protosip.ru

Найди партнёра для секса в своем городе!

Грудастая Блондинка Работает Секретарём И Очень Любит Пошалить С Боссом

Грудастая Блондинка Работает Секретарём И Очень Любит Пошалить С Боссом
Грудастая Блондинка Работает Секретарём И Очень Любит Пошалить С Боссом
Лучшее
От: Shakataur
Категория: Блондинки
Добавлено: 05.09.2019
Просмотров: 4121
Поделиться:
Грудастая Блондинка Работает Секретарём И Очень Любит Пошалить С Боссом

Смотреть Онлайн Азиатка С Бритой Пиздой Глотает Сперму

Грудастая Блондинка Работает Секретарём И Очень Любит Пошалить С Боссом

Брюнетка С Очень Большими Сиськами Пробует Сперму На Вкус

Знойная Брюнетка С Аппетитной Задницей Игриво Позирует На Камеру

Стройная брюнетка вступила в половую связь с толпой мужиков

Вот только есть захотелось сильнее. Мда, да и соснуть бы не мешало, ночи уже не такие прохладные, конец апреля, а скоро Май, и праздники Похоже только в этом мире уже не будут праздновать 9 Мая.

Мальчишка быстрым шагом шел до рассвета, а уже утром уснул, примостившись в стоге сена. Ему утомленному сильными переживаниями снился необычайно яркий и красочный сон. Алексею казалось, что он буквально тонет в чем-то сладком, и очень приятном, а затем ощущении необыкновенной легкости. Мальчишка вдруг ощутил себя в незнакомом летающем агрегате. Шумели моторы, вибрировал корпус. Стиснутый с обеих сторон узкими, фанерными бортами Алексей, тем не менее ощущал себя почти комфортно.

Теперь он летчик, а не какое-то чмо! И летчик грозной империи, что сражается с вурдалаками Пиндостана! Так хочется крови и боя!

Как боксер измотанным беспрерывными тренировками жаждет выхода на ринг, для него самое гнусное известие узнать, что схватка отменена Аэроплан по форме имеет сходство со знаменитым ЯК-3, лучшим, вернее самым маневренным истребителем второй мировой войны! А вот и противники: В небе они кажутся настоящими монстрами, или это только иллюзия? Словно техника первой мировой войны, только куда более устрашающая и несуразная Бомбардировщики окружали истребители сопровождения, верткие и угловатые до уродства.

Три летающие крепости и целая свита каких-то бипланов, монопланов и прочей дребедени. Безусловно нужная и весьма полезная! Только допотопная дребедень болтается! А чума болотная, за решеткой мается! Бомбардировщики приближались медленно, как ленивые, разморенные буйволы, вокруг которых кружится назойливая мошкара.

В голове у Алексея промелькнуло: Мальчишка подумал, а если обстрелять этих ублюдков зажигательными пулями? Вот у него какие пулеметы, случайно не трассирующие?

Что-то пискнуло в голове: А простой, устаревшей времен "царя Гороха" пулей, бомбу не взорвешь. Это только в Голливуде, в дешевеньких боевиках , так легко все взрывается, и дредноут можно потопить из пистолета.

Вот только рации нет, и приходиться обмениваться сигналами, поднимая над окнами цветные флажки. Русские парни по сигналу разделились, первая группа обрушилась на сопровождение, а остальные на бомбардировщики. Алексей ощутил себя стервятником, бросившимся на изможденную добычу! Похоже стадо тучных коров сунулось в брод, где их поджидали голодные пираньи. Алексей уважал этих рыбешек, они Истребители выпускали длинные очереди, поливая противника свинцом.

Казалось разом забили сотни барабанов. Противник из Пиндостана, яростно огрызались. Столько пулеметов у опасного врага, они установлены по всему борту, защищая бомбардировщик не хуже ощетинившегося колючками ежа. Впрочем, это был неуклюжий еж, а скорее даже дикобраз-безобраз. Но в этом один из его напарников, задымил. Димка вдруг вспомнил, это не мальчишка, а девушка Наташка Она ведь может погибнуть. Двигатель гудел надсадно, он еще не начал кашлять, но это лишь видимость эфемерного здоровья: Алексей вдруг понял, что он уже не мальчишка, а взрослый, старший лейтенант Александр Покрышкин.

Как такое может быть? А истребитель напарницы падал, как сбитая злобным хулиганом птичка-пичужка. И не возможности спастись, так в этом мире еще не изобрели, катапультирующих устройств. Кажется, они вообще появятся, только во время второй мировой: Самолет, не долетев до густых, лесных крон взорвался.

Словно лопнула бутылка с напалмом, а сердце залила серная кислота. В досаде мальчишка или уже в этом бреду взрослый запел:. Алексей пел, и время для него как бы застыло а что во сне подобное, еще ой как бывает, когда все замирает. И сражение теперь замерло, словно сработал стоп-кадр.

Даже ветер стал подобием киселя, лишь вяло обмывая лицо мальчишки. Алексей вдруг словил себя на том, что эта песня, вроде бы и не его Ведь он умнейший пацан, с большим подозрением относился к христианам не зависимо от концессии. Действительно для него Христос: Может поэтому христианство и смогло до такой степени распространиться по миру.

Наука могуществом не уступает Всевышнему, но в отличие от последнего служит человеку! Знание в отличие от меда сладко, даже если в нем тонешь! А тут еще учат: Или рабы покорно повинуйтесь господам своим не только добрым, но и злым! Причем если Иисус - Всемогущий Бог, как учат православные, то он как раз этому учению меньше всего и следовал. Например, обившись на людей, что они его недостаточно любят, взял и замочил почти все человечество водами потопа, да ещё и невинных животных в придачу.

Или например жестокие казни в Египте, ведь Бог сказал Моисею: То есть Иисус, будучи Богом, не только не следовал принципу своего же учения: Вполне в стиле пахана-беспредельщика!

Католик, православный, протестант, мусульманин, все кто верит: И так было всегда, во все времена, вне зависимости от страны и народа: Сумбурные мысли чрезвычайно умного, но при этом капризного пацан, внезапно прервались. Ставшая мучительно липой пауза закончилась, и сражение возобновилось с прежней силой. Правда, шестеренки часов отмеряющих вечность крутились со скрипом. Небо вдруг разом очистилось от облаков. Оно стало прозрачно-голубым, похожим на родниковую воду, сквозь которую, не зависимо от глубины можно увидеть, очертания дна.

Но зато разглядев, что на дне ужаснешься! Едкий грязно-зеленый дым, пушистым хвостом поднимавшийся вверх, остался далеко позади. Это напоминало гремучего призрака-питона, расходящегося кольцами.

Обломки машины, где погибла его любимая девушка, быстро догорали. Казалась это тушка птицы с которой пламя слизывает: Другой самолет, тоже с близким товарищем, по касательной ударился в землю.

Инерция протащила жертву вперед, оставив на оранжевой, покрытой легким пушком траве, жирный, маслянистый след. Пилот в данном случае высокая, фигуристая девушка, шлем слетел ее головы и на ветру развевались голубые как у Мальвины волосы. Как бабочка крылышки она раскрыла парашют, но время спастись оказалось упущенным. Купол не сумел до краев зачерпнуть воздуха. Это напоминало падение наполненной на половину лекарством ложки из судорожно содрогающихся рук сердечника. Удар был силен, Алексей услышал, смачный хруст, сломанных девичьих костей.

