила и еще до окончания первого срока нацелилась на звание самого молодого сенатора. СМИ просто боготворили эту пару: Его деньги, помноженные на ее упорство, обеспечили ей уверенную победу на выборах. Вжжик — скачок во времени — и три года назад Кларисса Хайнд воплощает не только свои амбиции, но и мечту миллионов американок: На протяжении всей этой сказочной эпопеи Корни Максвелл постоянно был рядом, без устали разъезжал по стране, нахваливая подругу, поддерживал ее как на публике, так и наедине.

Но пожениться не поженились. Ходили слухи про выкидыш. Поговаривали даже, что она предлагала ему должность вице-президента, но сразу по завершении выборов вышел пресс-релиз, где объявлялось о распаде их тандема. На совместной пресс-конференции госпожа президент и ее неотразимый спутник вещали о взаимном уважении и крепкой дружбе, однако романтическая страница их отношений была уже перевернута. Пенни понимала, что такой успех требует огромной самоотдачи и жертв, но на снимках папарацци все смотрелось просто и безболезненно.

Ведь это президент Хайнд подтолкнула ее стать адвокатессой. Вдруг Корни Максвелл ищет новую протеже? А что, взял да углядел в ней скрытый потенциал. И сегодняшняя встреча — как бы собеседование, и если все сложится, Пенни Харриган займет ведущее место на мировой арене. Войдет в круг избранных. Жирная муха залетела ей в рот, оборвав сладостные грезы.

Наяву, стоя в отделе женского платья, Пенни раскашлялась и принялась отплевываться. Только поддайся, раскатай губы, как жизнь найдет способ уязвить тебя в самое сердце. Речь-то идет о К. Линусе Максвелле, который меняет дам как перчатки. После Клариссы он закрутил роман с представительницей британской королевской семьи. С принцессой, ни больше ни меньше, да не с какой-нибудь уродиной, продуктом кровосмешения. Э-э нет, эту неуклюжей дурой не назовешь.

Принцесса Гвендолин была красавицей. Стояла третьей по линии наследования престола; без двух минут королева. И вновь они смотрелись идеальной парой: После того как короля свалила анархистская пуля, Корни поддерживал рыдающую принцессу на папиных похоронах. Ну а когда нелепейший случай — вообразить только: По всему выходило, что жить бы Корни Максвеллу в Букингемском дворце да радоваться. Магнат и аристократка расстались теплыми друзьями. Если верить слухам, Максвелл боялся женщин статусом выше себя, чем и заработал презрение таблоидов.

Однако Пенни вслед за большинством считала, что К. Линус Максвелл в душе так и остался сиротой, который ищет замену утраченной матушке, чтобы излить на нее потоки нежности и денег. Все его бывшие пассии только выиграли от этой связи. Кларисса Хайнд из застенчивого новобранца в политике прыгнула в лидеры свободного мира. Принцесса Гвендолин, при всей своей красоте полноватенькая, за время отношений с магнатом живо сбросила лишний вес и теперь дает фору любой модели с обложек модных журналов.

Даже Алуэтта поборола своих демонов. Таблоиды взахлеб писали о пьяных выходках, приправленных наркотой, но Максвелл взялся за нее и вылечил. Его любовь сделала то, чего не вышло у десяти программ принудительной реабилитации по решению суда…. И кто там был еще? Вроде бы поэтесса, лауреат Нобелевской премии. Потом японка, наследница сталелитейной империи. Хрустальная туфелька так никому и не пришлась впору. Ответить на эсэмэску она не успела: Подведенная карандашом бровь скептически надломлена.

Десятый размер, — мстительным тоном сообщила она и сделала знак следовать за ней в примерочную. Да завтра весь город о ней узнает! Времени как раз чтобы сходить в салон красоты на эпиляцию ног воском, уложить волосы и позвонить родителям. Может, хоть так удастся поверить в происходящее. Гуань Ци и Эсперанса были идеальными соседками для квартирки-студии в Джексон-Хайтс.

Месяцами ранее, помогая Пенни укладывать чемодан, мать с высоты возраста и прожитых лет настоятельно советовала взять в соседки китаянку и кого-нибудь из латиноамериканок.

Пусть предки Пенелопы и впадали порой в расизм, но строго в интересах дочери. В мультикультурном, этнически неоднородном домохозяйстве меньше шансов, что девушки будут пользоваться общей косметичкой. Во-первых, косметика нынче дорогая, а если ее всем подряд одалживать, можно запросто заразиться тем же стафилококком. Что ж, здравый совет. Ни герпес, ни клопов никто не отменял. Вот тебе родительская мудрость, соль земли. Мотай, как говорится, на ус. Однако вопреки самым благим, хотя бы и по-деревенски наивным намерениям родичей, юное поликультурное трио быстро сблизилось, и девушки вовсю делились нарядами, секретами и даже контактными линзами.

Мало что оставалось за рамками. Эсперанса, жгучая латиноамериканка с высокой грудью и темными лукавыми глазами, притворно негодовала по бытовым пустякам: Всякий раз эти стереотипные — как под копирку — вспышки гнева веселили Пенни чуть ли не до колик. Соседка явно не тяготилась условностями и не чуралась самоиронии.

