protosip.ru

Найди партнёра для секса в своем городе!

Горячая Блонда Жадно Поглощает Гигантский Конец Негра

Горячая Блонда Жадно Поглощает Гигантский Конец Негра
Горячая Блонда Жадно Поглощает Гигантский Конец Негра
Лучшее
От: Yozshugar
Категория: Блондинки
Добавлено: 15.09.2019
Просмотров: 2063
Поделиться:

Вернувшись С Тренировке Подкачанная Брюнетка  Устроила Женское Доминирование Для Длинноволосого Парн

Горячая Блонда Жадно Поглощает Гигантский Конец Негра

Блондинка Попой С Зади

Пьяные Азиатки Видео

Соска Члена Порно Видео

Со временем он еще больше разбогател. Одна только посредническая деятельность приносила ему больше пяти миллионов долларов в год; он контролировал международные фонды стоимостью свыше пятисот миллионов. Любопытнее всего было то, что он обходился без централизованного управления. В каждой стране от его имени действовала небольшая горстка людей, подчиненных ему лично.

Бейдр сам принимал окончательные решения, единственный из всех знал, как обстоят дела в целом. После того, как Дик проработал в фирме два года, ему время от времени начинало казаться, будто он имеет общее представление о состоянии дел, однако новый день преподносил новые неожиданности. До тех пор Дик считал Бейдра фундаментальным консерватором, не одобрявшим методы федаинов, которые, по его мнению, приносят делу освобождения арабов больше вреда, чем пользы.

Однако оказалось, что Бейдр сотрудничает с ними. Кэрридж был достаточно умен, чтобы сообразить: Что-то, о чем знает один лишь Бейдр. Что бы это могло быть? У Дика не было ни единой зацепки. Возможно, со временем Бейдр сочтет целесообразным посвятить его в тайну. Кэрридж взглянул на наручные часы. Быстро — одеваться и отправляться на яхту! Бейдр замешкался перед дверью, ведущей из его каюты в каюту его жены. Немного помедлив, он вернулся к своей ночной тумбочке и достал из ящика обитую бархатом коробочку.

Домашние туфли приглушали его шаги, ноги утопали в пушистых коврах. Единственным, что нарушало тишину, был шелест его атласного халата. В комнате Джорданы было темно. Бейдр различил очертания ее фигуры под простыней. Он тихо закрыл дверь, подошел к ее кровати и сел рядом. Никаких признаков того, что она слышит. Он наклонился и положил коробочку на подушку рядом с ее головой.

Потом встал и направился обратно к двери. Не успел он взяться за ручку, как зажегся свет. Бейдр мигнул и обернулся.

Джордана молча сидела на постели. Длинные белокурые волосы покрывали роскошные плечи и полные груди с розовыми сосками. Может быть, завтра мы съездим на Капри и проведем там несколько дней. При этом она увидела в зеркале отражение мужа. Бейдр напряженно смотрел на нее. Она направилась в ванную и закрыла за собой дверь. Бейдр посмотрел в сторону кровати.

Черная бархатная коробочка по-прежнему покоилась в изголовье, Джордана даже не заметила ее. Бейдр подошел и, взяв подарок, вернулся в свою каюту и вызвал звонком Джабира. Бейдр подождал, пока за ним закрылась дверь. Джорданане могла не заметить его подарок у себя на подушке, но предпочла проигнорировать его. Он резко повернулся и вновь пошел к жене. Она сидела перед зеркалом и, увидав его отражение, повернулась к Бейдру. Муж с размаху ударил ее по лицу. Джордана упала со стула, одной рукой сметая с тумбочки духи и разнообразную косметику.

Глаза женщины широко распахнулись — больше от удивления, чем от страха. Она дотронулась рукой до щеки и почти физически ощутила багровый след его ладони. Теперь я не смогу присутствовать на собственном дне рождения. Джордана проводила его взглядом. В дверях Бейдр остановился и посмотрел на нее сверху вниз.

Дик устроился возле стойки бара; отсюда он во все глаза смотрел на своего патрона. Тот стоял в окружении Юсефа и еще нескольких человек, внимая бесконечным анекдотам своего помощника. Было уже около часа ночи. Если Бейдра и беспокоило отсутствие Джорданы, внешне он никак не показал этого. Динамики под самым балдахином солярия разносили музыку по всей яхте.

Несколько пар танцевали в ярком свете прожекторов. Остальные заняли места на банкетках вдоль всей палубы и за столиками для коктейля. Буфет устроили на нижней палубе, но Бейдр не спешил подать сигнал к ужину. К Дику подошел Али Ясфир. Лицо жирного ливанца лоснилось, несмотря на то, что ночь была довольно прохладной. Наш хозяин отлично проводит время.

Я не знаю другого человека, который умел бы так гармонично сочетать приятное с полезным. Наверное, в день своего рождения готовит сногсшибательный выход.

Здесь они пользуются такой свободой, о какой наши женщины не смеют и мечтать. Он вдруг оборвал фразу и устремил глаза на лестницу. Кэрридж последовал его примеру. С нижней палубы только что поднялась Джордана. Только музыка по-прежнему лилась сверху, но и она внезапно смолкла, чтобы затем смениться сладострастной восточной мелодией.

Купаясь в лучах прожекторов, Джордана двигалась к центру танцевального пятачка. На ней был костюм восточной танцовщицы: На голове у Джорданы сверкала великолепная диадема, из-под нее струились по плечам роскошные золотые волосы. Шелковая чадра оставляла открытыми только сияющие, обольстительные глаза.

Она подняла руки над головой и на мгновение застыла в этой позе.. Кэрридж почувствовал, как ливанец рядом с ним затаил дыхание. Джордана никогда еще не была такой неотразимой. Костюм не скрывал ни единого изгиба ее прекрасного тела.