Белоснежный купол парашюта стал погребальным саваном девчонки. Ветер усилился, казалась русская воительница, хочет выбраться из смертельного плена. Внимание мальчишки отвлекло приближение пары "Топоров". Они заходили со стороны Солнца, из-за этого сливались с небом. Это тактика борца имеющего преимущество в весе! Дурные копыта - на части разбиты! Противник стал плеваться, из спаренных пулеметов. Похоже, каждая пятая пуля, была трассирующей, огненные полосы вспыхивали по сторонам, не задевая аэроплан Алексея.

Мальчишка круто заваливал свою машину, то на одно крыло, то на другое, наклоняя почти вертикально к земле, и летел зигзагами. Вспомнился "великий" пилот - Зигзаг Мокряк, как он выкручивался Противник впрочем, и не думал уступать. Оглядываясь, мальчишка видел, что преследователи упорно следуют за ним, словно прицепились невидимыми якорными цепями. Джордж Буг садист - полез на Ирак! Хочет правоверных мусульман задушить, хочет пес неверный Садама убить!

Тем временем эскадра рассыпалась и сражение приобрело характер одиночных поединков. Хотя казалось, что такую тушу, никто не может взять. Но видимо пилот бомбардировщика принял решение; Честь конечно хорошо, но житуха лучше! Так что пора драпать. Оставляя за собой несколько тоненьких струек дыма громадный, с отбитыми пулями, броневыми плитами аэроплан уходил Добить его было бы неплохо, но стая ищеек слишком уж увязла в жестокой свалке с волками и не могла преследовать полудохлого медведя!

Алексей, мня себя крутым, сплюнул сквозь зубы:. До окончательной победы не хватает, одного солдата или мужества у оппонента! Ну ничего будет и на нашей улице праздник!

Третьему бомбардировщику повезло больше остальных. Короткая очередь лишь полоснула по корпусу, оставив вмятины в противопульной защите, или пара свинцовых гостинцев прошила фанеру, ранив пулеметчика Пиндостана. Ну, еще несколько пуль угодили в крылья, оставив кругленькие дырочки. Но боевой дух уже надломился, и почти целая громадина также повернула назад. Конечно стать грудой обломков, не самая лучшая идея, но вот куда бомбы деть Ведь не даром им забито брюхо, какая-то цель так и осталась не поражена Алексею, словно заложило уши.

Когда он уходил от поражающих залпов, куда более мощных чем его аэроплан стервятников, то не слышал, ни звуков выстрелом, ни рева моторов. Только собственное сердце стучала как дюжина барабанов, и гудела словно ЛЭП кровь жилах. Жаль Лебедя, что так не вовремя погиб, возможно, не без помощи спецслужб на такой же передаче!

Винт перегруженного моторов, вбирал в себя воздух, вкручиваясь как штопор в пробку с шампанским. Алексей чувствовал чудовищное давление, словно вдруг оказался на само дне океана. На глаза давили щупальца невидимого кальмара, они перестали видеть.

Мальчик несколько раз моргнул, но веки слиплись, как пасть волчьего капкана. Пальцы судорожно вцепились в штурвал, словно в спасительный канат, когда тело уже висит над пропастью А под ногти, словно суют раскаленные иголки.

Аэроплан стал брыкаться словно конь. Внезапно опрокинулся, пытаясь, избавится от навязчивого седока, пошел вниз, несколько пуль-преследователей прошило кабину, едва не срезав мальчишке ухо Аэроплан ушел в штопор, видимо все же моторам изрядно досталось, и они пищали как кролики, которым режут без наркоза лапки. В голове Алексея возникла ассоциация с горнолыжным спуском. Вот точно также на самом престижном курорте Швейцарии, мальчишка стремительно мчался по смазанной маслом лыжне.

Дух при этом просто захватывало, такое невероятное ощущение, смесь восторга и страха! Первого впрочем, больше, так как интеллектуально развитый мальчишка не привык бояться! Стало невероятно легко, невесомое тело и ощущение кайфа косячка из отборнейшей анаши об ощущениях наркомана Алексей читал в одной весьма талантливо написанной книге.

Хотел продлить это ощущение, как можно дольше и тут же поймал себя, что проявляет предательскую слабость! Земля приближалась, заполняя все пространство, перед глазами мальчишки.

Алексей попытался отвести взгляд, как ему заклинило шею, аж хрустнули шейные позвонки. Небо при этом уменьшалось в размерах. У Алексея даже возникли ассоциации с овцой у которой По голове врезало дубиной и окружающая действительность превратилась в белесый туман, по которому словно чижики проносились яркие искорки.

Мальчик вспомнил сказку, набрал в рот побольше воздуха и подул, ощущая себя сказочным богатырем-дуболомом. Мир вокруг мальчишки очистился, ветерок стал свежее, словно тряпкой протерли потное окно. Тем не менее, виски покалывало, но пальчики у пацана ожили, и шевелились гораздо быстрее. Алексей сделал петлю столь неожиданно и резко, что летчики Пиндостана не успели среагировать вслед за мальчиком и оказались впереди него. Бросились в разные стороны, которые летел вправо, стал карабкаться наверх, одновременно отклоняясь в сторону, а другой заложил вираж, влево.

Мальчишка с азартом преследовал врага, выбрав того что пытался скрыться в облаках. Ведь лебедь рвется в облака, а щука лезет в воду!

Алексей сел на хвост машине с нелепым названием "Куренок", он ощущал себя настоящим волком, постепенно сокращая расстояние. Еще чуть-чуть и мальчишка открыл огонь. Огненные полосы полыхнули рядом с вражеской машиной, но словно нарочно как растения-вьюны обошли фюзеляж. Другой проблемой был то, что на борту аэроплана не было рации, тут просто какое-то средневековье! Ни артиллерию не вызвать, ни с товарищами парой не перекинуться! Мальчишка гонялся за противником, ощущая себя котом преследующим мышь.

Он снова выпустил коготки, стараясь поймать обнаглевшее существо. Но сзади, что портило настроение, ползла еще одна не просто мышь, а крыса. Алексей вдруг почувствовал соблазн продолжать сближение, что винтом сломать хвостовое оперение противника. С трудом удержал себя от сего соблазна, так как винты вполне могли погнуться об прочное дерево, с алюминиевыми полосами.

Алексей вспомнил Кожедуба, который не только с немцами, но умудрился одолеть еще двух американский ястребов. Правда, этот бой произошел по ошибке. На самом деле они его приняли за немца. Ну и шут с ними. Вот интересно как складывалась третья мировая в пятидесятые годы, особенно если бы Американцы не додумались бы начать работы над атомным проектом.

Ведь это огромные деньги, а козел Эйнштейн был единственным человеком, кто мог убедить американцев пуститься на подобную авантюру.

Ух, лучше бы этот ублюдок подох в концлагере, из-за него Россия не смогла добиться власти над миром! Тела девчат и мальчишек затряслись в петлях. Тысяча людей разом, словно один человек испустила вздох. Девочка-разведчица Дарья заплакала ей было очень жалко казненных, которые мучительно умирали в петле. И главное за что? Хотя возможно они тоже укокошили, не один десяток фашистов. У Васьки тоже слезились глаза, но мальчик сдержался.

Бабы также разревелись, гитлеровцы наоборот хихикали, и тыкали пальцами в обнаженные растерзанные тела. Васька мозолистой ладошкой вытер девчонке слезинку, ласково произнес:. Пройдет не так уж много лет, и великая коммунистическая наука, воскресит всех павших героев! И тогда мы увидим их вечно юными и здоровыми, живущими в лучшей державе вселенной! Слезы Дарьи сразу же высохли, девочка предприняла неудачную попытку оскалить зубы, но получилось не страшно, а смешно:.