Сам факт, что Эсперанса могла швырнуть на пол богато украшенное сомбреро и устроить вокруг него танцы, свидетельствовал о свежем, не скованном политкорректностью самосознании.

Тихая и безжалостная Гуань Ци была полной противоположностью вспыльчивой сеньорите. Азиатка бесшумно передвигалась по тесной квартирке, стирала пыль с плинтусов, подстригала свой бонсайчик, складывала свисающий край туалетного рулона в оригами-сюрприз для следующего посетителя санузла. Словом, в общем и целом превращала хаос в порядок. Ее безмятежное лицо и манеры действовали как бальзам на рану. А каскад густых, черных как смоль волос не шел ни в какое сравнение с конским хвостиком Пенни.

За пару часов до знакового ужина Пенни умолила соседок призвать на помощь все свое искусство, чтобы довести до совершенства ее облик.

Пусть Эсперанса накрасит ей глаза в тон гаванского заката, а от Гуань Ци она хотела, чтобы та уложила ей волосы… э-э… ну как бы снопами, что ли.

Подруги трудились без устали, обхаживая ее, как свидетельницы — нервную невесту. Совместными трудами Пенни нарядили и причесали. Шикарное платье и вовсе сделало из нее нечто ослепительное. Гуань Ци дополнила образ элегантным кулоном из ярко-зеленого нефрита в форме дракона с глазами-жемчужинками. Эсперанса тоже не ударила в грязь лицом, одолжив любимые серьги: Не важно, поверили девушки в историю про ужин с богатейшим человеком на свете или нет; обе увлажненными глазами взирали на преображенную подругу.

В последнюю секунду, затаив дыхание, Пенни нырнула в ванную за серой пластиковой коробочкой, припрятанной там с незапамятных времен. В ней лежала ее диафрагма. Тридцатиграммовая броня, которая не потребовалась аж с зимнего бала на старшем курсе. Лихорадочно шаря по полкам, Пенни гадала, не испортился ли контрацептив от затяжного безделья. А если латекс пересох и стал ломким, как порой случается с презервативами? Или вообще пошел плесенью?

Выхватив коробочку из недр выдвижного ящика, она открыла ее — и ахнула. Притопывая ногой с наигранной свирепостью, Пенни приперла соседок к стенке. Потрясла у них под носом уликой, на которой значилось: Выставив коробочку на кухонный столик подле ржавого, заляпанного жженым сыром тостера, она решительно заявила:.

Никто не покраснел, не потупился. Лампочка вспыхнула, озарив законное содержимое коробочки. Розоватая диафрагма поблескивала от свежих вагинальных выделений с бесстыдно налипшим лобковым волоском. Пенни напомнила себе сполоснуть штуковину, если нынешним вечером все сложится. Закон подлости не заставил себя ждать. Такси безнадежно застряло в пробке, да еще в туннеле, где не ловил мобильник.

Водитель бурно извинялся, то и дело поглядывая в зеркало заднего вида. Сказал, что она шикарно выглядит. Обычный комплимент из вежливости. Да за такие деньги грех плохо выглядеть! К величайшей досаде продавщицы, платье уселось на юном теле как влитое. Впрочем, Пенни хватало ума осознавать, что ослепительной красотки из нее не получится. Хотя бы мухи над головой не роятся, и то спасибо. И вообще, все лучше, чем жить на Среднем Западе. Небраска и Пенни не сочетались. Что в юности в Омахе, что в детстве в Шиппи, она вечно чувствовала себя белой вороной.

Начать хотя бы с того, что она никак на походила на своих крепко сбитых косолапых родителей, классических представителей ирландской диаспоры, все в веснушках, рыжие-прерыжие. И светлая, как кора березы. Переезд в Нью-Йорк, родители тоже, разумеется, не одобрили. Несколькими минутами ранее, усаживаясь в такси, Пенни позвонила в Омаху сообщить грандиозную новость и, услышав в трубке голос матери, спросила:. Чтобы сэкономить на счетах за свет, отец пил кофе прямо в туалете.

Мать лелеяла мечту о водяном матрасе. На день рождения предки регулярно посылали ей Библию с вложенной двадцатидолларовой купюрой. Вот вся их суть в двух словах. Брось выдумывать всякие глупости, чтобы нас впечатлить. В этот-то момент таксист и заехал под реку. Квартирные соседки тоже ей не поверили, зато суетились вокруг, накладывая тени и подводку, как самые настоящие подружки невесты. Завтра всем им придется поверить. Да она бы не стала заморачиваться по поводу внешности, не полезла бы из кожи вон ради лишь Максвелла.

Сегодня ее узрит весь мир. Она войдет в ресторан никем, а к десерту станет знаменитостью. Завтра даже кумир Пенни, президент Хайнд, узнает о ее существовании.

На суровых угловатых лицах ни тени эмоций. Ни один не повернул головы в сторону Пенни, хотя она по опыту прекрасно знала, что и тот и другой глаз с нее не сводят. Незнакомцы преследовали Пенни с раннего детства. Нарочито медленно ехали следом или парковались напротив школы и пялились.

