protosip.ru

Найди партнёра для секса в своем городе!

Блондинка руководит тестированием смуглой киски - смотреть порно онлайн

Блондинка руководит тестированием смуглой киски - смотреть порно онлайн
Блондинка руководит тестированием смуглой киски - смотреть порно онлайн
Лучшее
От: Vozshura
Категория: Блондинки
Добавлено: 21.04.2019
Просмотров: 8815
Поделиться:
Блондинка руководит тестированием смуглой киски - смотреть порно онлайн

Кончил На Сладкие Гибки Пышной Блондиночки

Блондинка руководит тестированием смуглой киски - смотреть порно онлайн

Бабушка Стояла Раком И Принимала В Свою Дырочку Члена На Диване Смотреть

Анал Сперма В Жопе Русское

Горячая Брюнетка Сосет И Трахается В Бассейне

Это делается в телефонных звонках. А комитет ассоциации домовладельцев требует, чтобы мы уехали, или он подаст на нас в суд, потому что соседи жалуются на пикетчиков. И я не знаю, почему именно меня превратили в разменную карту каких-то неведомых мне политических игр.

Но, чёрт возьми, полиция, городские власти и даже этот грёбаный комитет живут на ваши деньги, а потому обязаны защищать тебя и маму! Пытаются поймать телефонных террористов, арестовывают тех, кто бросает в наши окна камни и бутылки, приносит оскорбительные плакаты.

Но большинство пикетчиков не нарушают закона. Это укладывается в право граждан на свободу слова и собраний, но мешает соседям. И мешает работе фирмы. Мать уже уволили, меня скоро уволят.

Подписывайте договор с риэлтерской фирмой, пусть ищут вам покупателя или арендатора, а сами поезжайте месяца на три в Индию, мама всегда мечтала посмотреть эту страну. С буллингом и моббингом по-настоящему эффективно можно бороться только двумя способами — или уйти из стада идиотов к нормальным людям, или не обращать на идиотов внимания и делать своё дело.

На территории вашей ассоциации домовладельцев в преследование втягивают соседей, а они радостно присоединяются вместе с комитетом, который обязан защищать интересы любого члена ассоциации.

Ну и зачем вам эти уроды? Но скажи мне правду, дочь — ты действительно не сделала ничего бесчестного? Я помогаю людям, которые отличаются от толпы, жить так, как они хотят.

Эти люди прекрасно понимают, что делают, и никого к себе насильно не тянут. Папа, ты же всегда учил меня не отказываться от того, что я считаю правильными, и самой делать себе нужный мир. Так теперь последуй сам своему совету. Тут всё тихо, а то, что в офисы миссии звонят и шлют письма, можно игнорировать.

Я не знаю, почему началась эта травля. Набежало неизвестно откуда стадо психов и устроили вакханалию. Наши программисты ищут источник, но пока результатов мало. А за нас не бойся.

Мы завтра же уедем в Индию, купим матери самое красивое сари и посадим на увешанного побрякушками слона как настоящую магарани. Работаем, у нас эфир скоро. Мы же лучшие и всех взорвём! Девианс — одна из богатейших стран, здесь пожертвований будет больше, чем где бы то ни было. И… Миз Стоун, гендирекция настоятельно рекомендует вам подписать заявление об увольнении по собственному желанию.

Но тогда сумма выходного пособия будет в два раза меньше. И в резюме появится не самая приятная строчка. Хороших специалистов не сокращают, так ведь? Но они могут увольняться сами, если работа становится для них мелкой и не интересной.

Робсон положил перед ней листок с текстом. Она быстро прочитала, поставила подпись и вышла из кабинета. И буду искать работу в какой-нибудь гуманитарной миссии в Конго или в Сирии. Там на переизбыток сотрудников не жалуются, а потому на весь этот идиотский скандал им плевать. К тому же там деньги тратить некуда, я смогу посылать почти всю зарплату родителям.

А максимум через полгода наша и местная политота придут-таки к консенсусу, и я смогу вернуться в Штаты, не опасаясь преследований религиозных психопатов и ультра-правозащитников типа Виолетты Корелли. Нашла из-за кого реветь! Да плюнь ты на этих уродов.

Тебя любая гуманитарная организация с руками оторвёт. С работы их тоже уволили. Но ничего, программеры найдут того, кто всё это затеял, и он сядет как террорист. Просто немного сдали нервы. Меня так просто не сломать. Это только кажется, что цветы хрупкие и беззащитные, а на самом деле они ломают асфальт и гранит. Я всегда была мелкорослой, нескладной и хилой, да и на морду так себе. К тому же ботанка.

Поэтому травли от одноклассников мне хватало. Но родители говорили мне не сдаваться и придумать дело, которое объединит со мной большинство тех, кого дразнят. Я придумала делать комикс, родители помогли мне собрать единомышленников в школьный клуб. На следующий год список желающих купить комикс был на две страницы. Мы стали звёздами начальной школы, но нам к тому времени было глубоко наплевать, что думают о нас другие. Ты всегда победишь и будешь звездой. И знаешь, когда откроешь свой гуманитарный фонд или организацию, позвони.

Я приду к тебе работать, даже если из сотрудников будет только нас двое. Ни Сандра, ни Бэт не заметили мертвенно-бледного Эрика, который стоял на пороге бухгалтерии и слышал весь разговор. Я не успел сказать вам в офисе. Выбрала подходящего, договорилась о приёме. Результаты оказались не так плохи. Сандре не требовалась покидать Девианс в течение двадцати четырёх часов.

В её распоряжении было тридцать суток. С квартирой дело обстояло несколько хуже. Арендовала её организация, и Сандра, уволившись, жильё теряла. Но закон давал семьдесят два часа на сборы. Это позволяло не только спокойно и аккуратно упаковать вещи, но и успеть подыскать приличный недорогой мотель либо дешёвую чистенькую квартиру с посуточной оплатой. Сандра позвонила в фирму проката автомобилей и перевела аренду машины на себя.

Теперь можно и домой. Эрик сидел в гостиной и вскочил при её появлении. Сандра глянула на его бледный, лихорадочный вид и сказала:. Всё это устроила Виолетта Корелли. Вы к её выходкам вообще никакого отношения не имеете.

Но у сердца нет мозгов. Оно до краёв наполнено чувством вины, простите мне такую пафосную метафору. И моё сердце всегда было сильнее разума. Если я не пройду через искупление, вина меня просто раздавит. Выглядел Эрик всё хуже и хуже. И чем жёстче, чем лучше. Я купил всё необходимое. Миз Сандра, платница сделает всё, что нужно, вам достаточно просто приказать мне пойти к ней.

Эрик неверяще посмотрел на Сандру и рухнул на колени у кофейного столика, достал из-под него и положил на столешницу ротанг, четыре пары наручников и кляп. А ротанг — это десятка. Сандра посмотрела на замершего на коленях Эрика, на ротанг, на столик, на котором он лежал. Столик был немного длиннее, шире и гораздо прочнее, чем делаются такие вещи. Если мужчина встанет на него на четвереньки, женщине среднего роста будет удобно его пороть. Опыт порок у неё был небольшой, но как и куда можно бить, она знала.

Остальное подсказало порно, которое Сандра, как и все новички, смотрела и в качестве учебного пособия. Умоляю сурово наказать меня. Позвольте мне искупить вину! Эрик снимал и складывал одежду на кресло. Сандра тихо перевела дыхание. Сандра подошла, встала позади него. Сандра шлепком заставила Эрика повыше поднять ягодицы и переложила его руки так, чтобы кисти оказались между ступней, а затем надела наручники, приковывая левое запястье к левой щиколотке. Эрик едва слышно вздохнул. Сандра приковала правое запястье к правой щиколотке, а затем ещё одной парой наручников скрепила цепочки оков между собой.

Ротанг — орудие травматичное, слишком сильный удар оставит шрам. И зачем я только выбрала позу, где кожа натянута сильнее всего, и потому более уязвима перед рассечками?

Сандра взяла ротанг, покачала его в руке, примериваясь, и хлестнула диванную подушку, чтобы хотя бы приблизительно определить силу удара. Сандра хлестнула другую подушку. Теперь было слабо, подушка даже не примялась. Удар по третьей подушке вроде бы получился таким, как Сандра видела в реалити-ролике. Теоретически, обычное количество пятьдесят, но в такой позе этого много. К тому же Эрик не мазохист в полном смысле слова. Этого будет как раз. Сандра шлёпнула Эрика ротангом по ягодицам. Удар оказался для него неожиданным, Эрик испуганно и болезненно вскрикнул.

Эрику действительно становилось легче. И эта подлинность чувств разительно отличалась от тех нескольких манерных игр, в которых Сандра участвовала раньше. Она ударила Эрика второй раз. Сандра считала секунды, удары.

Эрик сдавленно стонал, старался сдерживать вскрики. На ягодицах появлялись белые, немного припухшие полосы, которые быстро розовели. Сандра отметила, что скорость нанесения ударов удобнее считать по изменениям кожи, чем по времени, ведь секунды — усреднённый показатель, а скорость индивидуальной реакции на воздействие варьируется.

На одиннадцатом ударе Сандра окончательно успокоилась и обрела уверенность в себе. И — невероятная вещь! По телу стало разливаться пряное, приятное тепло, Сандра довольно улыбнулась. То, что она делала с Эриком, то, что он хотел получить от неё, было по-настоящему необходимым обоим, а потому правильным и абсолютно естественным. Сандра убрала ротанг на полку под столик и взяла ключи от наручников.

Но покрасневшая, припухшая от ударов попка оказалась слишком соблазнительной, чтобы Сандра могла удержаться от искушения сжать её ладонями. Эрик болезненно вскрикнул, а мгновением спустя забился в оргазме. По венам Сандры прокатилась сладкая волна, на несколько секунд она забыла обо всём, и лишь крепче сжимала горячие мужские ягодицы. Эрик благоговейно посмотрел на Сандру, скользнул со столика к её ногам, стал целовать пальчики.

Эрик принёс из кухни ведро, губку, пульверизатор с полиролью и специальную тряпочку, привёл столик в порядок и пошёл готовить ужин. Этот ваш этикет… Иди одевайся, салат я сама доделаю. В кухню Эрик вернулся в широких тонких хлопковых штанах, одетых явно на голое тело, и в лёгкой футболке без рукавов, стал делать чай.

Ужинать он сел на полу, у ног Сандры. Сначала она хотела сказать ему сеть за стол, но махнула рукой. Однако в серьёзной порке я видел лишь мучение. Она всегда была кошмаром и наказанием.

Наставницы говорили, что дверь к этому наслаждению закрыта для меня навсегда. А вы открыли её и позволили мне войти в новый мир. Важно только то, что вы из этого сделали. Теперь я настоящий раб, который может доставить Госпоже любое удовольствие и насладиться этим. Эрик поцеловал ладонь Сандры, прижался к ней лицом. А Сандра смотрела на него с ужасом. Есть грантовые фонды, которые оплачивают обучение талантливых детишек стран третьего мира в США и в Европе.

И в тех же третьих странах полно людей, которым нечем оплатить жизненно необходимые операции. Так что был бы телемарафон, а куда направить собранные средства, найдётся. Но если раньше вы занимались им как сотрудница организации, то теперь вы частное лицо. И нанять вас я не могу, потому что наём иностранцев идёт через Миграционную Палату, в которой надо доказывать, что равноценных специалистов среди граждан Девианса нет.

Не хочу бросать хорошее дело, когда оно близко к завершению. Сандра попрощалась с директрисой и пошла в павильон.

Едва она переступила порог, к ней подошёл темноволосый мужчина лет тридцати пяти, с намечающейся лысиной и небольшим брюшком, и протянул газету с объявлениями о сдаче жилья. Я буду счастлив выполнять ваши повеления. Мужчина погрустнел, занялся проверкой освещения.

Иными словами, это был одинокий или, как здесь говорили, бесхозный Низ. И он очень надеялся получить значок с именем хоть какой-то Госпожи. Не будь он так настырен и липуч, у него был бы шанс получить чью-нибудь метку. Подходящих объявлений было в изобилии, но, увы и ах, дешёвые квартиры и номера в отелях сдавали только мужчинам. Сандре очень хотелось посоветовать ему заниматься своими делами, но абориген мог дать толковый совет. Но почему обязательно Госпожа должна быть платницей?