Правда, на двух сморкатых ребят никто не обращал внимания. Мальчик и девочка покинули хмурую толпу, состоящую в основном их женщин всех возрастов и детей. Взрослых мужчин почти не было, если не считать нескольких стариков.

В целом было видно как пострадало население от нового немецкого порядка. То есть я хотел сказать: Можно взять и подорвать! Только он наверное сильнее всего охраняется?

Немцы берегут горючее и что особенно паскудно, при патрулировании используют собак! А этих тварей обмануть куда сложнее, чем часовых. Правда, например бульдоги тупые! Начало темнеть из-за чего город становился все более призрачным, как бы сказочным. Улицы Житомира довольно чисты, война далеко, поэтому нет следов разрушений. Фашистам удалось овладеть этим ключевым пунктов, обороны правобережной Украины с ходу.

Вообще в сорок первом году гитлеровцам удавалось многое, пока не грянул декабрь, жутко морозная зима и храбрые русские солдаты, отважно наступающие против превосходящих сил.

Дарья не торопясь шагала за неугомонным мальчишкой. Тот несколько раз заговаривал с немцами, что-то клянча, пока наконец не получил длинную печенину! Разломив пополам, протянул Дарье:. Нужно наносить ущерб гитлеровцам и в мелочах. Вот посмотри, что я сейчас сделаю. В руках Васьки мелькнуло шило и он, рухнув на брюхо, быстро пополз к стоянке автомобилей. Интересно, он что хочет шины проколоть.

Васька пропустив впереди себя часового, словно вьюнок юркнул под колеса. Жило мелькнуло и последовал удар в шину заднего колеса. Резина сделанная на эрзаце каучука охотно поддалась зашипел выходящий воздух. Мальчик потянул ноздрям неприятный запах сделано в результате гидролиза угля бензина, поморщился. Хоть покрылся серебром солдат висок! Немцам трепки, знаю не избежать, и экзамен мы сдадим сейчас на пять!

Снова укол, и машина начинает плавно оседать. Впрочем, мальчишка старается колоть аккуратно, что не было заметно, как стремительно оседают немецкие легковушки и грузовики. Учитывая, что до недавнего времени немцы не могли поставлять из южных стран каучук, а изготовление эрзаца трудоемкий процесс, то можно понять, что ущерб им наносится немалый. Васька даже вспомнил стихи Лермонтова: Мальчик сунул носик, ощущая дуновение пропахшего бензином воздуха.

Ноздри щекочет, словно гусиным пером. Лично он решение Кутузова сдать Москву не одобряет. Ведь сколько русских людей погибло в следствии этого. И не хотелось видеть флаг со свастикой над Кремлем. В целом решение Кутузова ущербно и напоминает Ну вот вроде того, что солдат бросил свою мать на растерзания, чтобы спасти собственную шкуру.

В сорок первом году гитлеровцы были нескольких километров от Москвы, но все равно символ великой советской империи не пал! Так почему сейчас когда научились бить фашистов, мы должны им что-то сдавать! Нет, Сталин подлинно русский человек, а не одноглазый Кутузов сдавший столицу. Ребенок прополз под сапогами немецкого офицера, тот поспешил сесть в автомобиль.

Мальчик ткнул шилом ещё раз и поспешил ретироваться. Кутузов - отступление - не преступление! Васька все же был прав, когда покинул кавалькаду автомобилей. Послышались истеричные крики и выстрелы. Босые, почерневшие пятки детей мелькнули в робком лунном свете. После чего ребята домчались до ближайшего подъезда и выбрались на противоположную сторону. Затем обходя часовых, двинулись к вокзалу. Это от слова фашина: А разве может связки ветвей, которую бросают в ров быть разум.

А враг без разума уже не страшен. Так что не надо быть излишне самоуверенными! Волк тварь не лишенная интеллекта!

Девочка улыбнулась, мальчишка выглядел не старше десяти лет. А при это сочинял очень даже неплохо. Лучше чем, например детское творчество: Легкомысленными все же были наши предки!

А крутя - дитя совпадают только последние слоги, а первые два нет! Ну, а наличие общего предлога, то - тавтология! И сделать вывод, что Пушкин бездарность, и не умеет правильно рифмовать!

Вот даже в взрывчатке ты разбираешься лучше меня! Ну и конечно, от этого зависит моя жизнь. И судьба Родины в конечном итоге.

Ведь партизанское движение, оказывает огромнейшее влияние, на ход войны. Особенно если оно создает проблемы с снабжением немецкой армии. А сейчас когда союзники помогают Третьему Рейху уровень снабжения у фашистов намного вырастет, и будет крайне важно перекрыть им кислород. Фашизм силен как никогда, но мы научились его бить. И, конечно же побьем!

Сталинград это коренной перелом в войне, и мы, несомненно, будем в Берлине! Если хоть кто-то останется! Ведь против нас теперь такие силы! Меня лично больше волнует, что немцы хотят провозгласить суверенитет Украины. Это многих людей особенно в западных областях может ввести в заблуждение.

А значит, у Гитлера появятся новые дивизии. Гитлер же сдох, я хотел сказать Геринга! Так что лучше жди меня на углу. Я же заложу взрывчатку, под цистерну с бензином. Она магнитная, с часовым механизмом, так что мы уже успеем смыться!

Даже если по нашему следу пустят собак. Так, мой совет не попадайся. Тебя когда-нибудь били палками по пяткам. И честно говоря, не хотелось повтора! Дарья присела и поджала ноги. Ее сбитые, еще не успевшие огрубеть ступни сильно чесались, жутко зудели, от долго хождения босиком по дорогам войны. Бр, до чего же жесток мир вокруг их! Даже сама природа и Господь-Бог жестоки. Интересно Христос, если он Всемогущ, то почему не помогает человечеству? Ведь если любящий Отец может помочь своим чадам, он помогает.

Другое дело если не может, но ведь Бог все может! Помниться в одном фильме Сатана, показывая Христу картины страданий и ужасов, что обрушаться на человечество произнес:. Впрочем, есть вещи, еще хуже войны и стихий - например, старость, и её Бог не просто допустил, а откровенно спровоцировал. Дарья поморщилась, Да старость пугает девочку, куда больше, чем застенки Гестапо. Последнего вполне можно избежать, а как победить первое! Оно даже было интересно попасть в гестапо и испытать себя, способна ли девочка выдержать пытки!

А вот в банальной старости нет никакой романтики! Это даже низко и подло так уродовать свое творение! Девочка приложила сбитые ступни к стене, потерла, чтобы хоть чуть-чуть унять зуд. Увы, ходить босиком естественно, но как-то слишком уж болезненно! Хотя она может со временем и привыкнет. К тому же хочется, есть и спать. Дарья подумала, интересно, а каким образом Васька проберется на вокзал.

Ведь немцы поумнели, обнесли его высоком забором, а сверху проволока, а так же еще несколько вышек с пулеметами, не меньше десяти. Хотя нет всего две, видимо тратить слишком много на охрану вокзала фашисты еще не могут себе позволить. Дарья поднялась, прошлась, отметив, что когда ходишь зуд в сбитых ножках, не столь мучителен. И посмотрела на ограду вокруг вокзала. Нет вышек все-таки три!