Она начала медленно покачиваться в такт мелодии. Сначала она просто отбивала такт чем-то вроде кастаньет; по мере убыстрения темпа и сама двигалась все стремительнее. Кэрриджу не раз доводилось наблюдать танец живота: Но никогда еще он не видал ничего подобного. Это был верх сексуальности. Каждое ее движение вызывало в памяти всех женщин, которых он когда-либо знал, и все они слились в этом, в высшей степени эротичном образе. Дик с трудом перевел глаза с Джорданы на публику и убедился, что с другими творится то же самое.

На лицах всех этих людей, мужчин и женщин, отразилась одна и та же бешеная, неутоленная страсть. На всех — за исключением Бейдра. Он не отрывал от Джорданы взгляда, не меняя выражения лица, без блеска в глазах, даже когда она очутилась прямо перед ним, выполняя классические зазывные движения. Джордана вдруг опустилась на колени и коснулась лбом носков его туфель. На палубе воцарилось молчание. Потом гости разразились бурными аплодисментами.

Джордана все еще не двигалась. Бейдр наклонился, подал ей руку и помог подняться. Собравшиеся продолжали неистово аплодировать. Бейдр жестом прекратил овацию. Гости последовали за ними, оглашая ночь радостными возгласами и оживленной болтовней.

Стюарды в униформе столпились за стойкой бара, накладывая на тарелки еду. Столы были уставлены разнообразными закусками: В центре большого стола возвышалась огромная, высеченная из льда, рыбина; на голове у нее помещалось хрустальное блюдо с пятью килограммами крупнозернистой белужьей икры. Проголодавшиеся гости расселись вокруг столов. Кэрридж заметил, как Бейдр извинился перед собравшимися и двинулся к выходу. У двери он обернулся и бросил на Кэрриджа быстрый взгляд, а затем перевел его на Ясфира, который все еще ждал своей очереди у буфетной стойки.

Бейдр чуть заметно кивнул и вышел из салона. Ясфир жалобно посмотрел на еду. В животе у него урчало. Дик принял из его рук пустую тарелку. Они прошли по коридору и постучались в дверь, обитую панелями красного дерева. Тут как раз подоспел стюард с едой для мистера Ясфира. Кэрридж подождал, пока он выйдет, и плотно притворил дверь, щелкнув замком. Поподбородкуиз уголков губ текла черная от икры слюна. Али Ясфир стер ее салфеткой.

Бейдр прошел к письменному столу, достал из среднего яшика папку с документами и положил на стол рядом с тарелкойливанца. Это включает в себя рост прибыли на шесть процентов и дивиденды наличными — в том же объеме. То есть, в конце десятилетнего периода мы сможем вернуть свои деньги плюс сорок процентов, или десять миллионов фунтов стерлингов, в то время как основной капитал удвоится.

Ясфир и не взглянул на документы. Он положил на тарелку косточку цыпленка и почмокал губами, показывая, как ему понравилось угощение. Бейдр показал гостю небольшую туалетную комнату. Когда маленький ливанец вернулся, Бейдр сидел за письменным столом. Ясфир оставил папку с бумагами на обеденном столе и присоединился к нему.

Бейдр ждал, что он скажет. Боюсь, что мы не сможем продолжать в том же Духе. За те же комиссионные, разумеется. Страдания нашего народа под его игом становятся непереносимыми. Они взывают к нашей совести. Время работает против нас. Поскольку вы пользуетесь нашим доверием, было условлено, что ваша фирма выступит в роли посредника. За это мы готовы платить обычные десять процентов — помимо издержек. Обоим было ясно, что на самом деле имеется в виду. Маленький ливанец был доволен.

Как только деньги окажутся на банковском счету Бейдра, его сотрудничество обеспечено. Как бы ни был человек богат, он стремится стать еще богаче. Возможно, после того, как вы представите отчет, мы дадим вам несколько зашифрованных счетов в швейцарском банке и на Багамских островах, куда нужно будет перечислить остаток.

Таким образом, ваш доход будет равняться примерно одному миллиону — только за то, что вы пропустите деньги через ваш счет. Бейдр поднял на него глаза. Вот она, главная слабость и главная беда арабского мира.

Коррупция и подкуп сталисоставной частью коммерции. Из десяти миллионов фунтов стерлингов только шесть будут использованы по назначению — на благо народа, причем еще неизвестно, благо ли это.

Люди нуждаются в пище и образовании, отнюдь не в оружии. И уж конечно, меньше всего они жаждут содержать за свой счет многочисленных вождей. Ясфир от удивления открыл рот. Бейдр встал со своего кресла и сверху вниз посмотрел на него. Передайте вашим директорам мое искреннее сожаление.

Но я не готов заниматься подобной деятельностью. Уверен, что они найдут более подходящего партнера. Израиль прекратит свое существование. Весь мир будет у наших ног. Старый порядок рухнет под ударами новой силы, идущей снизу, от народных масс. Если вы поддержите нас сегодня, то потом окажетесь в стане победителей. Пять сотен ярдов туда, пять сотен ярдов сюда… Мы только пешки в руках великих держав.

Россия и Америка не дадут победить ни одной из сторон. И если мы перекроем кран, они падут на колени. Ясфир воззрился на него. Горечь разочарования комом стояла в горле. Но у него хватило вежливости на вымученную улыбку. Ничего, Бейдр быстро переменит свое решение — как только узнает, что его дочь с ними.

Заперев за Ясфиром дверь, он взял папку с ненужными документами, с минуту рассматривал ее, а затем швырнул в мусорную корзину. Это была всего лишь уловка с целью вовлечь его в их махинации. Они и не собирались всерьез рассматривать его предложения, теперь это совершенно ясно.

Бейдр также понимал, что так просто они не отступятся. Нет, эти люди не успокоятся до тех пор, пока не опустят весь мир до своего уровня. Чувствуя безграничную усталость, Бейдр вернулся к письменному столу, сел в кресло и закрыл глаза.