Даже на этом канале хватает бесхозных рабов с хорошей зарплатой. И любой из них будет счастлив получить вашу метку. Любому мужчине нравится, когда его встречают с работы красивая женщина в сексуальном наряде и запах вкусной еды. Вам надо или назваться мазо-Доминантом и поехать в Яньжэнь, или вернуться в Цивильню и поискать женщину патриархальных взглядов.

А Госпожи потому и Госпожи, что везде и всегда за себя платят сами. Проблема в том, что уехать я смогу только после завершения телемарафона, а из квартиры выметаться надо за двое суток до него. Она достала из сумочки планшетофон и заглянула в организационный план, стала отмечать сделанные этапы. Я о нём совсем забыла. Парню надо постоянную работу искать, а не мотаться со мной по Девиансу.

И вообще учиться держаться от меня подальше. А сподвигнуть будет тяжело. Вчера Сандра ответила согласием на робкий намёк Эрика заняться сексом. Сказалось и собственное возбуждение, и уверенность в том, что Эрик, как и все мужчины, получив своё, тут же потеряет к женщине интерес. Но утро развеяло иллюзии без следа.

Эрик попросил разрешения отослать фото Сандры родителям. Настаивать Эрик не стал, но судя по тому, как светился от счастья, стремился к любому телесному контакту, даже самому мимолётному, переключить его внимание на другую женщину будет нелегко. Сандра вздохнула и пошла в компьютерный отдел. Личные проблемы отдельно, работа отдельно. С вашей стороны готово всё, поэтому попрошу директора дать вам пару дней выходных или премию. Пока не закончится марафон, об отдыхе и думать нечего.

А мне никто не хочет сдавать дешёвую квартиру. Сними её на своё имя, а я оплачу половину счёта. В свою первую гуманитарную миссию я поехала в семнадцать. И это был Канзас после урагана. С тех пор я объездила половину мира, и в девяноста процентах случаях жить надо было то в армейской палатке, то в трейлере, то в глинобитной халупе. Во-вторых, если не устроюсь в миссию, придётся идти работать мойщицей окон.

У меня из образования только школа. А в гуманитарных миссиях платят всё же побольше. Да и зарплату зачастую тратить некуда, так что можно сделать накопления до того, как придёт время идти на скудную пенсию. А последние года два я устала от них. Но ничего другого делать не умею, а поступать в тридцать лет в университет поздновато.

Точнее, возраст для начала учёбы вполне приемлемый и будет таким ещё лет пятнадцать, но очень не хочется из специалиста и руководителя становиться студенткой. Так что придётся дорабатывать в миссиях. Только, во-первых, платят за это гроши такие, что не проживёшь, а во-вторых, права придётся продать издательству и гнать то продолжение, с той скоростью и в том стиле, какие потребует издатель. А издаваться самой… Прибыль будет ещё меньше, чем от издательства.

Эти серии очень прибыльны, но деньги получают только издатели. Эрик огорчения постарался не показать, но вид у него был всё равно такой трогательно-несчастный, что Сандра не удержалась, погладила его по щеке. Он поцеловал ладонь Сандры, потёрся о неё лицом, а когда девушка ушла, схватился за телефон, нашёл в контактах парня, с которым рос в одном воспитательном доме.

Говорили, что у тебя была какая-то жуткая Госпожа, арбитраж лишил её права владения. Но благодаря этому я попал к такой Хозяйке! Макс, это настоящая Богиня. Тот самый Верх, о каком мечтает каждый Низ. Макс, ведь твой Хозяин продюсер телесериалов?

А ты вроде как у него читчиком сценариев? Там чудесные комиксы, особенно те, что для детей. Хозяин хочет запустить хороший мультсериал, но материала смотрибельного нет. Надо что-то особенное, чтобы поднимало рейтинг канала. И чтобы каналы перекупали это друг у друга. Но учти, ты наткнулся на неё сам, случайно. Эти континентальные уроды отказались печатать её комиксы, и теперь Хозяйке неприятно говорить о публикации и всём таком.

Поэтому твой Хозяин должен обратиться к ней так, словно это его инициатива. Без обид, Эрик, но они все с прибабахом. Кейн Дорнан прожёг Эрика Бермана ненавидящим взглядом. Директриса взяла Бермана на постоянку и даже сделала начальником. Зачем ей понадобилось это отребье, Дорнан не понимал. Но Берман со своей командой бегал теперь по всем помещениям телеканала и устанавливал какую-то супернавороченную сеть внутренней связи. И случайно увидеться с ней не получится, Дорнану так и не удалось узнать, где она живёт.

Дорнан видел, как она целовалась с Берманом на лестнице. Такие женщины не лежат в постели бесчувственной колодой, трахать которую ещё хуже, чем резиновую куклу. И это отнюдь не смиренницы, которые покорно ждут, когда мужчина возьмёт на себя инициативу, войдёт в их пассивную киску и раскочегарит.

Нет, они сами берут своим лоном член, овладевают им, подавляют волю мужчины и покоряют его, унося к фантастическому, запредельному блаженству. Таких женщин мало, очень мало.

И при каждой из них всегда есть мужик, а ещё с десяток ждёт оказии оттереть его в сторону и самому отдаться обладательнице вожделенной пещерки всем своим естеством. Дорнану несказанно повезло, спустя всего лишь полгода после переезда в Шактириан он встретил по-настоящему сексуальную женщину, когда она была одинока. Конечно, он красивее и ему всего двадцать четыре, иными словами Берман моложе Дорнана аж на десять лет, однако это не повод сдаваться.

Божественная ступка Сандры заслуживает пестика получше, чем какой-то смазливый длинноволосый щенок. Квартира, которую снял Эрик, была идеальна для быстрого страстного романа, который неминуемо завершится разрывом: Конечно, миллионы людей и это посчитали бы роскошью, но Эрик-то не из тех.

Он вырос в частных воспитательных домах, затем учился в самом лучшем университете Шактириана — причём лучшем не только по уровню преподавания, но и бытовым условиям — а после жил у женщины, которая входит в десятку самых богатых людей Девианса. Но Эрик словно почувствовал настроение своей Госпожи, сел на коврик у ног Сандры, прикоснулся губами к её щиколотке, затем к колену.

Сандра погладила Эрика по шелковистым, пышным волосам и не смогла удержаться, чтобы не начать играть ими, купать в них пальцы, а Эрик счастливо улыбался и едва не урчал от удовольствия. Прогулка по магазину получилась весёлой и заводной — они шутили, смеялись, а когда менеджер отворачивался, целовались.

В итоге купили несколько девайсов как для секса, так и для БДСМ-игр, причём не только порки. Последние Сандра взяла помягче и полегче, всё же уровень мазохичности у Эрика невысок. А после была очень яркая и насыщенная неделя, которая лишь распалила взаимный аппетит.

Он отслеживал перемещения златовласого хлыща с ловкостью настоящего сыщика, резонно рассудив, что тот приведёт его к Сандре. Теперь Дорнан кипел от ярости. Впрочем, с Сандры станется снимать квартиру вскладчину и платить свою половину за продукты. Безработность безработностью, а какие-то сбережения на такой случай у неё должны быть.

И качество арендованной Эриком квартиры как раз в них вписывается. Дорнан снял квартиру в соседнем доме, выбрал её так, чтобы хорошо были видны окна квартиры Эрика.

Парень поселил Сандру на одиннадцатом этаже, а если люди живут так высоко, они часто забывают задёрнуть ночные шторы. Дневные, из тюля или шёлка, зачастую не вешают вообще. Оператором в полном смысле слова он не был, но навыки имел неплохие — иначе не смог бы работать осветителем на съёмочных площадках. Но это ненадолго, Небом клянусь, что ненадолго.

Сандра рождена быть только моей! Когда Эрик принёс пакеты, Сандра стала выкладывать на диван кисти, краски, разнообразные карандаши, лаки, растворители, обезжириватели, упаковки с полимерной глиной, четыре деревянные шкатулки, два деревянных же подноса и разнообразную керамику от белой глазури до терракоты в виде трёх больших блюд и двенадцати кружек.

Путешествия обогащают разум, знаешь ли. Я научилась приёмам Центральной и Южной Америки, нескольких африканских регионов, китайским техникам и даже русским. Раз уж выпал целый месяц, а то и больше безделья, то займусь творчеством. Если повезёт, можно будет продать результаты.

Я присмотрела несколько сувенирных лавок и арт-салонов, куда всё это можно предложить. Но там не особо удобно. Ещё не видела ни одного творческого сайта, который был бы удачно приспособлен под торговлю. Не в смысле платёжных операций, с этим обычно проблем нет, а именно с полноценным и логичным поиском нужного. Даже знаменитый и по сути дела единственный по-настоящему работающий Ебей довольно бестолков. О сайтах для любителей мастерить вообще речи нет, они удобны как зубная боль, вся надежда только на гугл, что он выведет на нужную страницу.

А меню и поиск самих сайтов ужасны. Постоянный контракт и хорошая зарплата побудили Эрика задуматься о том, чтобы купить машину. До сих пор ему хватало арендных, но Хозяйка обмолвилась, что любит загородные прогулки, пикники в лесу, в горах или на берегу моря где-нибудь подальше от людей. И того, и другого, и третьего в Шактириане было в изобилии. А вот снять хороший комбивей для таких прогулок оказалось проблематично. Машин этого типа мало и все старые, поэтому не внушали Эрику доверия.

Он не мог рисковать удобством или даже драгоценной жизнью Хозяйки, предлагая ей такой убогий тарантас. Стало быть, машину надо купить. Эрик несколько дней изучал сайты лучших магазинов Девианса и, наконец, приглядел нужное на Цивиллере Серебристая красавица элегантной формы, на которой приятно показаться в городе, особенно если живёшь в столице Шактириана, где умеют ценить стильность и красоту. Но в то же время с высоким клиренсом, иначе говоря, просветом от земли до днища, который позволял свободно ездить там, где никаких дорог нет и в помине.

Машина оказалась устойчивой как блиндаж и вёрткой как угорь, послушной будто собственная рука, с многорежимным полным приводом и ещё кучей достоинств, среди которых были очень экономный расход топлива, спутниковый навигатор и складывающиеся под специальный щиток задние сидения, когда салон превращался в отличную площадку для интимных дел.

Одно только чтение характеристик сладко будоражило кровь, Эрик упивался предвкушением того, что скоро станет обладателем такой великолепной игрушки. Покупку в рассрочку салон предоставлял охотно, Эрика заверили, что все документы, включая страховку, оформят за полчаса. Единственным недостатком были слабые противоугонные устройства, которые ставил салон. Впрочем, в автосервисах как Цивиллера-8, так и Шактириана противоугонки были не лучше.

В остальном ни к машине, ни к салону нареканий не было. Оставалось съездить в Цивиллер-8 и лично проверить машину. Как не жаль было расставаться с Хозяйкой почти на двое суток, но Эрик отпросился в деловую поездку. Что именно у него были за дела, Сандра не спрашивала, слишком умна была для пустого любопытства.

В итоге Эрик поздним воскресным вечером поставил в гараж дома новенькую машину. А в понедельник утром показал её Госпоже. И принялась с дотошностью опытного путешественника расспрашивать о технических характеристиках, пробовать удобство салона, слушать звук мотора.

Я сегодня работаю с обеда, как раз успеем попробовать эту куколку. Они выехали на дорогу и направились к стадиону, рядом с которым была платная трасса, подходящая для проверки машин. Манера компьютерщиков устраивать производственные совещания прямо там, где идея соизволила войти в их цифровые головы, всегда раздражала Дорнана, но когда на канале обосновался Эрик Берман, стала приводить в ярость. Вот и сейчас засранцы в количестве аж трёх штук во главе со всё тем же Берманом стояли прямо посреди коридора между павильонами и вдохновенно чесали языками.

Тотальный Фемдом тотальным Фемдомом, но на успешном предприятии главенство определяется не половой принадлежностью, а уровнем профессионализма. Поэтому Фишер спокойно относилась к тому, что работает под началом Бермана.