Иногда тащились пешком, держась на почтительном расстоянии. Как правило, по двое, порой по трое — в одинаковых темных костюмах и зеркальных солнечных очках. Волосы коротко стриженные, тщательно причесанные.

Остроносые ботинки ярко блестят, даже когда преследователи, подобно двуногим гончим, брели за ней по мокрым от дождя футбольным полям или песчаным пляжам озера Манава.

Зимним полднем, когда редели сумерки, таинственный эскорт тенью следовал за Пенни по опустевшим фермерским угодьям, петляя среди высохших, потрепанных ветром стеблей кукурузы по дороге из школы домой. Порой один из соглядатаев оттягивал лацкан и бормотал пару слов в пришпиленный микрофон. Другой делал знак вертолету, который также отслеживал каждый ее шаг.

Иногда высоко в небе над ней кралась махина дирижабля. И так изо дня в день. Сколько Пенни себя помнила, загадочные спутники тайно сопровождали ее по жизни. Причем всегда на периферии зрения. Вечно на заднем плане. Страха таинственные незнакомцы не внушали; напротив, с ними она чувствовала себя под надежной защитой. Впервые заметив слежку, Пенни решила, что за ней по пятам ходят агенты национальной безопасности, положенные всякому уважающему себя американцу. Все больше проникаясь симпатией к своим сторожам, она воспринимала их не иначе как ангелов-хранителей.

И звание это они оправдали не единожды. Как-то раз угрюмым зимним вечером она возвращалась домой по полю гниющего силоса. Вечернее небо своим цветом напоминало синяк. Ледяной воздух зловеще пропитался смрадом. И тут откуда ни возьмись обрушился убийственный смерч, выдавливая грязную пену из почвы и валя молочную скотину направо и налево. Мимо со свистом проносился острый как бритва сельскохозяйственный инвентарь. Градины размером с кулак колотили по юной голове. Пенни уже решила, что ей конец, как вдруг неведомая сила повалила ее в канаву, а сверху навалилась мягкая, но неумолимая тяжесть.

Мощи торнадо хватило лишь на пару секунд. Мягкая тяжесть приподнялась, и Пенни вмиг узнала одного из хранителей. Незнакомец в замаранном грязью костюме деликатно отстранился и зашагал прочь, не дожидаясь благодарности. Словом, проявил себя не пассивным наблюдателем, а настоящим героем. В тот вечер он спас ей жизнь. Случилось это на пике празднования Клятвенной недели [1]. Возможно, Пенни пообещала ухажеру лишнего, а когда пошла на попятную, тот в порыве злости распластал ее на полу, прижимая упирающееся тело коленками.

Нарядное выходное платье лопнуло под беспощадным натиском мускулистых рук. Однако даже в такой безвыходной ситуации Пенни повезло. Хвала небу за агентов национальной безопасности, подумала Пенни, заметив, как от стены отделился незнакомец в серой фланели.

Он мастерски вмазал нападавшему под дых и, пока несостоявшийся насильник ловил ртом воздух, Пенни успела удрать.

После переезда ангелы-хранители опять-таки ее не покидали. Неоновые огни Большого Яблока отражались в зеркальных очках, а их обладатели по-прежнему наблюдали за ней издалека. По мнению Пенни, они охраняли ее, как наверняка охраняли всех без исключения добропорядочных американцев.

Пока она была занята своими мыслями, пробка рассосалась. Подскочил швейцар, распахнул дверцу. Пенни расплатилась и перевела дух. Мобильник показывал четверть девятого. Но у Пенни Харриган не было выбора. Мистера Вклинуса тоже не видно. Штат фотографов, дежуривший за плюшевым канатом, не удостоил ее взглядом. Никто не спешил заполучить ее снимок, не комментировал в микрофон, как шикарно она выглядит, не расспрашивал про платье. Швейцар снова бросился открывать дверцу, и Пенни не осталось ничего другого, как гордо шагнуть под золоченые своды ресторана.

В вестибюле она тщетно пыталась привлечь внимание метрдотеля. Ее просто не замечали. Рядом вальяжно фланировали элегантные гости в ожидании такси и свободных столиков. В общем гомоне смеха и разговоров Пенни потерялась окончательно. Ее платье едва дотягивало до здешних стандартов. На бижутерию откровенно косились. Может, и правда податься домой? Там проложим алую роскошь папиросной бумагой, а утром вместе с фирменным чехлом вернем в магазин.

И смиримся, что мужчины разряда Максвелла не встречаются с девушками вроде нее. Да и можно бы, не болтай она про свидание направо и налево. А этого допустить нельзя. Ну хоть бы один светский хроникер ее заметил, хоть бы разочек щелкнул фотозатвор папарацци — и правда восторжествует! Гонимая этой мыслью, Пенни решительно направилась ко входу в банкетный зал.

Вниз вела устланная ковром лестница, и всякий вновь прибывший неизбежно оказывался под перекрестными взглядами многочисленной публики. Стоя на верхней ступеньке, Пенни ощущала себя на краю высокого обрыва. Сзади напирали богатые и властные, блокируя путь к отступлению. Кто-то недвусмысленно громко прочистил глотку.