Перед его мысленным взором встал отец; его ласковый, любящий взгляд проникал в потаенные глубины души. Бейдру припомнилась сценка из детства. Тогда ему было десять лет. Мальчики играли в войну, и он, Бейдр, кривой деревянной саблей колотил своего сверстника.

При этом он что есть мочи вопил:. Вдруг кто-то выхватил ятаган у него из рук. Бейдр удивленно обернулся и увидел отца. Маленький товарищ Бейдра плакал, отчаянно хлюпая носом. С тех пор прошло тридцать лет, и вот сейчас это и другие воспоминания обступили Бейдра.

Бейдр выглянул в иллюминатор и увидел, как шасси коснулось бетонной дорожки. На дальнем конце летного поля ждали несколько огромных черных кадиллаков, а за ними, в тени пальмовых деревьев, отдыхали верблюды и их погонщики. Легкий толчок просигналил о том, что самолет достиг места назначения. Бейдр отвернулся от окна и оглядел салон. Стюардесса сидела в кресле, пристегнув ремень. Почувствовав, что самолет плавно побежал по бетонной дорожке, Бейдр освободился от ремня безопасности.

За бортом самолета ветер гнал песок; казалось, будто они приземлились в сердце пустыни. Наконец машина вздрогнула и остановилась. Бейдра резко качнуло вперед. Стюардесса встала и направилась к нему. Это была белокурая американка с безличной профессиональной улыбкой, усвоенной стюардессами всего мира, вне зависимости от компании. Тот факт, что самолет принадлежал его отцу, казалось, нисколько не влиял на ее поведение.

Через стекло иллюминатора ему было видно, как огромные черные жуки двинулись навстречу. Из головной машины вышло несколько человек в форме. Они заняли места вокруг самолета. Дверца второго кадиллака оставалась закрытой; Бейдр не мог проникнуть взглядом за его затемненные стекла. Четверо рабочих подогнали трап. Бейдр встал и направился к выходу. Джабир остановил его жестом протянутой руки. Бейдр кивнул и пропустил его вперед.

Второй пилот вышел из кабины и, встав у выхода рядом со стюардессой, начал не спеша открывать дверь.

Джабир расстегнул куртку и вытащил из-под мышки тяжелый люгер. Потом снял предохранитель, приводя оружие в боевую готовность. Второй пилот поднял руку и взглянул на Джабира. Пилот кивнул и постучал кулаком по двери: Немедленно последовал правильный ответ. Летчик снял цепочку, и дверь распахнулась. Двое вооруженных охранников уже вскарабкались на трап, еще двое ждали у основания. Бейдр тронулся с места, но Джабир повторил предупреждающий жест рукой.

Он первым вышел на верхнюю площадку трапа, обменялся несколькими фразами по-арабски с одним из охранников и только после этого подал знак Бейдру. В салон ворвался удушливый зной пустыни. Бейдр вышел под палящие лучи, щурясь от ослепительного белого света. Не успел он спуститься, как распахнулась дверца второго лимузина, и оттуда вышел его отец.

Он обогнал телохранителей и медленно двинулся навстречу Бейдру. На нем было длинное традиционное одеяние шейха пустыни; куфия защищала от жарких солнечных лучей голову и шею. Бейдр стремительно приблизился к отцу и почтительно поднес к губам его протянутую руку. В течение нескольких секунд Шамир пытливо всматривался в лицо сына, затем обнял его и поцеловал в обе щеки.

Он стал на целую голову выше отца. Нас радуют твои успехи в американских учебных заведениях — Гарвардском университете в Бостоне и Кембридже, штат Массачусетс. Скоро ты их увидишь. Твоя мать с нетерпением ждет дома. Сестры с мужьями придут к ужину.

Если Бейдр и почувствовал разочарование, что они не приехали встретить его в аэропорту, то не показал виду. Это не Соединенные Штаты, где он провел последние пять лет.

Арабские женщины не появляются на людях — во всяком случае, порядочные. Мы поставили новейшую модель кондиционера, чтобы спастись от зноя. Охранник с автоматом быстро подбежал к автомобилю и, захлопнув за ними дверцу, сам забрался на переднее сиденье рядом с шофером. Остальные влезли в головную машину. Когда они тронулись с места, Бейдр увидел, как погонщики погнали верблюдов к самолету, чтобы забрать груз. Вереница кадиллаков выехала с летного поля на бетонное шоссе, проложенное от подножия гор.

Теми, кто нарушает нашу границу, чтобы грабить, насиловать и убивать. Некоторые считают, что это израильские вооруженные формирования.

Однако они могут засылать к нам наемников, мы не имеем права ослаблять бдительность. Но на других нападают довольно часто. Однако поговорим о более приятных вещах. Ты знаешь, что твоя старшая сестра через два-три месяца ждет ребенка? Машины начали карабкаться по извилистой горной дороге. Еще немного — и Бейдр различил первые признаки зелени по обеим ее сторонам.

Кактусы уступили место карликовой сосне, потом стали попадаться цветы, бугенвиллии и зеленая трава. Отец нажатием кнопки опустил стекло. Свежий аромат сменил прохладный, но спертый воздух внутри машины. Машины быстро взбирались на вершину горы. Дом отца Бейдра был на другой стороне, у моря. Интересно, сильно ли он изменился? Они увидели его сразу, как только начали спуск. Бейдр разглядел белые крыши далеко внизу.

Дом оказался больше, чем сохранила его память. Пожалуй, появились новые постройки. В дальнем конце их владений, возле самого моря, блестел на солнце огромный бассейн. И вот еще кое-что новенькое: К примеру, в летней резиденции принца Феяйда более ста вооруженных охранников.

Бейдр воздержался от комментариев. Что-то в мире не так, если людям приходится безопасности ради заточать себяв подобные тюрьмы. Автомобиль свернул с шоссе на дорогу, ведущую к их дому. Они миновали зеленые насаждения и подкатили к массивным чугунным воротам. Кто-то нажал на электрическую кнопку, и створки ворот начали медленно разъезжаться в разные стороны. Не успев затормозить, кадиллак въехал во двор. Еще четверть мили — и он остановился перед колоссальным белым зданием.