А значит проникнуть, туда будет нелегко. Кто мне расскажет, кто покажет, где она, где она! Васька подошел к забору и задумался. Судя по еле слышному жужжанию, сверху по проводам пустили ток.

Значит, не может быть и речи, чтобы проскочить незаметно, через бетонированный забор. Хотя есть еще кое-какие соображения. Например, проникнуть через черный вход, вместе с грузом.

Он ведь небольшого роста, и худенький, как мартышка. Что же можно попытаться это сделать. Васька зашел с черного входа. Там тоже стояла охрана с собаками. И не бульдогами, а немецкими и кавказскими овчарками. Последние здоровенные словно телята. Ужас, с этими псинами, мальчику даже мерещиться будто это драконы или вурдалаки, а точнее смесь и того и другого. Фашисты часовые, тоже разные, половина, судя по смуглым рожам итальянцы, а может даже и испанцы. Что де они тупее немцев и их проще обмануть.

Последнее очень плохо, могут почуять псы в ящике или даже в чемодане, если он попробует туда взобраться. Хотя если ящик герметически закрыт Но в том то и дело, что ящик хрен герметически закроешь, а чемодан тем более. Заодно меньше риск, что пострадают советские граждане из числа обслуги. Решение мальчишки, что же логичное, хотя технически тоже выполнить нелегко, так как в черте города железнодорожная полоса охраняется и освещается прожектором.

Кроме того фашисты придумали одно хитрую подлянку, впереди поезда пускать платформу с захваченными заложниками: Что на минах подрывались свои же! Коварно действуют фашисты, тоже перенимают хитрые приемы. Васька понимал, что они использую шпионов, засылают агентов в партизаны! И даже вроде создают ложные партизанские отряды Надо бить фашистов, иначе давление армии вермахта станет нестерпимым.

Мальчишка отошел в сторону, достал из кармана леску и выломал палку. Так как взрывчатка магнитная, то можно её просто закинуть как рыбий крючок. Так просто без затей. Он даже захотел спеть, но передумал. Лучше следить за часовыми, чтобы быстро подползти и бросить.

Собак к счастью у гитлеровцев не так уж и много, партизаны к тому же за ними охотились, травили, стреляли из винтовок, так как немецкая овчарка порой хуже самого немца! Ваське не пришлось долго ждать и наконец, появился достойный эшелон, в нем ехали судя по форме платформы танки, причем пара тяжелых, и сзади две цистерны с бензином.

Впереди в закрытой платформе чуткое ухо мальчишки различало тихий плач и стоны, ехали женщины и дети. Причем, похоже, маленьких детей не покормили, и они истерично рыдали. Мальчишка, проскользнув буквально под носом часового, вернее зайдя со спины, швырнул удочку на цистерну. То, что они в самом хвосте, это хороши и одновременно плохо.

С одной стороны риск гибели женщин и детей минимальный, но с другой сгорит максимум пара средних танков. Но и это не мало. Танк Т-4 стоит свыше 50 тысяч золотых марок, а магнитная мина с часовым механизмом, в сто раз меньше. Дело сделано, и дальше можно положиться, только на Бога и на удачу! Мальчишка перекрестился и быстренько отполз, направившись в Дарье.

На сегодня он выполнил, свою программу -минимум. Значит нужно еще как самое меньше найти дом для ночевки для Дарьи. Но тут проблемы, прежнюю их хазу разгромили, а идти например к Нарышкиным Впрочем мальчишка не возражал и против этого. Дарья что-то рисовала пальцами на булыжниках, и при этом очень сильно жалела, что у неё нет компьютера. Да без ноутбука, не жизнь! Вот какого детям нынешней советской империи, полуголодные, без интернета, без заморских цитрусовых, без дорогих автомобилей и цветных телевизоров.

Несчастные дети, лишенные многих элементарных вещей. Даже таких вполне естественных как памперсы. Брр, чем они будут заниматься, когда кончится война? Недаром среди бывших фронтовиков развилось столько уголовников. Помниться был в сталинские времена послевоенный всплеск преступности. Затем уровень правонарушений стал падать. И мир изменился, появилась атомная бомба, помешавшая дальнейшей сталинской экспансии.

Вообще хотел ли Сталин власти над миром? Подобно тому, как почти все люди стремятся к власти, хотя активные усилия к этому прилагает лишь незначительное меньшинство! И это хорошо иначе бы весть мир разорвало бы на части! А Сталин это воплощение властолюбия, и стремления подавлять!

Как впрочем, и Ленин. Только последний был гибче и хитрее, да и пожалуй образованнее. Если Сталин знал только два языка: Вообще при коммунистах страна сделала огромнейший шаг вперед, став индустриальной, и уже при Сталине прочно захватив второе место.

Длительное время экономика СССР развивалась быстрее американской, но отсутствие сильных и умных лидеров у руля империи сказалось Тут конечно же есть огромная вина Сталина, убравшего из своего окружения сильных и грамотных профессионалов и заменивших их раболепными посредственностями. И если еще во время войны, сама жизнь заставила выдвигать наверх выдающихся людей, то в послевоенный период, так получилось, что власть получил Хрущев; руководивший в стиле Хлестакова, кидающий панты, и разрушающий построенное Сталиным.

Правда справедливости ради надо сказать, что Никита все же сумел отправить советского парня Гагарина в космос раньше американцев, хотел обогнать США Проживи Сталин еще лет пятнадцать и это случилось. Но Сталин не успел, назначит себе преемника. Он умер в возраст 73 лет, что по кавказским меркам, не так уж и много и судя по последним шагам, хотел передать власть сыну Василию Сталину.

Поэтому в 23 года Василий стал генералом, в 26 лет генерал лейтенантом и командующим самым важным московским военным округом. Делалось это по прямому указанию Сталина, мечтавшего возродить монархию.

С этой целью вождь планировал следующие реформы, в том числе принятие новой конституции, делающей СССР формально более унитарным государством, учреждение поста единого правителя империи наделенного формально большими полномочиями. То на время войны ставка была наделена чрезвычайными полномочиями, и Сталин стал не только фактическим, но и формальным диктатором.

В современной России, президент также обладает почти диктаторскими полномочиями, и формально и фактической властью. Но в СССР этого не было, генсек не имел права снимать и назначать министров, налагать вето на законы, издавать самостоятельно указы и распоряжения, объявлять войну и быть верховным главнокомандующим армии и флота.

А все это закреплено в российской конституции. В результате власть в СССР оказалась безликой. Когда ушел главный авторитет: Сталин, после него уже никто не имел сильной власти.

А ты знаешь, как моя душенька исстрадалась! Вот они ощущения Льва Толстого! Это тот был еще дедушка! Читал я Войну и Мир, поначалу было невероятно скучно, а потом когда пошла война и динамика, стало интереснее. Особенно когда дело дошло до вторжения Наполеона в Россию. Хотя для того чтобы не бросить читать Толстого с первых же страниц, нужно обладать железной волей.

Нет, завязка у него, растянутая и проигрышная! Впрочем, были и покруче книги, вот например: На мой взгляд куда лучше, чем война и мир.

Впрочем, в последнее время фашисты стали весьма нервные и боятся, проверяя даже детей. Не надо думать, что мы имеем дело с идиотами. И что фашистские часовые, особенно из СС не знают, что девочка в корзинке может пронести динамит! Даже если по-немецки несет не хуже Геббельса. Вот ты лучше спой! Действительно, хоть тихонько, но спой! Тут нет немецких объектов, а у каждого подъезда ставить часового не позволяют ресурсы.