В ресторане яблоку негде упасть, все места заняты. Из бельэтажа выглядывают менее удачливые претенденты на столики. Пенни торчала у всех на виду, будто угодила на сцену. В середине зала сидел одинокий посетитель.

Огни люстры зайчиками скакали в его светлой шевелюре. Мужчина коротал время, делая пометки серебряной ручкой в блокноте. Весь ресторан не сводил глаз с блондина, но в чисто нью-йоркской манере: Ловили его отражение в полированном серебре лопаточек для масла.

Очередь за спиной недовольно загудела. Пенни не могла двинуться с места. Придется кому-то — швейцару, парковщику — брать ее на руки и выносить за дверь, как мешок с картошкой. Наконец блондин оторвался от блокнота, встретился глазами с Пенни. Народ хором проследил за его взглядом. Мужчина поднялся, и гомон моментально стих. Словно взмыл невидимый занавес, призывая любителей оперы к молчанию. Не отрывая глаз от гостьи, блондин пересек зал и взошел по лестнице.

В двух ступеньках остановился, протянул руку. Ситуация в офисе повторялась с точностью до наоборот: Линус Максвелл в роли галантного эскорта. Точь-в-точь как это было с ее шикарными предшественницами. Помогает сойти в зал. Ведет мимо притихшей публики. Любезно отодвигает стул, усаживает, сам устраивается напротив и захлопывает блокнот. Затем ее визави подался вперед и стремительно замахнулся, как для пощечины.

Пенни невольно зажмурилась, а когда открыла глаза, перед ней, едва не касаясь носа костяшками, висел кулачище. Платье необходимо вернуть хотя бы и ценой опоздания на работу.

В сказках Золушка не бежит спозаранку возвращать обновку с туфельками, заодно поеживаясь от страха, что некий бдительный продавец выявит изъян и откажется принимать товар обратно. Несмотря на сказочные яства и вина, особым волшебством на ужине не пахло. На них продолжали пялить глаза. Поди попробуй расслабиться и отдохнуть, когда сидишь как в аквариуме.

И дело вовсе не в Максвелле: Не романтический ужин, а скорее собеседование в особо неформальной обстановке. Зато Пенни на нервной почве болтала без умолку и, будто страшась пауз, заполняла их рассказами о родителях — Миртл и Артуре, типичных обитателях пригородной жилой застройки.

Пустилась в воспоминания о студенческой юности, поведала про своего обожаемого питомца, скотч-терьера Димпи, и его безвременной кончине в прошлом году. Максвелл слушал сбивчивый монолог с вежливой улыбкой.

Спасибо официантам, чье периодическое появление давало Пенни небольшую передышку. Нет, этого она не знала. Более того, Максвелл, сам того не подозревая, спас ей жизнь. У Пенни была чудовищная аллергия на моллюсков. Один сочный кусочек фирменного блюда — и лежать бы ее раздутому трупу на полу. Видя, что спутница встревожена, Максвелл мгновенно сориентировался, заявив:. Она понимала, что выглядит глупо, но остановиться не могла.

Впервые на нее обратили внимание, по крайней мере в Нью-Йорке. Здесь, вдали от дома, родительские чаяния сменились ее личным беспросветным отчаянием. Вечерами Пенни отправлялась блуждать по окрестностям и ходила до тех пор, пока город не засыпал, а ноги не начинали гудеть от усталости. Она бродила по Верхнему Ист-Сайду, мимо дремавших домов с недремлющими швейцарами, чей взгляд провожал ее из роскошных вестибюлей.

Горделивые здания, шикарные апартаменты, предел мечтаний всех и каждого. Можно сказать, Пенни пыталась внушить себе, что вожделеет того же. Потому как на деле все было не так. Ее не прельщали атрибуты успеха. Нет, Пенни жаждала настоящей власти, хотя и сама полагала свои амбиции бредовыми. Вдобавок ее не интересовало ничего из того, что хотелось прочим женщинам.

В них словно бес вселялся, заставляя роем гоняться за мирскими благами. И это тревожило, вынуждало ощущать себя пчелкой-отщепенкой, которой заказан доступ в некий улей.

Если девушка ровно дышит к героям киноэкрана и ароматическим свечкам, с ней, похоже, что-то не так. Изо дня в день она наблюдала, как адвокатессы или властные бизнес-руководительницы яростно терзают мобильники, тявкают приказы в трубку — и все без тени прогрессивных устремлений, эдакой просвещенности.

С известных пор их карьера утратила ореол уникальности. Пенни же стремилась выйти за рамки рефлекторных условностей, навязываемых текущей гендерной политикой. Адвокатура не была пределом ее мечтаний. В подростковом возрасте все — родители, учителя, исповедник — наперебой внушали ей, что человеку необходима цель и план ее достижения. Главное — чему-то себя посвятить. Карьеру адвоката она выбрала наугад, вытянула вслепую, как фант из шляпы. Если оставить в стороне Хайнд с ее президентством, карьера адвокатессы вдохновляла не больше, чем перспектива щеголять в собольем манто, ведя на поводке двух афганских борзых с бриллиантовыми ошейниками на Верди в Метрополитен-опера.