Он смерил взглядом гигантскую мраморную лестницу, ведущую к открытой парадной двери. В проеме показалась женщина—без чадры, но с покрытой головой и в длинном белом одеянии. Поскольку это была не официальная встреча и присутствовали только свои, ужинали все вместе. В противном случае к столу были бы допущены одни мужчины, а женщины принимали пищу в другом месте или вообще обошлись бы без ужина. Бейдр посмотрел на сестер. Фатима, тремя годами старше него, круглолицая и с огромным животом, сияя, восседала рядом с мужем.

Все ее лицо и фигура излучали гордость. В мире всё на связях делается, на знакомствах, рука руку моет и так далее. А с такими друзьями, как у Жизнева, далеко не уедешь.

Я, конечно, их где-то понимаю: Но в бизнесе-то как: Иначе все бизнесмены давно бы вымерли. А уж Жизнева я знаю, он бы точно в долгу не остался. Но друзьям его в это не верится. Был бы он маленьким, как они, тогда, может, ему и помогли бы. А такой как есть он всех пугает. Вытащат писаки на свет такого монстра и помрут все потом с голоду. Так что женитьба отменяется, девчонки. Будем просто дружить, — и Марина рассмеялась, но теперь уже невесело.

Глава III В это самое время Любим Жизнев, давно забывший обо всяких обидах и тщеславных мыслях, уже который час сидел за компьютером и безмятежно трудился. В его задачу входило отредактировать довольно-таки коряво написанный текст, снабдить его подходящими цитатами из сочинений героев очерков, привести отзывы современников об этих людях, сделать пояснительные врезки, а также собрать многочисленные иллюстрации, которых в исходном издании имелось мало, а цветных не было совсем.

Жизнев нисколько не обманывался относительно сложности полученного задания — достаточно сказать, что ранее двух редакторов уволили именно из-за их неспособности справиться с этим проектом.

Справиться же было и впрямь непросто, ведь очерки писали десятки авторов, каждый являлся специалистом-историком и выбирал себе то историческое лицо, которое лучше знал и по которому имел под рукой достаточно литературы. А редактору-составителю, то есть в данном случае, после увольнения первых двух, уже Жизневу, вменялось в обязанность знать все персонажей двухтомника — как же иначе, если ему 8 предстояло цитировать их труды и давать о них в текст пояснительные врезки.

Поэтому разъезжать по библиотекам Жизневу было совершенно некогда, книги ему следовало иметь под рукой. Выручала собственная библиотека, составлявшаяся десятилетиями, а то, чего не оказывалось на ее полках, приходилось искать и покупать в букинистических магазинах и на букинистических сайтах в Интернете в последнем случае Жизнев оплачивал еще и почтовые расходы.

Хозяйка издательства старательно делала вид, будто ничего этого не понимает, вызывая у Жизнева лукавую улыбку. Еще бы, ведь у нее дома обитали пятнадцать собак и с десяток кошек верный признак нелюбви к людям , и ей приходилось всячески экономить, дабы прокормить всю эту ораву.

Поэтому тот факт, что Жизнев из своего тощего редакторского кошелька оплачивал десятки, если не сотни недешевых книг, необходимых для выполнения полученного задания, доставлял предпринимательнице немалое удовлетворение. Правда, порой ее охватывало беспокойство: Она начинала давать Жизневу непрошеные сбивчивые советы касательно того, как обеспечить себя необходимой литературой.

В ответ Жизнев только отмахивался и поеживался — наблюдая проявления жадности, пытающейся сойти за нечто другое, например за бескорыстную помощь, он всегда чувствовал себя крайне неуютно.

А разгадка его долготерпения была чрезвычайно проста: Жизневу нравилась работа и нравились приобретаемые им для работы книги. Хозяйка, конечно, вскоре поняла, как обстоит дело, тем более что Жизнев ничего и не скрывал: Он и хозяйке говорил то же самое, дабы та не считала, что в очередной раз сумела его облапошить. Когда он работал не в штате, а по контракту, хозяйке это удавалось.

Ему приходилось по 12 часов в день редактировать тексты, требовавшие до 90 исправлений на одной странице он специально считал , получая за это в месяц сумму, равную средней пенсии. Немногим больше он зарабатывал, составляя заказанные хозяйкой антологии, сроки же были назначены такие, что трудиться приходилось с утра до вечера, частенько захватывая и выходные.

При этом значительную часть работы хозяйка ему не оплатила, ссылаясь на имеющиеся недостатки. Жизнев не обиделся и не слишком огорчился, ибо давно понял, каких моральных следствий надо ждать от либерализации общественных отношений. Коли уж сделался наемным работником, то не жди, что с тобой станут церемониться. Правильно заметил Вальтер фон дер Фогельвейде: Кто сделаться решил товаром, Тот обесценился навек.

Это высказывание справедливо, увы, не только в отношении сребролюбивых поэтов, — истинный смысл его гораздо шире. А о любителях законной наживы верно написал Ганс Вильгельм Кирхгоф: Вот деньги в рост идут, а честь? Да нет ее, коль деньги есть. Чему же тут удивляться или огорчаться? Можно, конечно, заклинать нечисть, как Блок: Однако заклинания подействуют только в том случае, если произносящий их обладает независимым состоянием, как тот же Блок. В противном случае избежать сделки с буржуа по продаже самого себя человеку нельзя никак, и следует быть готовым к тому, что буржуа в ходе делового общения проявит все те милые свойства, которые приобретаются им в силу его особого социального положения.