Третий компьютерщик, Тед Корецки, среднего роста, полноватый, рыжеволосый, на шее короткая золотая цепочка с медальончиком-биркой какой-то Госпожи. Практически это был знак брачных уз, потому что надеть или снять постоянный ошейник можно было только с разрешения арбитража, который ничем не лучше суда по гражданским делам в Цивильне и всегда — хоть в Шактириане, хоть в Яньжэне — руководствуется принципами гендерного равенства и запрета на любое несогласованное воздействие на партнёра.

Господа обоего пола имели право заводить сколь угодно большой гарем из ошейниковых рабов или рабынь, но только после того, как в арбитраже убедятся, что рабы действительно на это согласны и ладят друг с другом. Снятию ошейника арбитраж не препятствовал никогда, вопрос был только в том, будет ли одна из сторон платить компенсацию и не попадёт ли в списки неприкасаемых рабов или отрешённых от владения Господ.

Поэтому надевать постоянный ошейник Верхние не спешили, это был очень серьёзный шаг. А сессионный, за который рабов таскают в спальне или обозначают, что на сегодня этот раб выбран из нескольких других, или выгуливают его на улице, был просто ещё одной секс-игрушкой и не значил ровным счётом ничего.

Если был постоянный ошейник, то сессионный надевали вместе с ним. Поэтому неудивительно, что рабы и рабыни, включая Корецки, горделиво выставляли постоянный ошейник напоказ даже в Цивильне. И движок сайта мы втроём не потянем. А дизайн сделает моя Хозяйка, она сама захотела помочь.

Но я не собираюсь класть все яйца в одну корзину, поэтому нашёл тех, кто заменит любого участника, включая вас двоих. Долю в проекте получит тот, кто дойдёт до финала.

Это будет оговорено в контракте. Вытеснять кого-то, чтобы заполучить его огород, я не дам возможности никому, потому что каждый выполняет только свою работу, а если этот человек уйдёт, то на его место и за его долей придёт новый специалист. И как-то надо решить вопрос с отчётом о совершаемых на нём сделках перед налоговой. Налог с каждой сделки будет идти в местную и федеральную казну автоматически, а участники получать справки об этом.

Я сделаю опционал по типу того, что был в головной фирме моей бывшей Хозяйки. Но доработаю его, будет удобнее. Юристы проект на экспертизу уже получили, через неделю пришлют заключение и рекомендации. А когда сайт раскрутим, заключим постоянный контракт с солидной юрфирмой. Тестируем защиту комнаты для переговоров? Дорнан вернулся в павильон, стал командовать установкой освещения.

Женщины стали обсуждать перспективы нового ток-шоу, а Дорнан замер, озарённый мыслью. А такая дорогая игрушка не может не вызывать зависти. С трудом дождавшись окончания рабочего дня, Дорнан, минуя все пивные погребки, где был завсегдатаем, поехал домой и сразу же сел за компьютер, установил программу для анонимного сёрфинга по запрещённым сайтам. Утомлённый жаркой интимной страстью Эрик крепко спал, а Сандра стояла на балконе, смотрела на тропическую ночь и пыталась разобраться в себе.

Она привыкла к климату архипелага, который был не похож на всё, что Сандра видела раньше. Организм вжился в него и даже стал находить преимущества по сравнению с другими регионами.

И Сандре нравилась немного сумасшедшая, но очень удобная и безопасная жизнь Шактириана. Здесь можно было расслабиться, вернуть ту беззаботность и лёгкость, которая всегда нравилась Сандре. А ещё ей было очень хорошо с Эриком. По-настоящему хорошо, как не было ещё ни с одним из немалого числа любовников. Эрик идеально вписался в её жизнь.

Их вкусы совпадали практически во всём — кулинарии, фильмах, музыке, книгах, взглядах на политику, мораль и социум… И они отлично совпадали в сексе. Всё, что Сандра предлагала попробовать Эрику, всё, что он просил попробовать её, нравилось обоим. Сандра испытывала чувство гордости, когда Эрик выходил на улицу с её меткой. Этот великолепный, умный, страстный, сильный и нежный мужчина принадлежал только ей и радовался этому. Он даже согласился на пояс верности, сказал, что это будет великолепно — так абсолютно принадлежать Госпоже.

Их роман был идеален. Дело даже не в том, что Сандра старше Эрика на шесть лет. В наше время это давно стало обыденностью, в Штатах немало пар и с б о льшим разрывом в возрасте, а в Шактириане мужчины вообще чувствовали себя комфортнее с женщинами постарше их.

Разница в зарплате тоже не препятствие, шлюхой женщину делает не то, что сожитель или муж оплачивает большинство расходов, а неготовность в любую секунду начать обеспечивать себя самостоятельно и отсутствие желания самой решать все свои проблемы. Сандра к самообеспечению была готова.

В сети она нашла работу консультанта в туристическом агентстве, два арт-салона и три человека на Ебее купили её росписи. Деньги не ахти какие, но жить на это можно отнюдь не впроголодь, причём в любой точке мира. Сандра никогда раньше не ждала, чтобы с её проблемами справлялся кто-то другой, не стала делать этого и сейчас. Потому и стояла одна на балконе, пытаясь в ночной тиши найти разгадку того ребуса, в который превратилась её жизнь. У него началась отличная карьера, появилась должность с высокой зарплатой и необременительным графиком, что позволяет начать свой бизнес.

И зачатки этого бизнеса уже есть. А я через неделю уезжаю из Девианса. Конечно, мне наверняка дадут туристическую визу ещё на месяц, но это не решение. Турист может въехать в Девианс только один раз в году. Так что через семь суток или через тридцать семь, но я отсюда уеду. Или меня депортируют без права на возвращение.

Дело вовсе не в том, что это принесёт боль — Сандра сильная, справится. Да и Эрик не слабее. Проблема заключалась в невероятной чувствительности Эрика ко всем настроениям Сандры.

Сандра потёрла лицо ладонями. Если я влезла в жизнь парня и замкнула её на себя, то мне и устраивать её так, чтобы Эрик ничего не потерял в деньгах, мотаясь за мной по миру. Сандра вернулась в гостиную, взяла планшетофон, стала просматривать контакты. Один из плюсов многолетней работы в гуманитарной организации был в том, что знакомств у Сандры накопилось огромное количество, среди них имелись и руководители интернет-банков, трансфертных систем и тому подобных сетевых заведений.

И всем им нужен тот, кто сумеет сделать хорошую программную защиту их предприятий. Учитывая разницу в часовых поясах, время для разговора с одним из них было самое подходящее. Это у нас ночь. А кое-где разгар рабочего дня. Постельной грелкой должен быть я, но согреваете вы, Госпожа. Марк поглаживал свежеполученную цепочку с биркой Хозяина и говорил коллеге, хорошенькой рыжеволосой девушке лет двадцати двух:.

Как и ничего не значит рабство на час тех, кто предпочитает или вынужден иметь дело с одноразовыми партнёрами. Даже на Основнухе Низ имеет полное право не обращаться в арбитраж, а в любую секунду просто снять постоянный ошейник, швырнуть его в мусорку или под ноги, или даже в морду Верха, если он заслужил такое, и уехать в Цивильню.

Любой вариант нашего рабства это только игра. Но секс, и тем более серьёзные отношения без такой игры никому из нас не нужны, а потому чувства, которые мы все — и Господа, и рабы — вкладываем в любой и каждый сеанс этой игры настоящие. И то, что Хозяин дал мне постоянный ошейник, равнозначно обручальному кольцу для цивилов.

У меня аллергия на бюрократию! Нам и так хорошо, уже почти два года живём вместе. Например, для посещений в больнице, для совместных кредитов и страховок и тому подобных дел. Ладно у нас геи формально не могут пожениться, поэтому подписывают пачку бумажек о сожительстве. Но у вас-то можно только одну подписать, и на всю оставшуюся жизнь никакой бюрократии.

Так что послушай Хозяина, он дело говорит. Марк озадаченно похлопал глазами. При всей его нелюбви к формализму, он не мог не признать, что юридическая регистрация постоянства отношений существенно упростит жизнь.

Наш канал готов вложиться в экранизацию. Возможно, подтянут австрийских партнёров. Бюджет мультсериала можно сделать побольше. Если и правда неплох, покажу Хозяину. А ты пока напиши от имени канала письмо Сандре Стоун.

В дирекции сказали предлагать контракт А-2, если будет сильно торговаться, то повысить до А-3, но не больше. Печать туристической визы в шактирианском филиале Миграционной Палаты в паспорт Сандры поставили за десять минут.

Ни один из знакомых Сандры не хотел брать Эрика на работу. А это означало, что хорошей карьере парня конец. Пусть он сам нисколько своим местом на телеканале не дорожит, но Сандре следует быть предусмотрительной за двоих.

А это возвращало всё к тому, что им нужно расстаться. Сандра на мгновение закрыла глаза. Как же это будет больно! Любовь приходит и уходит, и каждая новая лучше предыдущей, а одеваться надо каждый день, кушать вообще три раза в день, платить за жильё каждый месяц. Поэтому сначала работа, и лишь после неё всё остальное. Это же закон биологии — сначала найти кормовую территорию, и только тогда собирать свою стаю или искать пару и размножаться.

Однако сердце не хотело внимать голосу разума, плакало и возмущалось. Сандра сцепила зубы и мысленно велела ему заткнуться.

Полученное послание Сандра перечитала два раза — в первый не поверила собственным глазам, решила, что померещилось от нервного напряжения. А когда осознала реальность произошедшего, позвонила адвокату и настояла на немедленной встрече, доплатив за срочность. Гонорар за экранизацию можно повысить. Не скажу, что намного, но можно. И я поменяю несколько пунктов договора, это защитит ваши права. С деньгами можете уступить и, если они упрутся, взять предложенную ими сумму, но на изменённых пунктах договора настаивайте намертво.

Но меня интересует не только это. Могу ли я получить рабочую визу на всё время работы канала над сериалом? Вроде бы у меня есть право на авторский надзор? Но, поскольку вы уже живёте в Шактириане, Миграционная Палата вряд ли будет акцентировать на этом внимание.

Но с вас возьмут обязательство не устраиваться ни на какую другую работу. Супруга гражданина Девианса автоматом получает бессрочную визу, а через пять лет брака у неё самой будет гражданство.

Миз Стоун, такая девушка как вы и в Цивильне будет окружена толпой поклонников, а в Шактириане тем более не составит труда найти того, кто захочет носить ваш ошейник.

Поэтому мне нужна виза только через работу, а не через брак. Расторжение надоевшего рабочего контракта несоизмеримо проще, чем брачного, и не имеет негативных последствий. С метками, понятное дело. Но даже тогда каждый разрыв приносил боль и мне, и Госпоже. Но мы с женой смогли найти друг друга. И вот уже пятнадцать лет счастливы. Поэтому я и чисто по-человечески поддерживаю ваше решение. После заполните миграционную анкету, заявку на визу, и я пойду со всем этим в Палату.

Такую новость надо было отметить, и она завернула в магазин, чтобы купить лакомства и свечи для праздничного ужина. Одно из преимуществ работы в СМИ, это возможность быть в курсе тех событий, которые из-за своей незначительности для общества не попадут в новостной блок газет и телевыпусков. Берман отпросился на два дня с работы и поехал в Гринвел, городок рядом со столицей Девианса, по делам. А Дорнан каждый час проверял на компьютерах новостного отдела сводки по всем автокатастрофам на мостах и сухопутных трассах, которые вели туда из Кэтрин-сити.

Он ждал сообщения об одной конкретной аварии. Той единственной, которая позволит стать утешителем Сандры, её поддержкой и опорой. Водитель автомобиля с нужным номером не справился с управлением на крутом вираже горной дороги. Машина проломила ограду и рухнула на дно маленького, но фатального для таких аварий ущелья. Бензобак, разумеется, взорвался, не оставив водителю и тени шансов на спасение.

Он ещё раз перечитал сообщение, наслаждаясь удовлетворением от хорошо исполненного замысла. В верхнем правом углу поста мигнуло оповещение, что к данной новости поступили новые подробности.

В салоне обнаружены два тела. Дорнан на несколько секунд потерял способность дышать. Что ей понадобилось в Гринвеле?! Она должна была сидеть дома и расписывать свои черепки! Дорнан встал из-за компьютера и пошёл по коридорам канала, сам не зная, чего ищет и куда направляется. В зонах стихийных бедствий всегда полно мародёров, которые без колебаний убьют того, кто застанет их за обиранием трупов.