Сталин кто бы развеяться решил прокатиться на дорогостоящем автомобиле фирмы "Мамбех", подаренным ему лично Гитлером, после заключения договора о дружбе и границах с Третьим Рейхом.

Автомобиль был с открытым верхом, и в нем было приятно ощущать дуновение свежего ветра. Сталин разговаривал с Берией и Вознесенским. Последний заметно усилил влияние после опалы "чмошника" Молотова.

Берия в свою очередь стал первым заместителем Сталина по ставке, и его влияние еще больше выросло, так Верховный все в большей степени склонялся к тактике тайной войны.

Она снаряжена по последнему слову техники. Кое-какое оборудование закуплено у США, включая приборы ночного видения и миниатюрные фотоаппараты! Я рассчитывают на успех! Если, что для партии и народа это будет большая потеря!

Кстати, то копье сотника Лонге, которое храниться у нас в армянском монастыре, вы в качестве оружие использовать не можете. Не "катюшу" же его сунуть! Вообще можно было проконсультироваться с патриархией Они еще скажут, что это кощунство использовать копье Лонге в качестве оружия или в лучшем случае, облетят вместе с артефактом вокруг Москвы. Нет Берия, ты советуешь мне не совсем то Вообще я думал, что наша доблестная авиация и средства ПВО сорвали налеты фашистских, а это оказалась простая, смазанная маслом доска.

Стыдно товарищ Берия верить в силу картины. Ну, ради чего Высший разум будет губить вполне культурный народ, ради евреев. Причем получается, что совершенный Творец вселенной, убивает невинных людей, поощряя насилие и экспансию народа, который в наименьшей степени подходит на роль божьего.

Я пока не вспыхнула революция, изрядно поишачил на сионистов. Конечно, считать, что Высший разум возвысил евреев и стал ради них уничижать, и убивать прочие народы вверх абсурда. А многие верят не менее фанатично, чем старые большевики в идеи коммунизма. Хотя последние куда более логичны. Например, вера в могучую силу науки строится на конкретном жизненном опыте, а не фанатизме и крайне спорных личных ощущениях.

А вообще такие религии как Христианство и Ислам, вовсю, используют вполне естественный страх людей перед смертью. То есть тартарофобия и есть главная причина успеха религий сулящих посмертное и рай Правда на определенных условиях!

Ну, а последние условия в конечном итоге; сводятся к элементарной покорности и послушанию: Рай на земле это перспектива долгая, а жизнь короткая. Христианство не обещает рая при жизни, но потом когда придет Иисус, воистину царскую и главное бесконечную жизнь! Библия царской жизни спасенным не обещает!

Мало того, даже много из того, что имеют рабы, будет в так называемом раю недоступно: Так что хотя апостол Павел и говорил, что праведники равны царям, но по факту они кое в чем ущербнее невольников античности!

Конечно, сыграла свою роль заинтересованность элиты, например возможностью, пугать рабов озером огненным и послушным сулить Ну ведь вспомните чему учили попы. Мол, в раю можно будет напиваться каждый день, и ни какого похмелья, а Библия говорит: И вообще много в учении православия не библейское!

Ну, те же иконы, мощи, канонизация умерших, титул патриарха Святейший, и многое другое. Заменить Христа Иосифом Виссарионычем.

Кстати что за должность генсек? Если Генеральный еще звучит неплохо, то секретарь, как бы подразумевает, что он секретарь при ком-то , то есть при шефе Куда лучше быть председателем совнаркома! Долго я терпел на это посту шестерку Молотова, но все же заменил его и это правильно! Я ему решил дать шанс исправить положение, хотя оно и ухудшается. Например, Лаврентий какие новости в США? В Америке началась компания по формированию целого добровольческого корпуса для войны с большевиками.

Надо сказать, что почти сорок миллионов американцев имеют немецкие корни, да и англоязычные ничуть не лучше. В Британии Мосли тоже набирает добровольцев. Так что ожидается большое пополнение на западном фронте. Янки плохие вояки, и добровольческие формирования не достаточно четко будут взаимодействовать с вермахтом. Например, во время первой мировой янки очень даже неплохо воевали с Германией, ведь это именно американские дивизии внесли перелом в войну! Надо сказать, что янки с детства учатся владению настоящим огнестрельным оружием, да и М по меньшей мере не хуже наших автоматов, да и весит поменьше.

Так что это плохая, хотя и вполне ожидаемая новость. В частности в стою нам необходимо непосредственно на фронте иметь не менее 10 тысяч танков. Но к первому мая вы такую цифру не смогли обеспечить. И чего вы хотите Вознесенский, пойти под трибунал, за срыв поставок. Более сорока процентов рабочих женщины и подростки, которые трудятся по часов в день. Оборудования при этом не хватает, а также электричества. Кроме того ведь мы увеличили долю танков Т, причем новая модель танков имеет более толстую броню в миллиметров, что тоже требует изменения в конструкции.

Поверьте, довести численность исправных танков до 10 тысяч раньше конца июня невозможно, даже если вы меня поставите к стенке. Кроме того ведь и для отражения удара Японии тоже потребуются танки. У Японии слишком уж большой перевес в пехоте, и авиации. На то он и советский человек!

Кстати Жуков предлагал дождаться немецкого отправления, чтобы измотать противника активной обороной, а затем перейти в наступление самим. То есть тактика боксера, позволить замахнутся, ударить и пробить на встречный.

Если гитлеровцы слишком долго не будут наступать их преимущество может увеличиться. Вернее я хотел сказать, что пока мы имеем над врагом превосходство в общей численности танков, но в целом производственные ресурсы Германии с учетом захваченных её стран превосходят нас как минимум втрое, а если учесть еще помощь союзников К конце концов у немцев подростки пока еще не работают, а да женщин больше мобилизуют в качестве надсмотрщиц в лагеря.

Думаю, по мере затягивания войны преимущество будет переходить к нацистам. У них гораздо больше резервов, в том числе и людских, для увеличения военного производства, чем у нас! А кто такой оптимист - хорошо инструктированный пессимист! При этом постараются наштамповать как можно больше Пантер и Тигров. Кроме того у них появились еще САУ Носорог, но она по вооружению как "Элефант", но гораздо слабее бронирована и с высоким силуэтом, и Шмель.

Последняя самоходка весьма мощная, гаубица оснащена миллиметров пушкой и способно метать, снаряды до 13 километров. Пока у нас не запущены в массовое производство более сильные машины. Да и их запуску временно снизит выпуск уже отлаженных машин. Природных ресурсов у нас хватает, а русские люди творят чудеса. Но к первому июля наш фронт будет иметь 10 тысяч танков, не считая резервов ставки.

Ну и еще кое-что получим и на восточном направлении. Там я считаю нужно играть на удержание позиции. А Владивосток можно и сдать.

Хотя конечно жалко потерять такой большой и ценных город! Ведь действительно, держать оборону, в водной глади куда проще, чем прикрывать изогнутую линию подхода к Владивостоку.

Ведь мы так можем потерять столько войск. На Дальнем Востоке Владивосток находиться на выступе, который очень трудно охранять, и защитить. И тут да, великий своего рода стратегическая ловушка для наших войск.

Нельзя давать врагу столь сильный пропагандистский козырь. Тоже пробовали удержать его любой ценой, а вылилось все в южную катастрофу! Нет, товарищ, Сталин лучше действительно не распылять силы, а сосредоточиться исключительно на западном фронте, а на востоке держать минимум сил и средств. Целиком его отдавать, конечно, не следует, нам нужны его природные и промышленные ресурсы, но свести воздействие нужно к минимуму.