Об этих свойствах Смоллетт писал: Напротив, часто — можно сказать обычно — его приобретают люди с низкой душой и ничтожными способностями. Однако совесть богатых не мучает, ибо для них как для представителей рода людского в высочайшей степени справедливы слова Салмана Рушди: Жизнев, конечно, мог бы напомнить своей начальнице о том, что ее благополучие в очень значительной степени зиждится на множестве книг, подготовленных им или под его руководством в разные годы ведь это было то самое издательство, в котором Жизнев когда-то начинал как редактор, см.

I , однако он счел это бесполезным для начальницы буржуй есть буржуй, его не переделаешь и бесспорно вредным для себя, ибо обивание порогов в поисках работы всегда вызывало у него разлитие желчи.

Хозяйка издательства удивилась — она не ожидала такой прыти от Жизнева, которого считала человеком не совсем от мира сего в том числе и из-за былых грабительских контрактов, которые тот безропотно выполнял , однако замыслов у нее имелось много, опытных редакторов не хватало собственно, их всегда не хватает , и она, помявшись, согласилась.

Легкой жизни в штате у такой начальницы Жизнев не ожидал и оказался прав. Так как издательство уволило в целях экономии почти всех художественных редакторов, Жизневу пришлось самому стать кем-то в этом роде и снабжать книги изображениями, быстро освоив подбор картинок в Интернете.

Когда Жизнев отредактировал текст книги о Николае II, то неожиданно выяснилось, что весь огромный фонд фотографий, уже имевшийся в компьютерах издательства, грозит стать бесполезным хламом, поскольку из-за ухода художественного редактора невозможно сказать, кто на каком снимке изображен и к какой главе этот снимок относится. Жизнев разложил сотни распечатанных фотографий на полу своей квартиры и несколько дней ходил, наступая на лица представителей династии Романовых без всякого священного трепета, надо сказать , однако все же привел изобразительный фонд в порядок, сделав подписи ко всем снимкам и распределив снимки по главам.

Он составил книгу о Пушкине, написав статью о жизни поэта благо как раз в это время читал много пушкинистики, а также удосужился наконец прочесть все опубликованные записи и переписку Пушкина — многие любители поэзии этого не делают никогда, и совершенно напрасно. Затем он выбрал и разбил по темам наиболее афористичные строки Пушкина таково было основное задание редакции, хотя сам он считал его нелепым.

Затем составил объемистый раздел высказываний о Пушкине различных выдающихся писателей, филологов и ученых и завершил книгу подробным биографическим справочником, рассказывавшим обо всех людях пушкинского времени, упоминавшихся в тексте. Были и другие книги: Как уже говорилось, ушлому начальству вновь удалось построить работу Жизнева так, чтобы тот трудился с утра до вечера и даже захватывал выходные дни.

Каждое утро Жизнев вспоминал о том, сколько еще не сделано и, проклиная все на свете, а в особенности собственные уступчивость и деликатность, мчался к компьютеру. Завтракать он прекратил, так как с утра его мучило ощущение того, что пищу он еще не заработал. Дела по дому ему пришлось возложить на престарелую матушку, а то, с чем она не могла справиться, например походы на рынок за продуктами, превращалось в трудно разрешимую из-за нехватки времени проблему.

Сочинять Жизневу все-таки удавалось, несмотря ни на что — видимо, благодаря приобретенному с годами мастерству, позволявшему быстро и уверенно воплощать в произведение любую идею. Правда, никто не мог сказать, сколько идей так и не смогло прорваться из духовного эфира в мозг нашего героя, забитый реалиями XIV—XVI веков и самых разных стран, от Норвегии до Индонезии. Об этих неявных утратах Жизнев, конечно, думал с досадой, однако стоило ему сесть к компьютеру и приступить к занятиям, как досада вскоре проходила.

Однако привлекательность этой работы для Жизнева состояла как раз в том, что, обнаруживая пробелы в своем образовании, он в то же время их и закрывал.

Исторические лица, события, социальные установления, не читанные ранее тексты, не виданные ранее картины и архитектурные памятники — остаться равнодушным ко всему этому богатству, не стремиться им овладеть мог, по убеждению Жизнева, лишь духовный кастрат. А трудов своих наш герой научился не жалеть, памятуя высказывание Шиллера: Но наш герой с годами стал хорошо понимать другое — то, что, приобретая познания, личность приобретает все новые творческие силы, а значит, все успешнее творя, становится все ценнее, все тяжелее на весах вечности.

А утраченные — точнее, не уловленные — в ходе работы идеи непременно вернутся, как полагал Жизнев, 11 к человеку, обогащенному познаниями, причем вернутся в еще большем блеске. Поэтому следует перебороть и жажду отдыха, и жажду развлечений. Следует трудиться, читать, приобретать книги.

Глава IV Однако случались у Жизнева и минуты отдыха, если можно считать отдыхом перемену занятий. Он читал то, что давно наметил прочесть, сочинял новые стихи и правил старые. В полной мере отдыхом становились для него лишь вечера пятниц, которые, что греха таить, он проводил за бутылкой, причем обычно пил в одиночку, опасаясь пустопорожних разговоров.

Кроме того, только вино обычно крымский херес позволяло изгнать на время из памяти работу со всеми ее проблемами и погрузиться в воспоминания. Тут стоит привести строки Саади: Скорбей на жизненном пути без чаши не перенести, Верблюду пьяному шагать с тяжелой ношей веселей.

Вот Жизнев и облегчал на время свою нелегкую ношу. Вспоминать, разумеется, хотелось что-то веселое и доброе. А мало ли в прошлом было веселой гульбы и по-доброму складывавшихся обстоятельств! Владельцы заведения были в восторге от выступления в их концертном зальчике поэтов Сообщества, то есть Сложнова, Жизнева и Сидорчука.

Жизнев и Сложнов переглянулись, на лице Сидорчука появилась кислая гримаса. Вызвана она была отнюдь не стыдом или раскаянием, а пониманием того, что следующие гонорары придется делить уже в иной пропорции. Однако к этому времени товарищи Сидорчука уже так привыкли к его бессовестности, что не огорчились, не обиделись, не высказали ни слова упрека, а только спокойно и по-деловому обсудили со своим квази-руководителем, как раздел денег будет происходить в дальнейшем.