Нет, положа руку на сердце, призналась Пенни, она не знает, чего хочет, зато ей известно другое: Максвелл не стал расспрашивать да уточнять, однако слушал внимательно.

Вглядывался в нее, будто запоминая. В перерыве между закусками и салатом он снова достал блокнотик, в котором делал пометки перед ее приходом, и открыл его на чистой странице. Снял серебряный колпачок с авторучки и принялся записывать — по всей видимости, ее страхи.

Непрерывная писанина выдавала в Максвелле либо отъявленного хама, либо человека на редкость чуткого и отзывчивого. Сам факт, что за ней конспектировали, заставлял стесняться, но остановить поток откровений не мог: Пенни впервые призналась кому-то, что жизнь застопорилась. Прожив двадцать пять лет паинькой-отличницей, она вдруг угодила в чудовищный тупик.

Исчерпала свой внутренний потенциал. Пенни все говорила и говорила, хотя понимала, что им с Максвеллом вряд ли суждено встретиться снова. Лучшего исповедника и желать нельзя. Под пристальным взглядом мужчины Пенни расцвела. Осмелев от его внимания, качала головой, чтобы затанцевали сережки.

Томно прижимала руку к груди, касаясь кончиками пальцев вьющегося нефритового дракона. Украшения напоминали, как ей повезло с подругами. Голубые глаза Максвелла неотступно следили за каждым ее жестом. Он улыбался и не перебивал. Не отрывая встречного взгляда, он тем не менее продолжал строчить в блокноте. Максвелл выглядел чуть ли не влюбленным.

И не из-за минутной вспышки страсти. Любовь с первого взгляда тут тоже ни при чем. Нет, его явно очаровывал звук ее голоса. Он подавался вперед всем корпусом, будто целую жизнь искал только ее и теперь нашел. Вот какого внимания Пенни хотела от мира. Чтобы повсюду ее знали и любили. О чем и не замедлила объявить. Вопрос лишь, как добиться всенародного признания. Для этого требовался учитель, наставник — словом, тот, кто поможет ей раскрыться. Стоя перед запертой дверью бутика, Пенни специально держала фирменный чехол с платьем повыше, чтобы ненароком не подмести тротуар.

Перед глазами одно за другим проплывали все те изысканные блюда, насладиться которыми ей так и не довелось. Уж слишком она боялась посадить пятно. Одно неловкое движение — и потом пять лет будешь расплачиваться за собственную неуклюжесть.

Протянув чехол, Пенни собрала волю в кулак и отчеканила:. Ну точно — нашла винное пятно! Или каплю шоколадного мусса. А может, унюхала табачный дым или парфюм. Возможно, всему виной воображение, но Пенни вдруг почудилось, что магазин битком набит людьми, и все — от посетителей до продавцов и последнего охранника — прислушиваются к их разговору.

По соседству с громадными буквами помещалась цветная фотография: Пенни с Максвеллом за столиком. Тут не отопрешься, платье она надевала. Пенни быстренько подсчитала в уме. С учетом цены и текущего процента по кредиту, за платье удастся расплатиться годам эдак к сорока. Да они в очередь на вас выстроятся! Свяжусь с кем надо, так что, если планируете и впредь встречаться с мистером Максвеллом, эти бренды вас озолотят. Гм, заманчиво, но есть нюанс: Второе свидание не гарантировано.

Никто ничего не обещал. Пенни не стала произносить это вслух, но еще не известно, свидятся ли они вновь. Оглянувшись по сторонам, девушка отметила, что со всего бутика к ней потянулся народ. Кто в униформе, кто в норковых шубках. Даже продавщица, еще вчера столь недружелюбная, нынче застенчиво улыбалась.

Глазки у нее оживились, заиграли искорками. Она со вздохом прижала руку к груди, словно успокаивала взволнованное сердечко, и промолвила:.

Замок отпирался двумя ключами. Банковский клерк вставил свой, повернул и, дождавшись, когда Пенни повторит процедуру, вышел, оставив ее наедине с металлическим ящичком. Опасливо оглядевшись, она вытащила из сумочки крошечный розовый предмет, сунула в ящик и быстро заперла. Теперь ее товарки со сверхразвитым коммунальным менталитетом не позаимствуют диафрагму. Дома она вернула подругам сережки и кулон.

Когда мобильник Пенни реагировал на входящий звонок или эсэмэску, Гуань Ци и Эсперанса выжидающе замирали. Но всякий раз это оказывались родители. Назавтра в газетах появилась ее фотография: Торчишь тут как дура с мороженым и вдруг видишь себя же вчерашнюю с таким же ведерком.