А в районах, где есть угроза голода, убивают за пачку сигарет или упаковку аспирина, потому что их можно выменять на еду. Полицейский через стеклянную стену глянул на Сандру Стоун, которая давала показания инспектору. Через два стола от них допрашивали Эрика Бермана.

У неё была очень важная деловая встреча, миз Стоун не могла ждать, пока приедет дорожный патруль. Я проводил её до попутки и вернулся в кафе, глупо торчать под солнцепёком на стоянке. Патруль приехал минут через пять, я показал в телефоне сканы документов о покупке, страховке, регистрации и фотографию самой машины. Как и скан паспорта миз Стоун, она сказала, что даст показания как свидетель.

А всё остальное в телефоне. Как оказалось, это очень удобно. Всё хранила в PDA-устройстве, которое можно было везде носить с собой, как носят мобилку. А это имеет отношение к угону моей машины?

А главное, не боится рисковать по-крупному. И чрезвычайно опытна в этом. Во всяком случае, сам. Пороху у тебя не хватит. Зато вот баба твоя могла такое затеять запросто. А ты пошёл за ней как баран на верёвке, ты же любишь, чтобы тебя бабы за шкирняк таскали. Вот она и потащила. Но сидеть в тюрьме из-за такого позора правоохранения, как ты, я не хочу.

Тебя надо бить только статьями уголовного кодекса, а в этом юрист разбирается лучше. Но сдержался, сел на место. Один из патрульных подошёл к Стоун, но несколько мгновений спустя отступил в сторону, а к инспектору подбежал его коллега, который допрашивал Сандру. Хочешь, чтобы сначала адвокаты обвинили нас всех в дискриминации и по стенкам размазали, а после агенты из бюро внутренних расследований понабежали?

Перкенс вышел из зала, бормоча ругательства. Остальные инспекторы старательно делали вид, что ничего не произошло. Адвокатесса Танояма — маленькая, элегантная, подвижная — сидела в комнате для важных допросов и внимательно слушала инспектора Келлера, молодого светловолосого парня лет двадцати восьми. Сандра и Эрик сидели на соседних стульях. Но эта публика любит общественное внимание, а тут планировалась тихая авария.

Взрывчатки-то совсем мало, только чтобы бензобаки поджечь. И сделана она очень дилетантски, а все эти борцы за чистоту человечества свои мероприятия готовят намного серьёзнее.

К тому же если и взрывать грешницу, то в Нью-Йорке, а не в затерянных посреди Тихого Океана островках. Девяносто процентов американцев плевать хотели на то, что происходит за пределами Штатов.

Сообщение, которым для фанатиков должна была стать смерть нарушительницы норм их морали, не дойдёт до тех, кого они хотят заставить по этим нормам жить. Так вот на сайтах знакомств любой направленности обязательно есть статьи о правилах безопасности для женщин.

И среди них такое: А сами женщины, и среди них бывают не только цивилки, но и Доминантки, и рабыни, в своих дневниках на сайтах знакомств нередко возмущаются тем, что периодически к ним в личные сообщения пишут мужчины, которые, не поздоровавшись и не спросив согласия дамы на знакомство, сразу предъявляют ей инструкцию того, как она должна их удовлетворить.

Не только шактирианка или цивилка, но и яньжэньская бесхозная рабыня за такую попытку заговорить с ней засветит Господину в табло, а в арбитраже скажут, что правильно сделала, и оштрафуют Господина, чтобы неповадно было так к другим бесхозным подходить. Эти люди уверены, что если женщина показывает готовность к знакомству с мужчиной для интимных отношений, пусть даже брачных, то она обязана обслуживать их сексуальные капризы и не имеет права отказаться.

Авторов таких сообщений адресатки банят, но те неадекваты, что поумнее, знакомятся нормально, но на первом-втором свидании начинают предъявлять претензии, и если дама их отвергает, то прибегают к насилию. В лучшем случае это оскорбление, в худшем — изнасилование с убийством. А теперь, миз Стоун, вспоминайте всех навязчивых или излишне требовательных поклонников, которых вы отвадили. Да и не приставали они ко мне, не до того было. А для тех мужчин, которые знали как покупать билет, я тем более была существом бесполым, предназначенным исключительно для делового общения.

В Девиансе то же самое — я работала, и работала много. Мне не то что флиртовать было некогда, я вообще не успевала заметить какого пола человек, с которым вместе решаю очередную проблему. До Австралии я была в Нью-Йорке, но три месяца ни один насильник ждать не станет, потому что кругом ходят толпы новых жертв.

А они, как верно сказала миз Танояма, убивают иначе. Специфика Шактириана такова, что там все одинокие мужчины стараются услужить женщине, но сама женщина для них ничего не значит.

Важен только сам процесс прислуживания. Они не отличат меня от любой другой дамы. Инспектор Келлер, надо знать специфику Шактириана, чтобы оценить всю меру навязчивости этого человека. В переводе на цивильные отношения это означало бы, что он пытается незаметно для свидетелей и камер наблюдения облапать каждую проходящую мимо него женщину.

Бесхозные как будто это чувствовали, и ко мне не подкатывали. Всё всегда было строго по-деловому. Что касается Дорнана, то он действительно слишком навязчив. И делает всё так, что конфликт вынуждена была бы начинать женщина. Поэтому от него проще уйти, чем объяснить, что он не прав. Не знаю, как с другими, а за мной он хвостом не таскался и вообще общество своё предлагал редко, иначе я давно послала бы его громко и конкретно.

Но особенно его не любят в арбитраже. Сандра задумчиво поглаживала шею кончиками пальцев. Келлер отвернулся, потому что от этого совершенно обыденного и банального жеста у него вдруг началось шевеление в штанах.

Максимум, на что его хватит — это школярская пакость, например, налить кленовый сироп в сумку. Не хочу хвастаться, но я лично знаю немало убийц. В Эквадоре наркобароны весьма не против заняться благотворительностью, а потому приглашают директора миссии вместе с координаторами к себе на виллу, где в охране такой контингент, что не в каждой тюрьме увидишь.

А секретари у них истинные рыцари яда и заточки. Тихие такие, интеллигентные, но то, насколько они опасны, за километр чувствуешь. Поэтому Дорнана я проверю. Если он невиновен, то проверка ему ничем не повредит. А вы оба поезжайте спокойно в Гринвел, сделанных вами показаний вполне достаточно. Если что, я сам приеду. Вы ведь в Гринвеле надолго? Его канал вкладывает в этот проект деньги, а потому дал мистеру Берману командировку.

У Бермана шевельнулись желваки, но обе кошёлки, которые были с ним — и любовница, и адвокатесса — схватили ушлёпка за руки. Мужчина в форме песочного цвета и полевого фасона, на груди значок начальника подразделения силовой поддержки, рыкнул:.

Прежде, чем кто-то что-то сообразил, звякнула об пол отброшенная и разбитая кофейная кружка, а вторую, к удивлению публики, Берман держал в руках. Не у всех высшего уровня, но всё равно приличную.

Фарш сделать из такого, как ты, её хватит. Оба состоявшиеся, успешные мужчины, а устроили выпендрёж перед неудачником, которого ни одна женщина, будь она цивилкой, Госпожой или рабыней, не подпустит к себе и на километр.

Без демонстрации понтов не понятно, что перед вами вечный лузер, которого от зависти к вам рвёт на части? Берман и силовик немного смутились, а в зале засмеялись.

Перкенс злобно зыркнул, но промолчал. По залу пробежал злорадный шепоток. Перкенс пошёл к начальству, а Келлер повёл адвоката и потерпевших к выходу. И на счастье, и на беду Дорнана, Девианс — одна из самых спокойных в криминальном отношении стран. А потому пресса уделяет пристальное внимание любому преступлению. В этом было преимущество.

Дорнан успел вовремя перевести деньги со своего счёта на анонимный и скрыться. Голливуд всегда имел склонность к драматизму и империализму. Бергер рассказывает о проходившем в Вашингтоне судебном слушании, демонстрирующем непонимание между Голливудом и хай-тек: Вы можете себе представить директора компании, собирающей компьютеры, который говорит: Его бы побили палками. Последние несколько лет пресса говорила о конфликте между Голливудом и Кремниевой долиной как о битве с пиратством в Интернете.

Однако основная проблема — это вовсе не пиратство. Студии в первую очередь заинтересованы в защите своей новенькой блестящей DVD-империи. Голливудская бизнес-модель навязывает использование двух технологий: Если контроль копирования и может как-то помешать пиратству, то региональное кодирование ни в коей мере не препятствует распространению фильмов в Интернете. Напротив, региональное кодирование запускает процесс перехода фильмов из кинотеатров на домашние экраны, pay-per-view [13] , видео по запросу [14] , кабельное телевидение и цифровое телевидение во всех странах.

В Google вы найдете сотни подобных сайтов, а на еBay — сотни DVD-плейеров, не привязанных к конкретному региону. Споры вокруг пиратства в Интернете — сюжет для более масштабной драмы. Это битва за то, как мы можем использовать и распространять цифровой контент. Мы видим негативную реакцию медиа-гигантов, стремящихся контролировать всех пользователей своих продуктов даже ценой нарушения традиционных гражданских прав, на увеличение числа людей, создающих собственный медиа-контент и принимающих участие в культурной жизни.

В этом конфликте СМИ слишком редко задавали неудобные вопросы. Подействует ли новая волна ограничений, которым подвергнуты законопослушные американцы, описанная в следующих главах на настоящих пиратов? Стоит ли овчинка выделки? Сможет ли цифровая культура развиваться, или для предотвращения пиратства на все электронные устройства будут повешены замки, исключающие изменение контента для личного пользования? Тянущейся уже несколько лет борьбе за верный баланс между свободой и запретами в цифровую эру не видно конца.

Пока Голливуд и технологическая индустрия откладывают решение проблемы, индустрия потребительской электроники, оцениваемая в сотню миллиардов долларов, остается на обочине. Считается, что производители электроники, за исключением нескольких отступников, типа Philips Electronics головной офис в Нидерландах , Archos Франция , Pinnacle Германия , и стартапов, вроде бывшего Diamond Multimedia и Sonicblue, подчиняются крупным компаниям индустрии развлечений.

На то есть причины: Гиганты технологической индустрии, в десять раз превосходящие по размерам Голливуд, в свою очередь, не так восприимчивы к просьбам и лести индустрии развлечений. Однако хай-тек становится все менее надежным защитником потребителей. Это происходит по трем причинам. Во-первых, все осложняет растущая консолидация с медиа-компаниями. К примеру, будучи компанией — производителем электроники, Sony заботилась только о том, чтобы создавать высококлассные устройства.

Однако теперь, когда Sony владеет крупнейшей киностудией и студией звукозаписи, компания, как правило, предпочитает заботиться о защите авторских прав на контент больше, чем о впечатлениях своих клиентов. Во-вторых, конгресс США объявил, что всерьез задумается о введении законодательных ограничений, если индустрия высоких технологий не обратит внимание на проблемы медиа-компаний с цифровым пиратством.

Под нажимом правительства и страхом судебной тяжбы компьютерные компании присоединились к инициативе Trusted Computing [16] , направленной в том числе и на запрет копирования и изменения медиа-контента. В-третьих, производители компьютеров, увидев замедление темпов своего роста, начали завоевывать сферу домашних развлечений, попав в зависимость от крупных развлекательных проектов. Gateway сделала ставку на электронику, занявшись производством телевизоров с плазменным экраном, DVD-плейеров, видеокамер и других атрибутов цифрового дома.

Dell начала выпускать широкоэкранные цифровые телевизоры. Microsoft [] продает цифровые PC-совместимые телевизоры и домашние медиа-центры. Даже мобильный гигант Nokia расширил границы своей деятельности, начав производство мобильных телефонов, которые позволяют отправлять электронную почту, делать фотографии и на которых можно играть в игры. Телешоу можно было увидеть только по телевизору.