При мысли о том, кто тогда здесь бывал, поэтов пробирала дрожь восторга. Таким поэтам, конечно, хорошо везде, но Жизнев все же в каждой поездке старался оставить по себе добрую память, и, кажется, ему это удавалось. По крайней мере, он и позднее, собираясь в Питер, всегда мог назвать несколько мест, где его были готовы принять с искренней радостью. А для того чтобы оставить такую память, требуется совсем немногое: Вспоминалась еще зимняя поездка в Краснодар в удивительные дни, когда в этом южном городе выпало неслыханное количество снега, троллейбусы ходили только по паре маршрутов, а сугробы достигали высоты второго этажа.

При этом было совсем не холодно, приезжие северяне ходили нараспашку, люди кругом улыбались, а сугробы мерцали под фонарями. Сначала состоялось выступление на дне рождения одного из молодых богачей, а наутро поэтов, еще не вполне опомнившихся, повезли куда-то завтракать, а точнее сказать — опохмеляться и продолжать веселье.

Снегопад длился всю ночь, и автомобили с трудом протискались по улочкам старой части города к аккуратному, словно сложенному из детских кубиков зданьицу, охристая окраска которого казалась оранжевой на фоне громоздившихся вокруг ослепительно белых сугробов. Накануне отлета в Краснодар Жизнев выступал в каком-то окраинном московском клубе, название которого ныне забыто, потом праздновал успех с поклонниками, потом заторопился на самолет, целые сутки не спал, а в Краснодаре угодил прямо к пиршественному столу.

В результате в описываемое утро сердце у него колотилось как бешеное, а тут еще шашлык и красное французское вино — Жизнев надеялся, что оно как-то поправит дело. На самом деле помочь ему мог только отдых, однако спать почему-то совершенно не хотелось. Когда гостеприимные хозяева предложили перейти к водным процедурам, в сауну Жизнев из-за сердцебиения даже и носа не стал совать — просто искупался в бассейне, принял душ и, закутанный в простыню и слегка освежившийся, вернулся за стол, где вид красного вина пробудил в нем сильнейшую жажду.

На старые дрожжи после десятка бокалов в голове у него изрядно зашумело, а на лице появилась глуповатая улыбка. Тем не менее он все-таки смог припомнить строки из знаменитого стихотворения Лоренцо Медичи Великолепного: Славьте Вакха и Амура! Прочь заботы, скорбь долой! Пусть никто не смотрит хмуро, Всяк пляши, играй и пой! Будь что будет — пред судьбой Мы беспомощны извечно. Нравится — живи беспечно: В день грядущий веры нет.

Эти стихи убедили его в том, что, как бы ни стучало сердце, о последствиях пития беспокоиться не стоит. Упоминание же об Амуре в стихах оказалось пророческим, ибо совершенно внезапно перед 13 взором Жизнева возникли жрицы этого божка. На самом деле это были весьма привлекательные и ничуть не вульгарные, скромно, но со вкусом одетые три молодые дамы — одна совсем юная, две другие постарше.

Они расположились за столом, завязалась светская беседа. Жизнев шепотом спросил Сидорчука: Удивленный Жизнев вновь исподволь изучил помутневшим взором каждую гостью, но не обнаружил ни на одной из них никаких печатей и клейм профессионального порока. А между тем в воздухе проносились какие-то слова со значением, какие-то сигналы, в которые Жизнев даже не пытался вслушиваться: И когда его товарищи по застолью начали один за другим отлучаться вместе с дамами в залу для водных процедур, это не побудило его ни к каким действиям.

Для чего происходят все эти отлучки, он, конечно, понимал, но его частившее сердце благосклонно относилось только к красному вину, а любовных трудов не желало совсем. Дамы между тем вошли во вкус вакхических забав. Вернувшись к столу, одна из них, самая хорошенькая, стройная шатенка с пушистыми волосами и загадочным взором, начала поглаживать мощные бицепсы Жизнева, не прикрытые простыней, ласково вонзать в них коготки и, словом, всячески склонять Жизнева к плотским усладам у бассейна.

Жизнев сначала не вполне сознавал, чего от него хотят, но когда осознал, то прямо объяснил даме на ушко, как обстоит дело с его здоровьем. Затем он восхвалил ее красоту, поблагодарил за благосклонность и попросил не таить на него обиды.

Та в ответ ласково ему улыбнулась, показывая, что ничуть не сердится. Улыбка была столь очаровательна и зовуща, что Жизнев решил было плюнуть на здоровье и дать себя увлечь в залу греха, однако сердце, провалившись на миг куда-то в пустоту, заставило его передумать. Несколько уменьшил в его глазах привлекательность порока и Сидорчук, зачем-то начавший размахивать перед глазами сотрапезников использованным презервативом, в котором болталось мутное содержимое.

Недостаток вкуса и такта этот человек проявлял, увы, не только в стихах. Когда вся компания, вполне довольная друг другом, наконец оделась и направилась к выходу, глазам их предстала забавная картина: Возможно, подумалось Жизневу, к такому развитию пришел обычный сеанс массажа. Так или иначе, но оба участника этой эротической сцены полностью ушли в свое занятие девушка стоя опиралась на массажное ложе, молодой богач пристроился сзади и не обратили на проходивших никакого внимания.

Чтобы поторопить именинника, пришлось звонить ему из вестибюля заведения по мобильному телефону. Жизнев всей душой порадовался такой внутренней свободе молодых супругов. Поэтому направились на квартиру к друзьям именинника, с которыми успел сдружиться и Жизнев во время своих прошлых визитов в Краснодар.

Глубокомысленные беседы с ними служили ему в застолье убежищем от бесконечных разговоров про автомобили, запчасти, загородные дома и прочую шелуху, облепляющую подлинную человеческую судьбу.