Город с суши неплохо укреплен, я имею ввиду, в инженерном отношении. Часть выпускаемой артиллерии, которой у нас с избытком, мы перебросим к Севастополю. Да орудий выделим из резерва ставки. Кстати японские танки слабы, значит, против них можно бросить наши устаревшие, но еще не переплавленные танки. Ну хотя бы Т, со своими не лучшими характеристиками. Несколько сот этих отремонтированных танков все-таки еще осталось в резерве?

У нас в артиллерии, перевес над немцами, тут конечно кое-что еще можно выделить, особенно если наступление вести не широким фронтом, а на относительно узком участке. Поэтому Владивосток необходимо удерживать любой ценой, как и Ленинград!

Да видимо придется усилить нашу авиацию и на Дальнем Востоке. Иначе япошки все подходы и пути сообщения разбомбят. После того как Америка решила поставлять вермахту самолеты в кредит, а них после выхода из войны перепроизводство вооружений, и чтобы экономика не рухнула США даже выгодно часть своего жирка немцам сбросить. Не говоря о том, что они, конечно же, наши земли и недра делят. Учитывая, что выпуск авиации в США достигал в пике до двухсот самолетов в день, и продолжал увеличиваться, для них семьдесят машин поставлять Германии в день вполне реально.

А суммарно это будет означать вместе с немецкими по сто пятьдесят самолетов в месяц! И это не считая того, что возможности Германии, наращивать выпуск, все еще не исчерпаны. Тем более, что новые МЕ и F значительно превосходят наших соколов в вооружении и маневренности!

На и истребители янки вполне удачные модели, или скоростной "Мустанг". А если еще добавить Японию которая производит Сколько в день производят самолетов узкоглазые? Стратегической авиации дальнего действия у японцев нет, большая часть самолетов делается из дерева. Правда, истребители у японцев не такие уж плохие, легкие, маневренные, похожи на наши Яки. Фронтовые бомбардировщики, тоже похожи на П Ну в принципе пока бомбить наши заводы на Урале и за Уралом страна Восходящего Солнца не может.

Ну, а танки с милиметровыми пушками, способные пробить броню Т, еще только проектируются! Слушай Вознесенский, вы можете удвоить выпуск самолетов за три месяца, ну ладно хотя бы до конца года и довести до машин в день из них не меньше истребителей? Больше самолетов к концу года нереально! И не только за Уралом, но еще и в Средней Азии.

Там ведь еще есть резервы, в том числе людских ресурсов. Надо не ждать пока малолетка совершит, какое-нибудь, преступления, а если он не пристроен отправлять в трудовые лагеря. Займитесь этим Лаврентий Палыч. Да возраст уголовной ответственности, понизить до 10 лет, а нет до 8. Да особенно в Узбекистане прошерстите, там много бездельников. Да и чеченцев высланных в Казахстан пристройте к работе. Как и следовало ожидать, фаворит вышел на первое место.

Теперь Ред может выбыть из игры и спокойно тратить свой выигрыш. Ред никогда не бросил бы теплое местечко в команде горнистов из-за того, что кто-то задел его гордость.

Но нить рассуждений ускользала от Пруита, и он не мог припомнить, что же было первопричиной, неизбежно повлекшей за собой нескончаемую цепочку все новых и новых решений. Барабанщики и трубачи есть в каждом полку. Это все равно что иметь специальность на гражданке. Мы люди особые, потому у нас и кусок пожирнее. Им бы работу найти — и то счастье. Как по-твоему, почему я пошел в эту нашу распрекрасную армию?

Потому что на гражданке мне жилось бы хуже. А голодать я не собирался. У меня с логикой полный порядок. Здравый смысл — это главное. А почему я в команде горнистов, как ты думаешь? Только я-то пошел в армию вовсе не поэтому. И вовсе не поэтому служу, вернее, служил в горнистах. Но вообще-то, на что еще я гожусь?

Куда мне податься, кроме армии? Надо же хоть куда-то приткнуться. Но если ты твердо решил долбать весь тридцатник, да еще так любишь горн, спрашивается, какого черта ты уходишь из горнистов?

Ни один сверхсрочник так бы не сделал. Давай лучше разберемся с тобой. Кризис кончается, заводы начали поставлять оружие Англии, в мирное время объявлен призыв, а ты застрял в армии и отбываешь срок, как в тюрьме. Где же твой здравый смысл? Тебя дожидается работа на гражданке, но объявили призыв, и, значит, ты уже не можешь заплатить неустойку и послать армию подальше. Пока наше знаменитое процветанье не надо было охранять гаубицами, я все-таки не голодал.

А контракт мой успеет кончиться еще до того, как мы влезем в эту идиотскую войну. Так что я отлично устроюсь на гражданке, буду себе тихо-мирно делать перископы для танков, а дураки вроде тебя будут ползать под пулями. Пруит слушал, и на его глазах живое, подвижное лицо Реда, постепенно тая, превратилось в обугленный череп, словно струя огнемета мимоходом скользнула по нему небрежным поцелуем.

А череп все бодрился и строил планы на будущее. И тут вдруг Пруит вспомнил, почему человек должен принимать только правильные решения. Это как с девственностью: Кто слишком много ест, обязательно жиреет, и единственный способ не толстеть — это поменьше жрать.

Бросивших спорт ничто другое не спасет: Когда сел играть в карты с самой Жизнью, свою колоду из кармана не вынешь. Загвоздка в том, что он действительно хотел быть горнистом. Ред прилично играет на горне только потому, что он в душе не горнист. Все очень просто, проще некуда, как это он раньше не догадался.

Он вынужден уйти из горнистов как раз потому, что он — настоящий горнист Реду никуда уходить не надо. А он должен уйти — потому что больше всего на свете хочет остаться. В девять тридцать мне надо быть в седьмой роте. Последнее слово он, улыбаясь, растянул, и лицо его чуть перекосилось, словно отраженное в кривом зеркале. Динамит Хомс, полковой тренер по боксу. Я знаю, почему ты в прошлом году перевелся в нашу часть. И про Дикси Уэлса знаю. Ты мне не рассказывал, но я знаю.

И весь полк знает. Ты ушел из полковой команды, бросил бокс, и, конечно, пришлось перевестись. Оно и понятно — тебя же не оставляли в покое.

На тебя давили, жали. Неужели ты ничего не понимаешь? От тебя же никогда не отстанут, ты не сможешь жить, как хочешь. В наше время об этом и не мечтай. Наверно, в старину, при первых поселенцах, человек еще мог жить, как ему хотелось. Но тогда вокруг были леса, забреди поглубже — и сам себе хозяин.

А в лесу жилось неплохо. Если тебя все же начинали донимать, ты забирался в лес еще глубже. Лесу-то конца-краю не было. Теперь такое не пройдет. Теперь никуда не спрячешься, так что умей приноравливаться и никому не верь.

И еще тысячи ребят тебя видели. Я с тех пор все ждал, когда он начнет тебя обрабатывать. Он, как увидит твою форму номер двадцать, мигом все сообразит. И будь уверен, уж постарается тебя захомутать. В уставе об этом ничего не сказано. Силой никто на меня перчатки не наденет. Думаешь, Динамит позволит такому боксеру, как ты, валять дурака? Да еще в его собственной роте?