В магазине ее уже знали в лицо, норовили похлопать по плечу, чтобы как-то утешить. Кассирша отказывалась брать деньги: Стать объектом жалости в Нью-Йорке — городе, в принципе не знающем жалости… Докатилась, что и говорить. Спустя несколько дней перестали сходиться штаны — дала о себе знать утешающая, к тому же дармовая еда. Устроившись в уединенной кабинке среди претенциозного антуража, Тэд развлекал ее байками про охоту за девичьими трусиками в Йеле и в деталях изложил свою биографию, явно понимая, до чего сильно проигрывает на фоне ее недавнего ухажера-миллиардера.

Пытался хвастаться спортивными достижениями — дескать, стал капитаном студенческой гребной команды — и даже предъявил доказательство: Зануда, сил нет, но Пенни была ему благодарна. Его трескотня отвлекала от мрачных дум про публичное унижение и разбитые надежды. К своему вящему изумлению, Пенни вдруг заметила, что держит Тэда за руку.

Если поначалу ей только хотелось создать видимость романа в расчете на зевак, то теперь… Творилось нечто волшебное. В воздухе поплыли флюиды. Из ладони в ладонь. А не сбегать ли к ячейке, пока банк не закрылся?.. Пенни не была ханжой, блюстительницей нравов, цокающей язычком. Не считала секс до свадьбы греховным… просто не видела особых преимуществ в безразборчивых половых отношениях.

Готовя курсовую работу по гендерным исследованиям, она узнала, что оргазм недоступен тридцати процентам женщин, и она, судя по всему, попадает в их число.

К счастью, в жизни есть и другие радости. Латиноамериканский джаз, к примеру. Фильмы с Томом Беренджером. Глупо гоняться за недостижимым удовольствием, рискуя заработать герпес, вагинальные бородавки, гепатит, ВИЧ или нежелательную беременность.

Однако пальцы Тэда пахли так приятно. Как же она ошибалась на его счет! Амбициозный молодой адвокат жаждал ее, а не Моник. Об этом говорили его глаза. Может, и на сексе поторопилась поставить крест? Может, все дело в правильном партнере? Он крепче стиснул ей руку. Тэд и его головастик.

Пенни чувствовала его дыхание, отдающее телятиной а-ля князь Орлофф. Как вы не поймете, пылко внушала Пенни всем и каждому, что К. Линус Максвелл не какой-нибудь компьютерный ботан, только и умеющий разбираться в Интернете. Он глава транснационального концерна, мирового лидера в сфере сетевых технологий, спутниковых телекоммуникаций и онлайн-банкинга.

Не допускающим возражения тоном рассказывала Моник о максвелловых предприятиях, где занят миллион людей с хвостиком, а клиентов у них в сотни раз больше. Из года в год его благотворительный фонд жертвовал по миллиарду долларов на каждый из глобальных проектов по борьбе с голодом, онкологией и защитой прав женщин. Ситуация с президентством Хайнд лишний раз подтверждала, что Максвелл особенно радел за равенство полов.

Он основал ряд школ в Пакистане и Афганистане, чтобы дать тамошним девушкам шанс на светлое будущее. Финансировал политические кампании по всему миру, помогая занимать ведущие посты тем женщинам, кто обладал лидерскими качествами.

Именно самоотверженность и альтруизм отличали Максвелла от прочих денежных мешков, убеждала всех Пенни. И, не дожидаясь ответа, продолжала: Сожги и смой в унитазе! Дай мужику себя обрюхатить! Вдобавок родители повадились звонить ей именно по ночам. Наверное, надеялись застукать с поличным. Пенни повесила трубку, выдернула телефонный шнур из розетки и откинулась на подушку. В таком деле спешить нельзя. Сколько ее подруг прогулялись к алтарю, а теперь влачат унылое существование с добровольно-принудительным отправлением супружеского долга.

Как при пожизненном сроке, когда свидания со второй половиной можно по пальцам сосчитать. Не важно, в богатстве или в бедности, обоюдная страсть — вот залог счастливой семьи. Пенни не давала покоя мысль, что все предыдущие романы Максвелла длились почему-то по сто тридцать шесть дней.

Едва ли это совпадение. Именно сто тридцать шесть, ни днем больше, ни днем меньше. И наконец, Максвелл сам не торопился загнать ее в койку. Неизменно вежливый, галантный, но вечно отстраненный. Пенни даже начала сомневаться, не покривила ли Алуэтта душой, назвав его лучшим любовником. Наверняка у французской красавицы бывали мужчины и получше, по-настоящему горячие и страстные самцы. А вот Максвелла неутомимо-напористым не назовешь. На каждом свидании он только и делал, что смотрел, слушал да строчил в блокнотике.

На яхтенных вечеринках незнакомые женщины злобно таращились на его спутницу. Костлявые и прямые как скалка супермодели фыркали при виде ее нормальных, человеческих бедер. Недоуменно качали своими муравьиными головками со вздернутыми скулами.

Мужчины плотоядно облизывались, решив, надо думать, что Пенни околдовала Максвелла особыми сексуальными талантами. В нескромных взглядах читались сцены разнузданной содомии, перемежаемой контрапунктными аккордами из орального секса. Вот бы народ подивился, узнав, что богатейший человек на свете приглашал ее покататься на лыжах в Берн, на бои быков в Мадрид и ни разу — в постель.