Музыку проигрывали стереосистемы и радио. Голливудские фильмы шли только на киноэкранах. Домашние фильмы смотрели на проекционных экранах, если вообще смотрели. Компьютеры были предназначены для работы. Фотографии хранились в фотоальбомах и коробках из-под обуви. Благодаря конвергенции, страшному и модному словечку девяностых годов, которое наконец нашло отражение в реальности, эта ситуация меняется.

Поскольку медиа-контент превращается в последовательность нулей и единиц, то телешоу выходят на цифровых носителях, десять тысяч песен легко помещаются в нагрудный карман, а устройства, необходимые для воспроизведения контента, все больше напоминают персональные компьютеры, оснащенные микросхемами, жесткими дисками и доступом в Сеть. О чем говорят эти изменения? С возникновением новых способов объединения видов медиа-контента потребители становятся создателями, которые хотят больше возможностей для взаимодействия с медиа-контентом, многократно использовать и изменять его по собственному усмотрению.

Новые технологии меняют баланс сил между медиа-компаниями и их клиентами: Подлинная конвергенция появляется тогда, когда люди создают собственный контент или копируют и на свой вкус изменяют коммерческий контент. Осмысленная конвергенция подразумевает участие пользователя. Пока что корпорации ведут в счете. На прошедшем в году в Лас-Вегасе Consumer Electronics Show генеральный директор Hewlett-Packard Карли Фиорина годом позже она была уволена с этого поста выступила с речью, в которой изложила свою версию цифровой революции, открывающей эпоху, в которую любой из нас может стать создателем цифровой фотографии, фильмов и музыки.

Она добавила, что в новую эру мы будем полагаться на те технологии, которые знакомы нам и интуитивно понятны, которые работают, где, когда и как мы захотим. Но ее последующая яростная атака на цифровое пиратство удивила многих []: То, что мы можем бесплатно воспользоваться чужой интеллектуальной собственностью, не означает, что мы должны ей пользоваться.

То, что мы можем все это сделать и не попасться, не означает, что это легально. Фиорина подняла в воздух гладенький iPod, продажей которого вскоре занялась HP, и заверила управляющих медиа-корпорациями Лос-Анджелеса и Нью-Йорка, что ее компания намерена незамедлительно перевести свой рынок, оценивающийся в 57 миллиардов долларов, на сторону шоу-бизнеса: В сущности, мы уже придерживаемся этого курса, создавая такие продукты, как DVD Movie Writer, который обеспечивает защиту цифровых прав.

Если ты с этим не согласен, ты пират. В вопросах общественной политики в цифровую эру хай-тек-индустрия разделилась на несколько лагерей. В качестве amicus curiae [18] Intel направила в апелляционный суд записку в защиту Эрика Элдреда [] , а в году смело боролась против анти-инновационного акта INDUCE. Уайтсайд, представитель Intel в Вашингтоне, так оценивает масштабы борьбы за цифровые технологии: Однако некоторые компании, особенно разработчики программного обеспечения, поддерживают запретительную политику Голливуда.

Многие компании поддерживают направленные против инноваций законы, такие как Акт о защите авторских прав в цифровом тысячелетии [Digital Millennium Copyright Act, DMCA], а также правительственные постановления и промышленные стандарты, ограничивающие использование частными лицами цифрового медиа-контента. Питер Чернин призвал присутствовавших на выставке Comdex Если нельзя рассчитывать на то, что индустрия хай-тек защитит интересы общества, все чаще стремящегося копировать, микшировать и записывать на различные носители культурные произведения, кому остается доверять?

Движению за свободную культуру. Противоборствующие стороны представлены двумя лидерами: Джеком Валенти и Лоуренсом Лессигом. Карьера Валенти стала притчей во языцех. Во время Второй мировой войны он служил лейтенантом военно-воздушных сил и совершил 51 вылет на бомбардировщике B в Италии.

Во время своего выдающегося тридцативосьмилетнего пребывания на посту Валенти стал легендой лоббизма. Настоящий завсегдатай Вашингтона, Валенти превратил MPAA в одну из самых влиятельных лоббистских групп американской столицы.

Индустрия развлечений выделяет на выборы кандидатов в Конгресс около 25 миллионов долларов, не считая пригласительных билетов, которые позволяют тем, кто живет внутри Вашингтонской кольцевой автодороги, тусоваться с голливудскими звездами. Студии контролируют и направляют политику MPAA. После того как в сентябре года Sony приобрела MGM, все крупнейшие голливудские студии стали частью конгломерата, владеющего телесетями, радиостанциями, студиями звукозаписи и прочими дочерними компаниями.

Говоря о Голливуде, я подразумеваю все виды его деятельности, а не только кинематограф. Важно понимать, что Голливуд неоднороден. Все студии — члены MPAA имеют голос в формировании политики, но некоторые из них особенно громко высказывают свое мнение, когда речь заходит о вопросах копирайта и пиратства.

Можно с довольно большой точностью предсказать, как поведут себя крупнейшие студии: В — годах MPAA, можно сказать, завоевала сразу три места в турнире, добившись от Конгресса принятия трех законов.

А закон DMCA объявил нелегальной любую попытку обойти защиту от копирования, установленную на электронных устройствах.

DMCA и Акт Сонни Боно, вызвавшие много нареканий со стороны компьютерной элиты, дали толчок к созданию движения за свободную культуру. Многие американцы запомнили Валенти по его появлениям практически на каждом вручении наград Киноакадемии в течение трех десятилетий.

Его самое известное достижение — это, скорее всего, система рейтингов фильмов G, PG, PG, R, NC [] , которая введена в году и постоянно пересматривается.

Менее известное его достижение — в м он помог разработать систему телевизионных рейтингов, использующуюся технологией V-chip. Восьмидесятитрехлетний седой техасец с нависшими бровями и высохшим телом все еще держит в своих руках власть. Через несколько месяцев он скажет мне, что за год выступил перед тридцатью пятью сотнями студентов из восьми университетов. Похоже, Валенти, с его естественным добродушием и южным обаянием, нравится спорить со студентами на тему цифрового пиратства: Он больше преуспел в убеждении университетского руководства.

По распоряжению MPAA во многих колледжах были введены правила, предусматривающие наказание для студентов, скачивающих из Сети или обменивающихся материалами, охраняемыми авторским правом. Однако голливудская антипиратская доктрина терпит неудачу. В году, когда Голливуд и производители потребительской электроники направили в Вашингтон проект, который они хотели внести в федеральное законодательство, произошло первое крупное столкновение цифровой эпохи.

Помимо прочего, в документе содержалось требование, чтобы компьютер сканировал на наличие кода, запрещающего копирование, все попадающие на него файлы: В году компании индустрии развлечений получили от Конгресса практически все, что хотели, добившись принятия DMCA и увеличения срока действия авторских прав на 20 лет. Но в году Голливуду понадобились новые изменения законодательства, и он во всеоружии подготовился к слушаниям в Конгрессе. Глава Disney обвинил хай-тек-компании в пропаганде стиля rip-mix-burn, являющегося разновидностью пиратства.

Питер Чернин в самых мрачных красках расписали угрозу цифрового пиратства и обратились к Конгрессу с просьбой обязать технологические компании защищать медиа-контент от воровства. Конгресс не стал принимать решение немедленно, но уже в конце года Голливуд убедил Федеральную комиссию по связи принять постановление, предписывающее, как именно люди могут принимать и смотреть шоу с использованием цифрового телевидения.

Но и этого было мало. И все же ему греет душу Trusted Computing — инициатива модернизации ПК, выдвинутая Microsoft и ее сторонниками. Disney, чьим основным доходом до сих пор остается продажа классических мультфильмов, был одной из первых студий, выпустивших фильмы для просмотра по спутниковому телевидению. Disney — в сотрудничестве с Pixar — стал пионером компьютерной анимации. В Интернете Disney открыл ToonTown, первый виртуальный мир для детей.

Студия также ищет новые способы распространения фильмов в цифровом виде. Сам Валенти тоже не технофоб. У него даже есть TiVo, позволяющее ему записывать передачи на жесткий диск.

Однако он считает, что возможные действия зрителей с фильмами и телешоу должны быть ограничены. Валенти также стремится заклеймить все пиринговые сети как рассадник пиратства и порнографии. Неудивительно, что его недолюбливают во многих уголках киберпространства. Но разве его это волнует? Они характерны для любой индустрии, в частности для кинобизнеса.

А на другом континенте Лоуренс Лессиг открывает дверь своего кабинета в Стэнфордском университете. Исполин сетевого права одет в голубой кардиган, светло-желтую рубашку с расстегнутым воротничком и черные джинсы.

На его маленьком розовом лице очки в тонкой оправе. Когда он говорит с характерными размеренными и мягкими интонациями, легко представляешь себе рой карикатуристов, которые будут бороться за право запечатлеть мощь и величие его выдающегося лба, когда проблема, о которой он говорит, достигнет слуха общественности.

В этот день, спустя две недели после сокрушительного поражения на суде по самому важному делу в его блестящей карьере Элдред против Эшкрофта , сорокачетырехлетний профессор права кажется подавленным. Лессиг вложил душу в дело Эрика Элдреда, бывшего программиста из Нью-Хэмпшира, создавшего веб-сайт, на котором были выложены общедоступные литературные работы.

Элдред был доволен таким положением дел и начал выкладывать работы, впервые опубликованные в е годы: Многие, вслед за Элдредом, планировали опубликовать или использовать в своих работах эти источники. Возможно, это вас удивит, но, опубликовав полдюжины своих любимых стихов Фроста и текстов песен Гершвина на веб-сайте, вы нарушаете закон об авторском праве. Вы не можете написать продолжения рассказа Хемингуэя, не получив разрешения от его наследников.

Вы не можете организовать выставку, посвященную Великой депрессии или миграции оклахомцев [27] , не обратившись за разрешением к владельцам фотографий, видео- и аудиозаписей, которые хотите использовать. До недавних пор действие авторских прав прекращалось через 50 лет после смерти автора или через 75 лет, в случае если права принадлежат компании. В этом смысле работа стала общественным достоянием. Но в году вмешался Конгресс, удовлетворивший интересы крупных медиа-компаний, продлив срок действия авторских прав еще на 20 лет.

Акт Сонни Боно отложил ожидаемую дату перехода в статус общественного достояния четырехсот тысяч книг, фильмов и песен до года если только Конгресс вновь не изменит законодательство, как он уже поступал одиннадцать раз за последние сорок лет. В январе года Верховный суд высказал сомнение в разумности Акта, однако оставил в силе решение Конгресса. После оглашения решения суда New York Times написала: Но и общественность имеет такие же права на окончание действия авторских прав и переход работ в статус общественного достояния, когда они смогут использоваться без выплаты отчислений.

Лессиг вспоминает о решении суда: А в руках ваших противников все деньги мира. Ты можешь вспомнить хоть один случай, когда идеалы и принципы побеждали все деньги мира?

И все же Лессиг продолжает бороться. Он не оставил убеждения, что копирайт слишком далеко ушел от своих корней. У его создателей не было и мысли делать из него право на вечное владение — копирайт рассматривался как способ стимулировать творчество на благо общества. В самой конституции черным по белому написано: В последнее время, отстаивая интересы отдельных групп, Конгресс извратил этот аккуратный баланс.

Хотя многие люди думают, что копирайт непременно стимулирует творчество, Лессиг утверждает, что его избыток не поощряет инновации, а используется медиа-корпорациями, чтобы присваивать идеи и сдерживать творчество. Битвы в войне за цифровые права ведутся не за прошлое, а за будущее.

Совсем недавно начался бой за доступ к современным работам. Как смогут миллионы людей в цифровой век ссылаться на чужие работы, адаптировать, заимствовать, сэмплировать и по-новому интерпретировать достижения массовой культуры? Что остается пользователям, если медиа-компании борются с нелегальным использованием своей собственности: Каковы правила боя в цифровом мире?

Лессиг внимательно изучал этот вопрос с того дня, как ему впервые довелось наблюдать столкновение закона с технологиями Интернета. Удивительный профессор права не только выпустил несколько книг об Интернете и правоприменении в киберпространстве, но также организовал в Стэнфорде Центр Интернета и общества Center for Internet and Society , семинар по правоведению и исследовательский центр, где обсуждались судебные процессы, связанные с цифровыми свободами, а также был одним из основателей организации Creative Commons, которая помогает творческим людям гибко управлять их цифровыми правами.