Ему нужно, чтобы ты выступал за полк. Плевать ему, что ты решил уйти из бокса. Вы, гении, все наивные, но соображать-то надо! Он был чемпионом Панамы в тяжелом весе, а сейчас вообще не выступает.

Кстати, Вождь уже четыре года в седьмой роте, а все в капралах ходит. Если мне будет совсем невмоготу, переведусь еще куда-нибудь. Он же — Цербер. Был у нас штаб-сержантом в первой роте. Другую такую сволочь еще поискать.

А тебя он ненавидит дальше некуда. Я-то к нему нормально отношусь. У него нынче два шеврона и ромбик. Пру, чего ты ерепенишься? Ведь всё против тебя. Я тебе плохого не посоветую. Мне самому столько пришлось за свою жизнь изворачиваться, что я теперь носом чую, куда ветер дует Ну что тебе стоит? Поговори со Стариком, и он тут же порвет приказ. Глядя сверху на встревоженное лицо друга, он почти физически ощущал, как доброжелательность, лучащаяся в глазах Реда, мощным направленным потоком тепла обдает его, будто тугая струя из шланга.

Глаза Реда умоляли, и Пруит был поражен: Поднявшийся со стула Ред снова тяжело опустился, словно только сейчас признал свое поражение и наконец поверил, что все это всерьез; теплый мощный поток, ударившись о стену непонятного Реду упорства, разлетелся на мелкие брызги и иссяк. Ред осторожно провел языком по зубам, точно нащупывая больное место, потом спросил:. И не мучайся дурью. Считай, что ты эти деньги отработал — помогал же мне укладываться.

Я ведь все равно буду забегать. Не в Штаты же уезжаю. Будешь иногда давать мне поиграть. Перевод — это с концами. Рядом служишь или далеко — без разницы. Смущенный его неожиданной прямотой, Пруит отвел глаза.

Ред был прав, Пруит это знал, а Ред знал, что Пруит это знает. Для солдата перевод все равно что для гражданского переезд в другой город. Друзья либо переезжают вместе с тобой, либо ты теряешь их навсегда.

Даже когда, скажем, переехал из любимого города в незнакомый. А что такие переезды-переводы сулят интересные приключения, так это больше в кино бывает — и Ред, и Пруит оба это понимали. Но Пруит и не гнался за приключениями; Ред знал, что его друг давно ни в какие приключения не верит.

Но иногда будешь мне ее давать. И он двинулся к выходу. Щадя его самолюбие, Ред промолчал. Пруит никогда не умел врать убедительно. Когда затянутая сеткой дверь захлопнулась, Ред встал и, жалея, что раньше пяти нельзя выпить пива, понес свою чашку к стойке, где молодой Цой, потея от усердия, возился у дымящейся кофеварки — большого никелированного ящика с многочисленными краниками и стеклянными трубками. По низу тульи шел ярко-голубой шнурок с приколотым значком пехоты.

Пропитанная для жесткости сахаром и безукоризненно выутюженная шляпа высилась на его голове, как только что отлитая корона, гордо оповещая мир о его профессии.

На самом почетном месте, окруженный кубками и статуэтками, стоял переходящий приз Гавайской дивизии, который команда Хомса завоевала в прошлом году: Он пожал плечами, повернулся и замер перед пейзажем в рамке дверного проема.

Эта картина, написанная яркими, без полутонов красками, тускнеющими по мере углубления перспективы, каждый раз брала его за душу. Припорошенный красной пылью бледно-зеленый плац, на нем синие рабочие формы четвертой роты и оливковые нимбы полевых шляп. Дальше — пронзительная белизна казарм второго батальона, а за ними плавно тянутся вверх красно-зеленые поля ананасных плантаций, расчерченные с математической точностью и ухоженные, как грядки помидоров, ряды, над которыми копошатся плохо различимые издали фигурки.

Еще выше — предгорья, сочная зелень, не знающая мук жажды. И наконец — давно обещанная награда — вгрызаются в небо, повторяющее цвет солдатской формы, черные пики хребта Вайанайе, сплошной горной гряды, лишь в одном месте рассеченной глубоким острым вырезом перевала Колеколе, манящим, как декольте проститутки.

И так же, как декольте проститутки, перевал обманывает — Пруит бывал по ту сторону Колеколе и остался разочарован. Он разглядел тонкую извилистую линию, которая шла вдоль склонов гор к югу, постепенно теряясь в зелени. Это была Тропа, она вела в Гонолулу. Офицеры ездили туда кататься верхом с женщинами. На многих деревьях кора там была обглодана поджидавшими хозяев лошадьми, а в траве валялись презервативы. Глаза непрестанно выискивали их, шныряя по сторонам, и, если бы у остальных солдат лица не были такими же напряженными, можно было бы сгореть со стыда.

Доволен ли своей жизнью ананас? Или, может, ему осточертело, что его подрезают точно так же, как семь тысяч других ананасов, подкармливают тем же удобрением, и он должен до самой смерти стоять в одном строю с семью тысячами точно таких же ананасов? Но в то же время разве кто-нибудь видел, чтобы ананас взял и превратился в грейпфрут?

Он сошел на тротуар, ступая мягко, по-кошачьи, как двигаются боксеры; шляпа чуть набекрень, на форме ни пятнышка, аккуратный, подтянутый — солдат с картинки. Ли Пруит научился играть на гитаре задолго до того, как впервые поднес к губам горн и узнал, что такое бокс. Жизнь в горах Кентукки, близ Западно-Виргинской железной дороги, приохотила его к такой музыке.

И все это было задолго до того, как он впервые задумался, не податься ли в армию. В горах Кентукки, близ Западно-Виргинской железной дороги, игрой на гитаре никого не удивишь — не то что в других местах. Здесь любой мальчишка из мало-мальски приличной семьи выучивает простые аккорды, еще когда держит гитару как контрабас. И с самого детства Пруит полюбил не гитару, а песни, потому что они несли в себе что-то близкое ему, подводили к первой робкой догадке, что и страдание может обрести смысл, если найдешь способ его выразить.

Песни западали ему в душу, а на гитаре он просто бренчал. Гитара его не трогала. Он не чувствовал к ней призвания. К боксу он тоже не чувствовал призвания, но он был очень подвижный, а за те годы, что бродяжил, до того как завербовался, волей-неволей накачал себе железные кулаки. Такие качества не скроешь. Рано или поздно их замечают.

И особенно в армии, где спорт — отрада жизни, а уж бокс самый что ни на есть мужской вид спорта. Услада жизни в армии — пиво. Честно говоря, он не чувствовал призвания и к военной службе. По крайней мере в то время.

Сын шахтера из округа Харлан, он не хотел идти в шахтеры, и нет ничего удивительного, что его поманила армия — ремесло солдата было единственной доступной ему профессией. Случилось это на батальонной пивной вечеринке. Он словно приобщился к таинству — так бывает, когда сидишь ночью под открытым небом, глядишь на звезды, пытаясь на глаз измерить расстояние до них, и вдруг понимаешь, что сидишь ты на ничтожно малом электроне, который вращается вокруг ничтожно малого протона в необъятной системе бесконечных миров; и неожиданно сознаешь, каким странным должно показаться самое обыкновенное дерево тому, кто никогда не жил на Земле.

На миг перед ним возникли фантастические картины: Вот сколько важного открыл для него этот миг. Он понял, что нашел свое призвание. Мальчишкой он немало наслышался про военную службу. В часы, когда долгий, замызганный вечер устало скатывался с гор в узкую долину и в благодарность за приют скрывал от глаз кварталы хибар, он нередко сидел на террасе со взрослыми и слушал их разговоры. Его дядя Джон Тэрнер, высокий, тощий, угловатый человек, в юности сбежал из дома и в погоне за Романтикой стал солдатом.