Однако тут, увидев дам, один из хозяев квартиры проявил себя не лучшим образом. Видимо, кто-то — то ли именинник, то ли Сидорчук — шепнул ему о том, чем девушки занимаются помимо основной работы, и бедный молодой человек, не зная, как себя вести с такими дамами, начал презрительно усмехаться, говорить колкости и, словом, повел себя очень глупо. В 14 противовес этому Жизнев, хотя его и развезло от выпитого в бильярдной коньяка, изо всех сил старался быть галантным, успокаивал готовых возмутиться девушек, а потом, улучив момент, прямо сказал на кухне адепту мужского шовинизма, чтобы тот не портил вечер.

У них есть работа, поэтому они могут позволить себе тщательно выбирать партнеров. Для них секс — не единственный источник дохода, поэтому они проституируют с душой, с удовольствием. С ними можно поговорить, это люди, пойми, а не просто приложения к влагалищу.

Мы вот завтра с ними собрались на концерт, а как они с нами пойдут, если их здесь обидят? В результате к нему преисполнилась нежных чувств девушка Лера, самая бойкая и самоуверенная из трех подруг, брюнетка с зелеными глазами. Конечно, люди не любят признавать свои ошибки и менять линию поведения по чьей-то просьбе, считая это признаком слабости. Возможно, молодой человек, считавший, что женщин легкого поведения настоящий мужчина должен унижать, продолжал бы гнуть свое и вечер завершился бы обидами и скандалом.

Однако Жизнев с годами стал чертовски убедителен, и дело было не столько в том, что он говорил в спорном случае, сколько в том, как он говорил и как он себя вел.

Тут вполне подходят слова Уитмена: Я и подобные мне убеждаем не метафорами, не стихами, не доводами, Мы убеждаем тем, что существуем. Далее было вновь выпито много коньяка, и Жизнев довольно смутно помнил, как он вместе со Сложновым оказался в их общем номере гостиницы.

Встал он с сердцебиением, но решил не обращать на него внимания: А веселья предстояла уйма: Жизневу вспомнился рассказ офицера, прошедшего чеченскую войну этот офицер консультировал Жизнева во время написания романа: Тащить глупого негра через раскисшее поле в комендатуру не хотелось, давать крюк в несколько верст по лесу — тем более. Тогда покойника прицепили к бронетранспортеру и поволокли полем по грязи напрямик.

Убили негра… Убили, суки, замочили… Он уже не идет играть в баскетбол… И так далее. Негр торжественно ехал на тросе за бронемашиной, глядя в небо и сложив руки на груди точнее, руки на груди ему связали. Номер имел большой успех — даже вечно настороженные чеченские женщины смеялись до слез. И вот теперь Жизнев познакомился с членами прославленного коллектива. Они охали и держались за виски, повторяя: Бесстрашие, с которым эти люди вливали в себя гомерические дозы спиртного, являлось одним из их немногих достойных уважения качеств.

Поэты и музыканты вместе пообедали в какой-то харчевне, причем от пива поэты решили воздержаться — вечером им предстояла встреча с дамами. Певец Маршал концерт из-за снегопада отменять не стал и правильно сделал: Жизнев уселся рядом с девушкой Марией, самой юной из трех, которая немедленно начала гладить его по руке и 15 вкрадчиво сообщила, что в Москве у нее много друзей и после Нового года она собирается туда приехать.

Певец начал концерт с песни на слова Сложнова, что произвело на девушек глубочайшее впечатление, в особенности на влюбленную в Сложнова зеленоглазую Леру. Она окончательно убедилась в том, что ее выбор правилен, и силой своего чувства изрядно перепугала Сложнова.

После концерта Сидорчук потащил всех в артистическую уборную, дабы продемонстрировать свое приятельство со звездой. Там Жизнев потоптался несколько минут на пороге, остро ощущая глупость своего положения и проклиная тщеславие Сидорчука, после чего незаметно ретировался и с удовольствием поболтал с умненькой Леной в вестибюле. Она тоже обещала после Нового года появиться в Москве, но ее слова звучали куда более весомо, нежели девичий щебет Марии.

Поэты прогулялись с девушками по заснеженной главной улице, зашли в клуб, принадлежавший молодым богачам, где вся компания угостилась коньяком, а потом усадили дам в такси водитель клялся всех троих развезти по домам, несмотря ни на какие сугробы и направились в свою гостиницу. Там Жизнев и Сложнов с облегчением отделались от Сидорчука, проживавшего этажом ниже, и поднялись к себе. По удачному стечению обстоятельств на их этаже имелся буфет, причем не очень дорогой, — там оба поэта вскоре и оказались.

Они потребовали коньяка, и за рюмкой Сложнов стал горько жаловаться на пылкость и настойчивость Леры — неуместные, на его взгляд. Достаточно сказать, что и в Театре эстрады, и в клубе они обегали все коридоры, безуспешно ища уголка для совокупления.

Не на аркане же тебя тащили в эти коридоры, — возразил Жизнев. Да и вообще произвел на девушку хорошее впечатление. Одними мужскими достоинствами их не удивишь. Она хочет жениться… то есть замуж! Что она, при ее образе жизни предохраняться не умеет?

Если бы не умела, у нее уже семеро по лавкам было бы. Значит, залетела нарочно, значит, сама создала проблему. Почему же ты ее должен решать? Значит, решила в одиночку тот вопрос, который должны решать двое.

Значит, и расхлебывать последствия должна сама. Ну вот если она тебя спросит, нужен ли тебе маленький, что ты скажешь? Только этого мне не хватало! Зачем мне в таком случае какие-то маленькие? Если хочешь остаться кристально честным, то объясни прямо завтра, не морочь девушке голову, — посоветовал Жизнев. Если это ее отпугнет, то так тому и быть. А если нет — наслаждайся, возьми от Леры всё, что она может дать.