Путь Лессига, сына владельца металлургической компании в Уильямспорте, штат Пенсильвания, как апологета цифровых свобод не был прямым. Однако все, что вы делаете с книгой в Интернете, влечет за собой копирование. На что закон прямо и формально отвечает: А это значит, что необыкновенно большое число обыкновенных творческих занятий оказывается под гнетом закона.

Нам предстоит решить, как будет регулироваться это творческое пространство. Будет ли оно регламентироваться и ограничиваться законом об авторском праве, или же к нему будет применяться более умеренный закон, защищающий коммерческую прибыль и в то же время предоставляющий достаточно возможностей для творческого использования? Лессиг, сделавший пессимизм своим фирменным знаком, боится, что годзиллы от медиа растопчут Интернет и поможет им в этом сочетание скверных законов с защитой от копирования.

Он, как никто другой, понимает, что в тот момент, когда медиа-компании надевают на свою продукцию цифровую броню или, что еще хуже, пытаются превратить Интернет в канал для распространения развлекательного контента, правила становятся частным правом.

Лессиг говорит, что одной из проблем является информирование Конгресса о таком положении дел. Сейчас это считается предположительно незаконным, что не имеет смысла. Голливуд и студии звукозаписи, считает Лессиг, продолжают относиться к потребителям цифрового контента как к лентяям. Мы не сможем взять с полки Библию Гутенберга, открыть ее и заглянуть внутрь. Совсем недавно Лессиг попытался восстановить некоторые файлы, созданные им в году.

Однако файлы были зашифрованы. Компания, создавшая систему защиты от копирования, закрылась. Он не мог получить доступ к собственным файлам.

Следующие несколько лет мы будем наблюдать значительный рост использования личных медиа, связанный с тем, что все больше людей попробуют использовать цифровые инструменты для творчества. И все же подобное заимствование может быть незаконным.

У Лессига руки чешутся устроить выставку, на которой обычные семьи смогут увидеть все великолепие новых технологий rip-mix-burn в присутствии пары защитников интеллектуальной собственности. В какой-то момент родители и другие зрители не выдержат: В чем здесь преступление? Он замолкает и смотрит из окна своего кабинета на кружащийся во дворе вихрь листьев: Месяц спустя я столкнулся с Лессигом на десятой ежегодной конференции South by Southwest Interactive Conference, проходящей в городе Остин, штат Техас.

Во время основного доклада Лессиг изумил публику своей презентацией, сделанной в программе Power Point. Экран заполняет увеличивающееся в размерах лицо Джека Валенти, при виде которого зрители начинают свистеть и улюлюкать.

Дискуссией об авторских правах и пиратстве завладели экстремисты, сообщает он зачарованной аудитории. В этот момент Валенти вновь выплывает на экран. Они убеждены, что в защите прав творческого сообщества в Интернете нет необходимости. Кое-кто в толпе подходит под это описание: Мнение большинства из нас таково: Закон отвернулся от золотой середины, приняв одну из крайних точек зрения. Мы верим в контроль. Мы работаем на клиентов, которые к нам обращаются, и создаем структуры контроля.

Это дает нам ощущение, что мы что-то сделали для своих клиентов. Однако контроль — это не то пространство, в котором процветают творчество и инновации. Сейчас юристы взялись за регулирование этой области на благо немногих, и вам придется встать и прогнать нас из этой области. Когда он заканчивает речь, толпа поднимается и одобрительно шумит. Речь Лессига вызывает единственную овацию за все три дня конференции. Однако нет сомнений, что волна цифрового протеста, поднятая энтузиастами высоких технологий, преподавателями, библиотекарями, открытыми интернет-сообществами, предпринимателями, сетевыми писателями, студентами колледжей, политическими активистами, а также некоторыми художниками и писателями, уже приближается.

Интеллектуальное ядро академического крыла движения за цифровые свободы находится в Беркмановском центре Интернета и общества [Berkman Center for Internet and Society] Гарвардской школы права.

Целью проводящихся там конференций по сетевому праву является попытка восстановления баланса в вопросе об авторских правах в цифровую эру. Он подчеркнул, что за всеми основными инновациями в истории коммуникаций: Проблему пытаются решить не только в академических кругах. Пятидесятишестилетний Барлоу отошел от идеи неограниченной цифровой свободы. В нашем недавнем разговоре он заявил, что люди до сих пор не улавливают разницы: Закон и защита от копирования объединились, чтобы задушить не только творчество, но и выражение политической позиции.

Мы используем привычные, избитые метафоры, говоря о распространении информации в цифровом мире, утверждает Барлоу. Мы используем неверную модель управления экономикой и получения прибыли от его распространения. Не нужно думать, что он соглашается с неуместной точкой зрения, будто любая информация должна быть свободной.

Барлоу утверждает, что должно появиться решение, отражающее реальность цифрового мира. Возможный выход — это изменение бизнес-моделей компаний индустрии развлечений: Барлоу предсказывает, что файловый обмен невозможно остановить, а любая попытка объявить противозаконным обыкновенное копирование материалов, защищенных авторскими правами, обречена на неудачу. Бизнесмены и юристы еще не смирились с желанием десятков миллионов людей беспрепятственно обмениваться файлами в Интернете.

Он говорит об этом как о столкновении индустриальной эпохи с цифровой эпохой [] , о смертельном бое между открытыми и закрытыми системами. В году, еще до того, как люди узнали, что такое Сеть, Барлоу выступил одним из основателей Фонда электронных рубежей [Electronic Frontier Foundation, EFF], организации, защищающей право на свободу слова и частную жизнь в киберпространстве.

Среди других известных интеллектуалов, вступивших в движение за свободную культуру, особого внимания заслуживают трое. Один из них, Брюстер Каль, попытался создать интернет-архив, самую большую когда-либо существовавшую библиотеку. Он понемногу добавляет в это собрание телевизионные программы, фильмы, музыку, книги и другие материалы. К настоящему моменту оцифровано только двадцать тысяч книг из шестнадцати миллионов, считающихся в США общественным достоянием.

Каль стремится изменить такую ситуацию. На технологических конференциях Говарду Рейнгольду, превозносящему значение пиринговых сетей и критикующему медиа-компании за то, что они противятся инновациям и закрывают пользователям доступ к культурным произведениям, достаются самые громкие аплодисменты.

Одни считают ее способом передачи информации — системой каналов, по которым контент течет от производителей к потребителям под контролем поставщиков. Другие представляют ее как место, где люди и компании встречаются и создают культуру, занимаются бизнесом и делятся интересными идеями… Одни хотят защитить ее и позволить ей развиваться.

Другие хотят управлять ею и использовать ее. Одни ждут, что инновации и рынок решат проблемы бизнеса, обычно сопровождающие рост.

Другие хотят, чтобы традиционную индустрию от этих проблем защитило государство, ограничив саму работу Сети и функциональность устройств, предоставляющих людям доступ в Сеть.

Еще один ветеран войны за интеллектуальную собственность, Джордан Б. Поллак, поднял этот вопрос на PopTech, ежегодном слете светил науки и техники в городке Камден, штат Мэн.

Первая группировка, состоящая из медиа-гигантов, издательских домов и компаний-разработчиков программного обеспечения, желает управлять новой территорией как великодушный медиа-монарх. В качестве владельцев авторских прав они хотят предоставлять нам лицензии на однократное прочтение или однократный просмотр. Во вторую группировку входят наиболее ярые сторонники файлового обмена и некоторые поборники свободного программного обеспечения, отвергающие само понятие интеллектуальной собственности и желающие без ограничений получать и распространять цифровые данные.

Я неоднократно сталкивался с такими фанатиками и их учением о цифровой свободе. Я так же, как Поллак и Лессиг, считаю эту систему убеждений малопонятной и совершенно неадекватной. Поллак объяснил собравшимся, что виртуальный мир изменяет наши представления о владении и собственности.

Покупая книгу, говорит он, мы одновременно покупаем три вещи: В цифровую эпоху, когда информация передается в виде битов, необходимость в физическом контейнере отпадает, а правила устанавливаются не законом о добросовестном использовании или традицией общества, а условиями, которые диктует владелец авторских прав. То, что было вопросом государственной политики, превратилось в вопрос частного соглашения.

В мире битов напрокат мы будем все чаще сталкиваться с лицензионными соглашениями, которые предусматривают лишь временное, ограниченное несколькими днями использование продукта или медиа-контента.

Мы сможем прочитать электронную книгу, но не будем в состоянии скопировать, вставить или использовать цитаты из книги. Барлоу однажды так выразил эту мысль: Не отрываясь от своей книги, красотка с алыми губами описывает немногочисленные комнаты. В другой — на убогом газетном киоске красуется надпись: Эти образы волнуют, и когда-нибудь они станут реальностью: Такие активисты, как Каль, трудятся над первым вариантом. В открытых библиотеках можно найти оцифрованные версии печатных изданий, вышедших в прошлые века, однако ограничения, наложенные законом и технологиями, не позволяют людям, представляющим интересы публики, поместить в архив огромное число телешоу, фильмов, музыкальных произведений и радиопрограмм.

Однако Каль создал Television Archive, некоммерческую организацию, которая в году начала записывать передачи двадцати телестанций, расположенных в разных уголках планеты, для того, чтобы предоставить исследователям, историкам и студентам доступ к новостным и прочим программам. Вряд ли общественности удастся заполучить их другим путем. Он также открыл Movie Archive, в который было помещено тринадцать сотен оцифрованных, не охраняемых авторским правом короткометражных фильмов, выложенных в Сети.

Эти попытки сделать общедоступным наше визуальное наследие заслуживают похвалы, но, очевидно, немногие телешоу и голливудские фильмы будут помещены в общую видеошкатулку. Идея огромного Интернета, в котором есть вся музыка, которую мы хотим послушать, все фильмы, которые мы хотим посмотреть, все книги, которые мы хотим прочесть, все игры и программы, которые мы хотим использовать, выглядит просто замечательно до тех пор, пока мы не понимаем, что это не публичная библиотека, а частный музыкальный проигрыватель.

Идеально эффективная схема бесконечного получения платы за прокат, не оставляющая простым людям ничего, кроме их заработков и одежды. Президент подразделения Universal Music eLabs Ларри Кенсвил почти дословно повторил эти слова, высказавшись о судьбе любителей музыки в статье New York Times года: Директора медиа-компаний научились убедительно говорить о том дне, когда потребители смогут немедленно загрузить любую песню, фильм или другой медиа-контент из громадной коммерческой базы.

Музыкальная индустрия сделала огромный шаг в этом направлении, когда сверхуспешному музыкальному магазину Apple iTunes удалось открыть для скептически настроенных звукозаписывающих компаний цифровую эру.

Но даже iTunes, содержащий семьсот тысяч музыкальных композиций, далек от того, чтобы предлагать все когда-либо записанные песни. Бывший мечтательный глава Warner Home Video Уоррен Либерфарб считает, что недалек тот момент, когда мы сможем купить и сохранить собственную коллекцию фильмов, которая будет беспрепятственно перемещаться с одного устройства на другое в пределах своего дома. Уже сейчас поклонники могут загрузить концерт своей любимой группы на устройство размером с зажигалку, которое можно повесить на брелок для ключей, и скопировать его для своих друзей.

В ближайшие несколько лет технологии позволят нам уместить на одном брелоке для ключей сотни фильмов и телешоу. Но допустят ли такое развитие событий медиа-компании и их сторонники из хай-тек-индустрии? Одной из преград является бизнес-модель аналогового мира. Но сможет ли группа, не имеющая контракта с звукозаписывающей студией, найти место в частном проигрывателе?

Вторым препятствием является закон об авторском праве. Тонны лицензионных соглашений придется подгонять под каждый вид контента. Еще одна помеха кроется в философии, в стремлении управлять. Обсуждаемые сейчас цифровые средства защиты не позволят копировать, микшировать, записывать на другие носители или распространять материалы, права на которые принадлежат медиа-гигантам. Возможно, эти средства даже не позволят вам сохранить приобретенную копию.

Вице-президент отдела разработки Fox Corp. Эндрю Сетос говорит, что в карманном медиа-мире каждый раз, когда мы перемещаем фильм, он должен исчезать на одном устройстве и появляться на другом. Многие пользователи будут протестовать против подобного искаженного, урезанного коммерческого проигрывателя.