На момент встречи с Максвеллом Пенни не была девственницей. В колледже ей доводилось заниматься сексом. Но она никогда не заводила нескольких бойфрендов параллельно.

И делала это только с парнями. И только не сзади! Она, во-первых, не извращенка, во-вторых, не шлюшка. Вдобавок каждый мнил себя прирожденным танцором и настоящим героем по части постельных подвигов. Про макак, тыкающих палкой в муравейник. Итак, секс у Пенни был, только оргазма не было.

Да, окончив юридический колледж, Пенни не была девственницей, но это тоже не повод расслабляться. На частном сверхзвуковом самолете до Парижа не дальше, чем до центра Манхэттена. Максвелл мог в любой момент увезти ее на другой конец света просто пообедать, но к полуночи неизменно возвращал в убогую квартирку на Джексон-Хайтс.

Когда из вечера в вечер на светских тусовках и премьерах видишь одни и те же брезгливые или похотливые физиономии так называемых сливок общества, мир кажется еще теснее.

Даже на вершине Эйфелевой башни, когда у твоих ног распростерся сияющий Париж, Пенни лишь потягивала шампанское, робея перед сильными мира сего. Хотя ночь выдалась теплой, девушка мерзла в открытом платье от Веры Вонг. Максвелл, обычно столь заботливый, был вынужден куда-то отлучиться, и теперь ее сверлил чей-то враждебный взгляд. Посмотрев по сторонам, Пенни поняла, что не ошиблась: Именно эту женщину Пенни видела размноженной на экранчиках сотовых телефонов. Гости жадно наблюдали, как актриса подбирается к сопернице, описывая хищные круги вокруг добычи.

Обтягивающий костюм из обливной черной кожи придавал ей сходство с пантерой. Сквозь оскаленные зубы вырывалось змеиное шипение. Как всегда, потянуло удрать с поля битвы. Только бы Максвелл поскорее вернулся! Вот Моник запросто отбилась бы от свирепой амазонки, да и Дженнифер Лопес и Пенелопа Крус наверняка сумели бы задать француженке хорошую трепку.

Пенни же не нашла ничего лучше, как отвернуться и напрячься в ожидании удара. Острые коготки впились Пенни в плечо, вынуждая повернуться лицом. До невозможности холеные черты искажала ненависть. Пенни покрепче вцепилась в фужер с шампанским. Ежели дойдет до драки, надо будет плеснуть актриске в глаза. Толпа разочарованно поджала губы, когда кинодива отвернулась и пошла прочь; народ расступался. Пока Алуэтта не скрылась за дверью лифта, никто не вымолвил и слова.

По всему выходило, что отвергнутая пассия ревнует. Французская богиня до сих пор влюблена. Пенни посмеялась про себя. Ей, самой заурядной Пенни Харриган, завидует мировой секс-символ. По обыкновению, устроился рядом и застрочил в блокноте. Ну что ты будешь делать…. Та вкратце обрисовала пропущенную им сценку. Как Алуэтта подошла к ней, пригрозила. На бесстрастном лице Максвелла мелькнуло странное выражение. Такого Пенни еще не видела. Смесь гнева и… любви? Теплый ветерок шевелил его светлые волосы.

И Пенни не устояла. Виной ли тому физическое влечение или желание позлить Алуэтту, но ей вдруг страстно захотелось переспать с Максом. Она взяла его ладони в свои. Прикосновения Максвелла-любовника напоминали о визите к гинекологу. Акушерский циркуль, а не пальцы. То ли врач, то ли ученый; прощупывает, будто пульс замеряет. Время от времени он отрывался от нее, чтобы неразборчивой паучьей скорописью сделать очередную пометку.

Той ночью в Париже слегка подвыпившая, обнаженная Пенни впервые очутилась в постели Макса. Он уже стоял на коленках между ее раздвинутыми ногами. На прикроватной тумбочке теснились всякие диковинки. Тут были граненые хрустальные флакончики, как из-под духов, наполненные неведомой жидкостью сочных оттенков. Среди этих живописных склянок поблескивали простецкие мензурки и пробирки, из тех, что можно найти в школьном кабинете химии.

Имелась также картонная коробка, где вместо бумажных салфеток лежали латексные перчатки; одна чуть топорщилась наготове — только потяни да надевай. Ассорти из презервативов в лабораторном стакане. Ну и конечно, записная книжка Макса. Последним Пенни различила миниатюрный диктофон — в какие управленцы высшего звена на бегу надиктовывают свои мысли.

На ближайшем к постели краю стояло шампанское. Максвелл, казалось, и не замечал ни собственной эрекции, ни наготы Пенни в паре дюймов от себя. Свесившись с кровати, он первым делом налил вина в мерный цилиндр.

Надо же, розовое шампанское… Передав стаканчик Пенни, Макс поднял бутылку и провозгласил тост:. Плеснул туда еще вина, отставил бутылку. С великим тщанием принялся перебирать хрустальные флакончики, из кое-каких добавляя по капле яркого сиропа; при этом взад-вперед листал страницы блокнота, точно сверялся с зашифрованным рецептом. Черпал знания у врачей и анатомов, препарировал трупы — как мужские, так и женские, — чтобы понять механизм удовольствия.