А потом пойдет в суд или куда там ходят в таких случаях. Заявит, что я — отец ребенка. Сделают анализы, и хана! Она даже алиментов не получит, потому что вы с ней жили раздельно и не вели общего хозяйства. Выбить алименты по суду тоже не так просто. Судьи не дураки и в бабских штучках знают толк. Может, она напоила тебя до бесчувствия, а потом надругалась над тобой? Может, это ее на самом деле надо судить? В конце концов, сам предохраняйся. Ты даже как плательщик алиментов никому не нужен, потому что работаешь ты неофициально, а официально ты безработный и никаких доходов у тебя нет.

Поэтому расслабься и спокойно рви цветы удовольствия. Жизнев видел, что не вполне убедил друга, и счел за лучшее перевести разговор на другую тему. Через некоторое время, когда опустел уже второй графин коньяка, он предложил удалиться на покой. В номере Жизнев взглянул в зеркало, проворчал: Сложнов, однако, его примеру не последовал. В памяти Сложнова вертелись неудачные попытки соития с Лерой, совет насчет цветов удовольствия, а также те неоднократные предложения доступной любви, которые ему делали в этой гостинице.

Поэт вышел из номера и направился в комнату старшей по этажу. Там ему с готовностью показали четырех дам, он выбрал одну и с ее помощью освободился в пустующем номере от избытка беспокойства. Стоило бы напомнить ему о том, что соитие порой нужно не само по себе, а для обретения душевного равновесия и приведения мыслей в порядок.

Наутро Сложнов весело поведал о своих ночных похождениях Жизневу и, по всей видимости, уже не ожидал от будущего ничего плохого. Глава V Дабы мотивы, которые заставили поэта Сложнова завести вышеприведенный разговор, стали понятны читателю, следует описать вкратце житейские обстоятельства этого незаурядного человека. Родился он в промышленном городе за километров от Москвы, в отрочестве начал сочинять стихи и музыку, создал школьную рок-группу.

Добавил Filmixer , Проиграла в карты и сосет у двух менеджеров. Горячая блонда жадно поглощает гигантский конец негра. Развратная толстушка поглощает петух. Загорелая задница дерзкой мамаши поглощает упругий писюн. Проиграла в карты и сосет у двух менеджеров. Горячая блонда жадно поглощает гигантский конец негра. Развратная толстушка поглощает петух. Спелая Кейша Грей мастерски поглощает два крепких пениса. Загорелая задница дерзкой мамаши поглощает упругий писюн.

Развратная толстушка поглощает хуй.

27/11/ · protosip.ru Зрелый тренер выебал молодую подопечную Сантехник выдрал в анал Author: TheBambino Отборные порно ролики в hd качестве, бесплатно смотреть онлайн. Главная; По национальности.

Грудастая Блондинка Подрочила Брюнету На Кухне

74% Горячая блонда жадно поглощает гигантский конец негра Описание: Если у вас горячее желание смотреть порно онлайн, то мы можем предоставить вам.

Разбил анал белой красавице в чулочках своей черной елдой

Смотреть японский с большой tatas ебля на, дома, бесплатно большие сиськи порно видео онлайн. Гигантский фаллоимитатор в Горячая блонда жадно поглощает гигантский конец негра.

Два Мужика Жёстко Развлекаются С Брюнеткой - Смотреть Порно Онлайн

Секс Порно Азиаток Японок

Русскую шлюшку заставляют кончать!

Секс На Диване С Горячей Брюнеткой В Белом Белье

Похожие видео

Секс Видео Азиатких

Порнуха С Блондинками

Анальное порно на телефон

Кристина даже не думала, что в русских туалетах ей удастся найти член для порно, который можно было

Анальный Трах С Татуированными Сучками

Блондинка старается удовлетворить свою подругу - смотреть порно онлайн

Японку Обкончали

Лучшие Порно Каналы

Порно Анал Много Мужиков

Брюнетка С Самого Утра Плещется В Бассейне - Смотреть Порно Онлайн

В азиатку тыкают сначала пальцами, потом членами - смотреть порно онлайн

Порно Большие Игрушки В Анале

Беременная Шлюшка С Большими Налитыми Сиськами Дала Парню В Анал

Грубый Анальный Секс С Опытной Брюнеткой С Маленькой Грудью

Мулаточка Алекса Круз заглатывает член

Двойной Анал По-Русски

Порно - Смуглая блондинка Tia Layne в белых трусиках

Анальный секс Итальянских любителей

Порно Мультики Канала

Горячая блонда жадно поглощает гигантский конец негра - Pornk

Озорную Брюнетку Чпокнули В Попку И Принесли Ей Этим Много Удовольствия

Порно Секс Игрушки На Члене

Брюнетка с огромными дойками сосёт огромный член

Очутившись В Безвыходной Ситуации, Девушке Пришлось Угодить Механику Анальным Сексом, Перед Стартом

Горячее порно:

Горячая Блонда Жадно Поглощает Гигантский Конец Негра
Горячая Блонда Жадно Поглощает Гигантский Конец Негра
Горячая Блонда Жадно Поглощает Гигантский Конец Негра
Горячая Блонда Жадно Поглощает Гигантский Конец Негра

Напишите отзыв

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Kigalrajas 07.06.2019
Скрытая Камера Порно Вечеринка
Tutaxe 04.10.2019
Порно Бледные Волосатые
Matilar 19.02.2019
Гей Фото В Форме
Kajas 16.09.2019
Видео Как Танцуют Голые Девушки
Nikoshicage 05.02.2019
Порно Женщины Обильно Кончают
Shakagami 12.12.2018
Минет Фото Знаменитостей
Zutaur 27.05.2019
Самые Модные Знаменитости
Kitaxe 06.03.2019
Давайте Порно
Digore 10.10.2019
Заткнул Рот Членом
Dikus 01.02.2019
Романтические Пошлые Секс Смс
Горячая Блонда Жадно Поглощает Гигантский Конец Негра

protosip.ru