Таким образом, мы получаем двухуровневую медиа-реальность. На одном уровне мы видим легальные закрытые сервисы, которые базируются на традиционном представлении о взаимодействии с медиа-контентом. Пожизненная собственность, возможность предоставлять контент во временное пользование другим людям, право перепродавать купленный продукт — многие из этих традиций уже неактуальны. Контент, не передаваемый по традиционным медиа-каналам, будет доступен в даркнете по запросу.

Люди будут беспрепятственно использовать медиа-контент, изменять его по своему усмотрению и передавать, а также создавать новые его версии. Во всех комнатах в любое время дня и ночи будут все когда-либо снятые фильмы на всех языках. И никаких цифровых наручников. Даркнет — сравнительно новая идея. Термин был впервые употреблен в научной статье четырех исследователей из Microsoft, зачитанной на компьютерной конференции в ноябре года.

Это на научном языке. Вывод исследователей заключался в том, что компаниям следует использовать разумные методы защиты контента. Исследователи высказали мнение, что лучшим способом борьбы с пиратством в даркнете будет предоставление доступных, удобных и привлекательных продуктов и сервисов. Вскоре пресса подхватила термин, но стала использовать его в другом значении. К примеру, в New York Times писали, что даркнет — это тайный киберклуб, вступить в который можно только по приглашению, или закрытое сообщество, для входа в которое необходимо знать секретный код.

Создатели библиотек использовали словосочетания Dark Web и Invisible Web [30] для обозначения материалов, например, книг и периодических изданий, хранящихся в защищенных онлайновых базах данных и не индексируемых поисковыми системами и программными роботами.

Некоторые считают, что термин даркнет описывает мир киберпреступности, спамеров, террористов и других обитателей дна общества, которые используют Интернет, чтобы обойти закон. В этой книге я использую слово даркнет исключительно как обозначение сообществ, строящихся в закрытом социальном пространстве, тихой пристани виртуального и реального мира, где нет или почти нет страха быть уличенным в обмене цифровыми материалами, охраняемыми авторским правом, и можно избежать ограничений, наложенных на мультимедийный контент компаниями индустрии развлечений.

Обобщенный термин даркнет обозначает совокупность подобных сообществ. Грубо говоря, даркнет — это подпольный Интернет. Но существует множество даркнетов: Я не отношу к даркнету Kazaa, Grokster, BitTorrnet и другие пиринговые сети, поскольку они не обеспечивают пользователю должной степени анонимности. Защитники авторских прав уверяют, что в Интернете нельзя достичь полной анонимности, но, как мы видим, они лишь нагоняют тумана.

Возможно, слово даркнет звучит зловеще, но даркнет уходит корнями в такие привычные для Америки явления, как продажа и переписывание кассет, как это было в х годах, и компьютерный бум х, когда люди свободно обменивались программами, записанными на дискетах позже эта практика получила название сникернет [sneakernet]. Исследователи из Microsoft уверены, что даркнет продолжает ту же традицию:.

Студенты организуют в общежитиях даркнеты, чтобы обмениваться контентом со своими друзьями. Такие даркнеты могут быть основаны на файловом обмене, копировании DVD-дисков или использовании специальных программных средств и сервисов: Каждый студент может являться частью еще одного даркнета, например своей семьи, группы по интересам, компании школьных друзей или коллег по временной работе.

Даркнет — это в большей степени идея, нежели место или вещь. В повседневном смысле даркнет нужен, чтобы получать бесплатный контент. Если копнуть поглубже, даркнет — это миллионы людей с общим опытом взаимодействия с медиа-контентом и поиска нелегального обхода ограничений, введенных индустрией развлечений.

Безусловно, происходящее в даркнете по большей части незаконно. Разумеется, многие подпольные действия этически неоднозначны или откровенно бесчестны. Однако большинству этих действий нетрудно найти объяснение: Я не пытаюсь идеализировать или осуждать даркнет — я хочу помочь понять его. Каждый день по даркнету путешествуют миллионы людей.

Наиболее активные путешественники являются теми, кого Поллак называет киберкоммунистами, а Лессиг — меньшинством. Каким будет даркнет завтра? Усилиями компаний индустрии развлечений и законодателей все его аспекты в конце концов устоятся. Если технологии или закон не позволят людям контролировать собственное взаимодействие с медиа-контентом, они не станут довольствоваться ролью пассивных потребителей. Вместо этого они отправятся осваивать подполье. Даркнет может стать последним прибежищем борцов за цифровую свободу.

Брюс Форест заваливается на спинку своего офисного кресла, сотрясаясь от смеха, причиной которого послужил паренек, решивший попробовать себя в роли кинопирата. Он отодвигает компьютерную клавиатуру и выдает еще одну едкую шутку насчет беспомощного парня, только что арестованного за попытку испортить Universal Pictures лето.

Из Universal в нью-йоркское рекламное агентство была отправлена видеокассета с предварительным вариантом фильма. Один из сотрудников агентства дал посмотреть фильм своему приятелю, двадцатичетырехлетнему сотруднику страховой компании из Нью-Джерси, который оцифровал кассету и закинул ее в файлообменный канал даркнета.

Заметные невооруженным глазом водяные знаки, содержащие метку, указывающую на происхождение записи, разрушили его планы. В результате он признал себя виновным в нарушении закона об авторском праве и был приговорен к шести месяцам домашнего ареста и трем годам испытательного срока.

Как бы там ни было, этот случай представлял собой трагикомедию ошибок размером с Халка. Когда рабочая версия, выглядевшая весьма мрачно из-за отсутствия спецэффектов и незаконченности саундтрека, утекла в Сеть, среди горячих поклонников ярко-зеленого героя комиксов, не умеющего контролировать свой гнев, распространились негативные отзывы.

После суперуспешного первого уик-энда в прокате большая часть билетов на картину осталась лежать в кассах кинотеатров. Столь же недолгой была слава новоиспеченной звезды пиратства. В даркнете нет места неумелым любителям. Должно быть, Форест об этом знает.

Он является членом шести крупных объединений кинопиратов, а также является оператором сорока пиратских IRC-каналов. Во многом он — отъявленный цифровой ренегат, пренебрегающий авторскими правами и дерзкий с властями трудный ребенок, при упоминании которого титанов музыкальной и киноиндустрии бросает в холодный пот. В сущности, Форест работает на два фронта. Подпольные группы продажи фильмов не знают, что он является штатным консультантом голиафов индустрии развлечений.

Форесту это его настоящее имя грозят неприятности, если станет известно, кто скрывается под его сетевыми псевдонимами. В свою очередь, корпорации-покровители позволяют Форесту пополнять пиратские архивы, например созданный Джоли Роджером архив фильмов и музыки, что позволяет завоевать доверие даже в самых темных уголках даркнета, чтобы проникнуть в стан противника и установить наблюдение за незаконными файлообменными сетями.

Он вытягивается во весь свой рост, закидывает ноги на стол и ерошит пальцами копну темных растрепанных волос. Сорокалетний Форест — глаза и уши индустрии, работающей на то, чтобы Голливуд не постигла судьба звукозаписывающих компаний. С момента появления Napster десять миллионов людей начали воровать цифровые товары, угрожая превратить музыкальную индустрию в новый Карфаген.

Большинство представителей нового поколения считают музыку таким же бесплатным и естественным атрибутом жизни, как воздух. Главы студий боятся, что фильмы могут стать следующим покоренным бастионом. Так как соединение с Интернетом происходит со скоростью молнии, жесткие диски компьютеров наращивают емкость, а технологии сжатия улучшаются, фильмы на грани того, чтобы сыграть центральную роль в войне против файлообмена.

Борьба с пиратством в мире кино может оказаться даже более сложной и кровопролитной, нежели та, которая велась по поводу музыки, учитывая, что с тыла Голливуд прикрывает Капитолийский холм и что он присутствует практически всюду в нашей культуре с ее культом знаменитостей. Хотя никому до сих пор не удалось установить связь между файловым обменом и снижением прибыли в кассах кинотеатров и на рынке видео, очевидно, что Голливуд обеспокоен.

Результаты исследования Forrester Research говорят о том, что один из пяти подростков хотя бы раз в жизни нелегально скачивал художественный фильм. Оценка намеренно завышена, однако нет сомнений, что нелегальная продажа фильмов развивается, хотя и в контролируемых пределах. Вернемся к Форесту, который, как истинный Форест Гамп, оказывается в нужное время в нужном месте всякий раз, когда речь заходит о фильмах и пиратстве в Интернете.

Именно Форест оценил для Голливуда масштабы пиратства. Когда крупнейшие голливудские студии торжественно открывали интернет-видеопрокат Movielink, рекламируемый в качестве альтернативы пиратству, Форест принимал в этом активное участие, ему принадлежит патент на технологию.

Форест только что представил миру новую бизнес-модель распространения музыки и фильмов в цифровом формате подробнее об этом ниже. Когда я разыскивал ключевые фигуры кинематографического подполья, чтобы взять интервью для статьи, именно Форест все для меня устроил. Сначала над вами посмеются, а потом забанят. Это суровая пограничная справедливость. Форест признается, что в году, когда он всеми силами старался занять достойное место в пиратской иерархии, он впервые присоединился к группе, незаконно выпускающей фильмы, которая состояла из людей, сообща или самостоятельно распространяющих цифровой контент в даркнете.

Сервер подвергается самому большому риску судебного преследования, так как незаконно распространяет фильмы с открытого интернет-адреса. И все же, чтобы держать марку и не утратить доверия, которое он заработал в кинематографическом подполье, Форест дает членам своей группы пароль от своего частного сервера, секретного хранилища цифровых данных, доступ к которому можно получить только по приглашению.

Когда я позже заглядываю на сервер, то обнаруживаю там настоящий клад, состоящий из украденных, охраняемых авторскими правами материалов: Это сравнение может натолкнуть на неверные выводы, но Библиотека Конгресса занимает всего в десять раз больше места.

Для того чтобы разместить свои два терабайта, Форесту понадобится 1,4 миллиона 3,5-дюймовых дискет. Студентов колледжей, организовывающих подобные файлообменные сети, арестовывают и за меньшее, а Форест не боится защитников авторских прав. Прежде чем подписать контракт, Форест настоял на том, чтобы в него был включен пункт о компенсации и неограниченном предоставлении ему контента и защите от преследования за загрузку пиратских фильмов, принадлежащих крупным киностудиям.

Форест мог бы быть шпионом, но он не доносчик и всегда старается объяснить, что никого не закладывает. Перед разными людьми он предстает по-разному. У него несколько личностей, которые он использует на разных IRC-каналах для расширения контактов: Форест, чья работа касается в первую очередь кинопиратства, занимается еще и распространением записей телевизионных шоу, музыки и компьютерных игр и каждые две недели пишет двухсотстраничный отчет для компаний-нанимателей, в котором он рассказывает о последних находках, составляет графики развития пиратства и предлагает способы защиты интеллектуальной собственности компаний.

Он согласился поделиться основными выводами, которые сделал за три года странствий по самым укромным уголкам пиратского подполья в обмен на обещание хранить в тайне его сетевые псевдонимы и официальное заявление о том, что мнение Фореста не обязательно совпадает с мнением его работодателей.

Публичность привлекает внимание правоохранительных органов. Но пуленепробиваемого Фореста это не заботит. Он впервые демонстрирует аутсайдеру необитаемые цифровые земли. Утро Фореста начинается с чашки эспрессо в его домашнем кабинете в загородном доме в Коннектикуте, расположенном на покрытом лесом участке размером в пять акров в сорока четырех милях от Манхэттена. Этот участок он и его семья делят с оленями, лосями, лисами, койотами и стаей цесарок, которые контролируют популяцию клещей — переносчиков болезни Лайма.

Я приезжаю к нему в ливень, и он поит меня чаем. Он проваливается в офисное кресло и наблюдает за порхающим по экрану безумным текстом пастельного цвета. Он не покинет своего высокотехнологичного командного центра до пяти часов утра.