Равномерно взбалтывая содержимое мерного цилиндра, Максвелл вопросительно нахмурился, взглянув на Пенни. Консультировался у ведущих химиков-органиков по поводу коэффициентов трения для различных типов кожи. Пенни скользнула взглядом по его обнаженному телу.

По возрасту он годился ей в отцы, а худощавостью сложения напоминал насекомого. Конечности пропорциональные, четко вылепленные. Как у муравья или шершня. Над бледной безволосой кожей будто трудился умелый портной: Плечи и руки без намеков на веснушки или родинки. Слушая про его творческий подход к сексу, Пенни ожидала увидеть колечки в сосках, грудь в наколках или шрамах после садо-мазо игрищ по обоюдному согласию.

Лишь гладкая — словно у ребенка — кожа, обтягивающая не по-детски крепкие мускулы. Порывшись в тумбочке, Максвелл достал нечто похожее на брызгалку — красный яйцевидный предмет из губчатой резины размером с грейпфрут.

На одном из концов устроено что-то вроде длинного носика из белого материала. Показал, как отвинчивается носик — в резине, как выяснилось, имелась резьба, — потом заправил грушу розовой смесью из мерного цилиндра.

Смотреть бесплатно азиатки порно онлайн без Азиатка и большой Порно с большой. Азиатки; Анал; БДСМ Вернулся с работы и молодая жена сделала Домашний порно кастинг с.

Лесбиянки Аня И Лена Любят Секс Без Члена

hd порно Азиатки С большим удовольствием Красивый и страстный секс. Смотрите, у нас есть самые красивые и голые азиатки. Восточные девушки пленят своей.

Блондинка француженка

Волнующие и сексуальные красивые голые бедра и большие бедра с аппетитными бедрами. Голые азиатки - очень сексуальные девушки, на которых даже просто смотреть приятно, а уж.

Порно Девочки Любят Большие Члены

Секс с женщинами среднего возраста. Порно с мамашами в хорошем качестве смотреть онлайн и. Много качественных фото с порно звездами и бывалыми моделями, которые откровенно.

Русские Впервые Пробуют Анальные Утехи

Зрелые порно

Молодой парень нежно вставляет зрелой брюнетке

Фото голых широких бедер женщин

Секс Порно Анальный Секс Толстушки Онлайн Видео

Машка Захотела Что-То Новенье И Парень Трахнул В Анал

Вставляем Пирсинг В Пипиську Азиатке

Порно Симпатичная Блондинка

Порно Бесплатно Глубокий Анал Большой Член

Шикарная Блондинка И Ее Игрушки - Смотреть Порно Онлайн

Красивый половой акт брюнетки в белых чулочках

Парень С Очень Большим Членом Нежно Трахал Привлекательную Молодую Блондинку Смотреть

Джесика сосёт чуваку его возбуждённый член - смотреть порно онлайн

Блондинка Порадовала Мужа Дрочкой

Большие Попы Анал Порно Видео

Голие Девушки Китаянки

Утро Блондинки Началось С Секса С Парнем

Порно Звезды Азиатского Происхождения

Порно Куколд Анал

Порно Грудастое Японки На Телефо

Два Мокрых Гея Мексиканца Трахались В Анал В Уютной Душевой Кабинке, Получая Удовольствие От Анально

Милашка Жадно Сосет Член И Горячо Трахается Со Своим Парнем - Смотреть Порно Онлайн

Брюнетка мастурбирует пока блондинку трахают - смотреть порно онлайн

Порно зрелых онлайн бесплатно в хорошем качестве - Новинки зрелого порно

Неудержимые сиськи прыгают на члене - смотреть порно онлайн

Азиатка с мягкими губами сосет большой член

Палец В Анале

Только Анал Интересовал Молодого Мужика С Его Большим Членом Во Время Эротических Забав С Вероникой

Горячее порно:

Shane – Шейн – Азиатка С Красивыми И Аппетитными Бедрами Порно Звезда
Shane – Шейн – Азиатка С Красивыми И Аппетитными Бедрами Порно Звезда
Shane – Шейн – Азиатка С Красивыми И Аппетитными Бедрами Порно Звезда
Shane – Шейн – Азиатка С Красивыми И Аппетитными Бедрами Порно Звезда

Напишите отзыв

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Arashir 27.11.2019
Эротика Девушки Фото Скачать
Zulkigrel 19.03.2019
Смотреть Порно Втроем Большие Сиськи
Kazuru 28.11.2019
Скачать Порно Знаменитостей Сальма Хайек
Malataxe 16.03.2019
Гей Порно Анал
Malam 27.12.2018
Скачать Бесплатное Видео На Телефон С Японкой
Tygozragore 30.04.2019
Самая Большая Грудь Украины
Bragami 19.12.2018
Золотой Дождь Прием
Vikasa 13.09.2019
Порнофото Ебли Жен
Zulkizahn 19.02.2019
Порно Лесби С Членами
Shane – Шейн – Азиатка С Красивыми И Аппетитными Бедрами Порно Звезда

protosip.ru