Кабели четырех модемов соединяют его дом с внешним миром, и Форест утверждает, что они обеспечивают большую пропускную способность, чем есть в некоторых небоскребах Манхэттена. Три монитора, подключенных к стоящему рядом компьютеру, демонстрируют работу его личной армии роботов и программ, рыщущих по файлообменному подполью. Он скользит от машины к машине, поочередно проверяя электронную почту, следя за ходом скачивания файлов и браня своего озорного щенка питбуля по кличке Куки за то, что тот разорвал мой журнал и лакал чай из моей чашки, которую я, не подумав, поставил на пол.

Вместо того чтобы выходить на пиратские каналы из дома, что позволило бы узнать уникальный сетевой адрес его компьютера и приблизительное физическое местонахождение, он входит в систему через компьютер, расположенный на Карибах.

Если кто-то попытается определить его местонахождение, то решит, что Форест потягивает мохито [36] где-то на юге острова Сент-Бартс.

Моя записная книжка пухнет от заготовленных вопросов, но за целый день демонстраций и рассказов я не успеваю задать ни одного из них, так как не перестаю удивляться тому, что открывает для меня Форест, словно вытаскивающий свои фокусы из волшебного ящика, сбивая меня с толку.

За плечами у Фореста интереснейшая карьера музыкального продюсера: Похоже, в пучине даркнета он чувствует себя уютнее. Большинство людей не мыслит себе Интернет без яркой пестроты Всемирной паутины, однако миллионы людей компьютерные маньяки, школьники, студенты и матерые пираты обитают в других уголках Интернета. Даркнет — это виртуальная родина Аль-Капоне, недосягаемая для легиона адвокатов индустрии развлечений местность, где царит беззаконие и нет места этике.

Именно в даркнете развернутся эпические битвы против защиты от копирования и обмена файлами. Сегодня Форест устроил для меня интервью с двумя важными фигурами кинематографического подполья. Интервью будет проходить с использованием Apple iChat, программы, позволяющей печатать сообщения, которые появляются на экране одновременно у обоих собеседников. Я могу задавать вопросы в ходе двух различных чат-сессий. Мои собеседники будут видеть меня через веб-камеру, но я их видеть не буду.

Сначала я устанавливаю контакт с человеком из подполья с ником beneaththecobweb. Форест, знакомый с ним уже пять лет, говорит, что он член девяти выпускающих групп и глава шести из них.

Форест рассказывает, что ему около тридцати лет и он уроженец одного из западных штатов. Сам beneaththecobweb говорит только, что он гражданин США и системный администратор, временно проживающий в Восточной Европе. Другой мой собеседник выбрал себе ник Ninja. Он тоже считает, что Голливуд и звукозаписывающие компании должны смириться со своей сетевой судьбой. Хотя выпускающие группы появились в году, настоящий прорыв произошел в октябре года, когда пятнадцатилетний парнишка из Норвегии написал несколько строк кода, позволяющих копировать защищенные DVD.

Типичная выпускающая группа, называющаяся как-нибудь вроде Flair, Esoteric или Opium, может состоять из 30 человек, но обычно из Сегодня насчитывается около групп, выпускающих фильмы, по сравнению с 32, существовавшими в году. Другие группы выпускают игры, программное обеспечение, телешоу и даже электронные книги.

Появлению фильма в Интернете предшествует процесс, который beneaththecobweb сравнивает с линией заводской сборки. Хотя дешифрованием, кодированием и распространением фильма может заниматься один человек, работа в команде обычно гораздо эффективнее, поэтому есть смысл распределять обязанности среди специалистов.

Так рождается подпольная индустрия. Процесс начинается с того, что выпускающие группы получают фильм из неожиданного источника: Фильмы попадают на пиратские каналы несколькими путями. Наиболее ценной считается копия мастер-копии, полученной на этапе постпродакшна, когда съемки закончены, и к фильму получают доступ сотни сотрудников, которые монтируют его, настраивают цвет и звук, добавляют спецэффекты и другие заключительные штрихи.

Еще одним источником является завод по изготовлению дисков, где за месяцы до поступления DVD в продажу отбраковываются тысячи дисков с дефектами. Чаще всего кто-то тайком проносит камеру в кинотеатр и направляет ее на экран.

Запись, сделанная подобным образом, иногда подрагивает, а еще на ней можно увидеть затылки других зрителей. Однако при такой съемке можно добиться отличного качества звука — для этого пираты подключаются к разъемам для наушников, предусмотренных для людей с дефектами слуха. Еще одним звеном в цепи является продавец видеомагазина, который получает фильмы на DVD через некоторое время после их выхода в кинотеатрах, за несколько дней до начала продаж дисков.

Попробуем проследить типичный маршрут фильма в кинематографическом подполье. Все начинается с поставщика обычно это человек, работающий в киностудии, на заводе, производящем DVD, в видеомагазине или какой-то другой организации, связанной с киноиндустрией. После этого файл быстро попадает к рипперу или кракеру: Далее он или кодировщик удаляет идентификационные знаки, которые студия внедряет в дорожки, а также осуществляет компрессию видео в формат, удобный для скачивания и просмотра фильма на компьютере или телеэкране.

Затем дистрибьютор размещает файл на одном из почти тридцати топ-сайтов, сверхнадежных подпольных цифровых тайников. Участники описанного процесса — это высококвалифицированные программисты, часто по совместительству являющиеся ценными сотрудниками университетов или корпораций и имеющие доступ к мощным компьютерам с высокоскоростным подключением к Интернету. Заключительным звеном цепочки являются операторы каналов.

Они, действуя подобно торговцам рыбой, оповещают пользователей о появлении фильма на частном IRC-канале, вызывая настоящий ажиотаж. Предположительно около тринадцати сотен IRC-каналов посвящены исключительно кинопиратству. Весь процесс занимает два или три дня, за которые фильм успевает пересечь государственную границу. По большей части все происходит почти независимо, все работают самостоятельно, обычно глубокой ночью за закрытыми дверьми спален, университетских общежитий и офисов, но не в каком-то одном определенном месте.

Организацией всего предприятия занимаются один или два руководителя группы. Форест — донор, он снабжает выпускающие группы компьютерами и видеокамерами, купленными на собственные средства. Форест, чьи яйца, по всей видимости, сделаны из кремния, вычитает эти пожертвования из подоходного налога и так комментирует свои действия: Одни группы специализируются на копировании и кодировании, другие — на распространении фильма, а третьи выпускают фильмы самостоятельно от начала до конца.

Сеть кинопиратства наиболее удачно можно представить как пирамиду: К тому моменту, когда фильм или песня добирается до основания пирамиды, он или она может быть заражена вирусом или заменена подделкой. Однако на самом верхнем уровне материал — это золото.

Форест так оценивает состав групп, выпускающих фильмы: Еще есть студенты и недавние выпускники, живущие в какой-нибудь норе, подключенной к линии T1, а также помешанные карьеристы — обычно это молодые системные администраторы с низким заработком, работающие в университете или корпорации.

Хотя я знаю одного шестидесятилетнего мужчину, который этим занимается, и тринадцатилетнего школьника, причем он лучший кодер, какого я видел. На IRC-каналах чаще всего тусуется молодежь: Политические убеждения или философские идеи служат мотивом для этих цифровых анархистов куда реже, чем желание принадлежать к ультрасовременному тайному запрещенному братству.

В то время как одни выпускающие группы стремятся быть первыми в выпуске фильмов, другие пытаются выпустить самый привлекательный цифровой контент. Centropy, известная своими высококачественным релизами, и VCD Vault, поставившая перед собой задачу конвертировать киноклассику х годов в удобный для скачивания цифровой формат.

Это предприятие даже имеет кодовое название Netfix Project в честь компании, занимающейся доставкой DVD по почте, чей каталог насчитывает двадцать пять тысяч наименований фильмов.

Дюжины членов выпускающих групп регистрируются в Netfix, что позволяет им целый месяц получать столько DVD, сколько они пожелают. Участники проекта уже конвертировали почти половину ассортимента Netfix. Члены выпускающих групп прекрасно знают, что их деятельность незаконна, и всеми силами стараются скрыть свои личности.

В коммерческом пиратстве обычно задействованы заводы в Азии или Восточной Европе, штампующие бесчисленные контрафактные CD, DVD и VCD низкокачественные видеодиски , всплывающие потом на углах улиц больших городов и в темных ларьках гонконгских видеомагазинов, где они продаются дешевле своей законной цены. Выпускающая группа Centropy, напротив, публикует на всех копиях фильмов предупреждение: Этот бизнес не приносит нам денег… Мы не сотрудничаем с людьми, продающими незаконные копии фильмов для извлечения прибыли.

На самом деле мы регулярно ходим в кино и платим за билеты, как и все остальные. В подтверждение этих слов во время интервью в iChat мои собеседники говорили, что продолжают покупать билеты в кино и DVD с фильмами, которые они скачали из даркнета. Это отношение кажется вполне искренним. Некоторый спор разворачивается вокруг того, что большое число кинолюбителей предпочитают смотреть пиратские копии фильмов, вместо того чтобы раскошеливаться на билет в кино или DVD.

Ninja придерживается такого мнения:

Сочная Брюнетка, Получила Дозу Спермы И Хороший Трах | Уникальные Новинки Русского Порно Видео В Hd

Пожилая Женщина Сосет Молодой Темнокожий Член И Принимает Его В Свою Заросшую Киску

Русское Порно Рабыни Анал

Грудастая чикса на члене - смотреть порно онлайн

Измены мужа и жены

Constanza Mengotti – Констанца Менготти – обаятельная брюнетка  в широкополой шляпе порно звезда

Стоячая Грудь Азиатской Девушки Сильно Возбудила Парня, И Он От Трахал Ее На Своем Рабочем Столе Смо

Порно Изнасилование Анал Группа

Haley Cummings – Халей Камингс – Порно Звезда Европы, Которая  Взялась За Член Порно Звезда

Порно Скачать Азиатское Медсестер

Анальная Блондинка В Короткой Юбке

Трахает хрупкую красивую блондинку грубо заталкивая член в ее выбритую пизду | Уникальные новинки ру

Длинноволосая брюнетка с красивыми сиськами участвует в жарком сексе и частном порно видео смотреть

Дрочит свой анал - смотреть порно онлайн

Анальное Зоо Порно Видео

Страстная Блондинка С Прекрасными Формами Дала Вставить В Своё Любовное Гнёздышко

Обтерев Свои Тела Маслом, Две Брюнетки И Горячий Парень Устроили Групповой Секс Смотреть

Очкастая брюнетка спаривается в офисе

Бесплатное Порно Зрелых Блондинок

Неопытного гея ебут большим членом в задний проход

Порно видео жесткий анал

Порно Фото Члены Негров

Она Такая Анальная / Shes So Anal (2019) Dvdrip

Зрелая Азиатка С Упругим Членом Удовлетворяет Гея

Порно Видео Жирные Азиатки

Измены мужа и жены

Смотреть Порно Бесплатно Огромный Черный Член

Похотливая Сучка Хочет Большой Член В Свою Попку - Смотреть Порно Онлайн

Анальная Жрица Любит Веселиться - Смотреть Порно Онлайн

Порно Геев И Их Члены

Рекоммендовано
Блондинка руководит тестированием смуглой киски - смотреть порно онлайнБлондинка руководит тестированием смуглой киски - смотреть порно онлайнБлондинка руководит тестированием смуглой киски - смотреть порно онлайн
Облако Тегов

Горячее порно:

Блондинка руководит тестированием смуглой киски - смотреть порно онлайн
Блондинка руководит тестированием смуглой киски - смотреть порно онлайн
Блондинка руководит тестированием смуглой киски - смотреть порно онлайн
Блондинка руководит тестированием смуглой киски - смотреть порно онлайн

Напишите отзыв

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Kajilar 29.06.2019
Баба Анал Видео
Moramar 05.01.2019
Девушки В Пизде Разные Предметы Фото
Menris 27.08.2019
Порно Видео Джесика Альба
Taugrel 16.12.2018
Онлайн Руское Порно
Jusida 08.11.2019
Игры Сиськи Онлайн
Kilmaran 07.10.2019
Старики Би Порно
Bajin 16.09.2019
Порно Видео Онлайн В Попу
Tygokinos 04.02.2019
Порно Мультики С Известными Персонажами
Блондинка руководит тестированием смуглой киски - смотреть порно онлайн

protosip.ru