В чине капрала он подавлял мятеж на Филиппинах. Отец Пруита и другие мужчины поселка никогда не бывали по ту сторону гор, и в сознании мальчика, уже тогда инстинктивно противившегося диктату черных терриконов подобно тому как младенец во чреве матери отчаянно брыкается, бунтуя против диктата заточившей его утробы , эта деталь армейской биографии выделяла дядю Джона из всех и ставила вне конкуренции.

Как объяснял дядя Джон, тогда-то в армии и приняли на вооружение пистолет сорок пятого калибра. Если не свалится — получите денежки обратно! Подробность насчет мизинца немного смущала маленького Пруита, но рассказ ему нравился — казалось, собственными глазами видишь, как творится история.

Такое же ощущение вызывали у него рассказы дяди Джона про молодых Хью Драма и Джона Першинга, про экспедицию на Манданао и марш-бросок вдоль побережья озера Ланао. Иногда, накачавшись дрянным виски, дядя Джон затягивал: Но дядя Джон никогда — и уже тем более с племянником — не темнил, объясняя, почему в шестнадцатом году вернулся в Хирлин и всю первую мировую рубил в забое уголь.

Дядя Джон хотел быть фермером, и, вероятно, именно это обстоятельство помешало ему до конца проникнуться Великим Американским Ностальгическим Духом Романтики. Но дядя Джон Тэрнер не такой был человек, чтобы взять грех на душу и спокойно смотреть, как его племянник мечтает о полной приключений жизни, дорогу к которой якобы открывает армия.

Когда Пруит учился в седьмом классе, его мать умерла от чахотки. В ту зиму на шахтах была большая забастовка, и мать умерла в самый ее разгар. Будь ей дано право выбирать, она бы выбрала более подходящее время. Ее муж-забастовщик сидел в окружной тюрьме с двумя ножевыми ранами в груди и с проломленной головой. А ее брата, дядю Джона, застрелили помощники шерифа. В нем говорилось, что в канавах Харлана кровь текла ручьями. Дядю Джона расписали в балладе главным героем схватки — останься он в живых, сочинителям влетело бы от него по первое число.

Юный Пруит смотрел на этот бой с очень близкого расстояния, ближе не подойдешь. Но видел и запомнил он только своего дядю Джона.

С двумя мальчишками Пруит стоял во дворе и наблюдал за перестрелкой, пока одного из ребят не царапнуло шальной пулей. После этого они побежали домой и, что было дальше, уже не видели. Он сделал всего три выстрела. В кончик мизинца дядя Джон не попал ни одному. Так вот, когда умерла мать, не осталось никого, кто удержал бы Пруита дома, разве что отец, но он сидел в тюрьме, к тому же за несколько дней до этого отец здорово избил его, и Пруит решил, что отца можно в расчет не принимать.

Окончательно все обдумав, он взял из жестяной банки на кухне два доллара — матери они уже не понадобятся, а отец перебьется, и вообще нечего было драться — и ушел. Соседи собрали деньги на похороны, но он не хотел видеть, как мать будут хоронить. Когда распадается семья, если, конечно, это действительно была семья, а не одно название, возникает ощущение трагедии. Но у Пруита все получилось иначе, и повела его за собой отнюдь не пламенная мечта повидать мир и творить историю.

Он даже не знал, что есть такой титул — лорд-мэр, и он не был честолюбив. Армия, как и горн — все это пришло много позже. Оно, конечно, в жизни пригодится, да только, не будь меня, вы бы с отцом друг друга поубивали. А теперь вот умру, и некому будет вас разнимать. Обещай, что без крайней нужды никогда никого не обидишь, никому не причинишь боли. И помни, умирающих не обманывают. Он протянул руку и почти тотчас отдернул ее, боясь прикоснуться к смерти, которая уносила его мать, он не видел ничего прекрасного, ничего назидательного и возвышающего душу в этом возвращении к Богу.

Он подождал еще немного, надеясь, что бессмертие как-то себя обнаружит. Но ангелы так и не прилетели, не произошло ни землетрясения, ни столкновения планет, и лишь позже, раздумывая об этой первой увиденной им смерти, он понял: Потом он часто думал и о своей собственной смерти: Тяжело было смириться с тем, что он, центр мироздания, перестанет существовать, но это было неизбежно, и он не роптал.

Он лишь надеялся, что примет смерть с таким же гордым безразличием, с каким приняла ее та, что была ему матерью. Он чувствовал, что в этом безразличии как раз и скрывается бессмертие, которое он тогда не сумел увидеть. Ей надо было бы родиться на век раньше, а она жила в мире, ушедшем далеко вперед, но стена гор мешала ей понять этот мир. Если бы она знала, как повлияет на жизнь сына обещание, которое она с него взяла, она никогда бы не попросила его об этом.

Такие обещания давались разве что в старину, в простое, наивное, давно забытое время. Через три дня после того, как ему исполнилось семнадцать, он, наконец-то, завербовался в армию. Как бы бедно ни жили они в Харлане, он привык к элементарным удобствам, и ему быстро надоело бродяжить по стране, в поисках удачи перебираясь из города в город.

Армейские приемные комиссии каждый раз заворачивали его — он был еще слишком молод. Повезло ему на Восточном побережье. Служить его отправили в Форт-Майер. Это было в году. Тогда в армию шли очень многие. В Майере он научился боксу — искусству кулачного боя, отличного от простой драки. Он действительно был необыкновенно подвижен даже для боксера легчайшего веса, и, как оказалось, это качество в сочетании с его не по росту мощным ударом открывало перед ним дорогу к продвижению по службе.

В первый же год его талант был отмечен — он получил РПК, а в то время в армии считалось чуть ли не грехом получить звание в первые три года, чем, пожалуй, и объяснялась поголовная расхлябанность солдат, вербовавшихся на второй трехгодичный срок. И там же, в Майере, он впервые взял в руки горн. Это событие круто повернуло всю его жизнь: Такой уж у него был характер — как только он понимал, что действительно набрел на главное, он больше не тратил время ни на что другое.

Ему было еще далеко до первоклассного боксера, и тренер не стал его удерживать. Команда отнюдь не сочла его уход потерей: И его просто вычеркнули из списка. А он был слишком занят другим, и его не больно-то волновало, что о нем думают. У него было призвание, он работал как вол полтора года и завоевал себе новую, совершенно иную славу.

К концу полутора лет он получил нашивки РПК и специалиста третьего класса и играл действительно здорово, настолько здорово, что в День перемирия трубил на торжественной церемонии в Арлингтоне, а это предел мечтаний каждого армейского горниста. Да, у него было призвание. Тот день в Арлингтоне был как восхождение на вершину, ему многое открылось.

Наконец-то он нашел свое место в жизни, и оно вполне его устраивало. Его первый контракт к тому времени уже истекал, и он собирался возобновить его здесь же, в Майере. Он собирался остаться здесь, в этой команде горнистов, на весь тридцатник. Он ясно представлял себе, что ждет его впереди, и знал: Но это было до того, как в его жизнь начали вмешиваться.

Раньше все зависело лишь от него самого. И боролся он лишь с самим собой. Никто в этот поединок по-серьезному не вмешивался. А когда вмешались, он, понятно, стал другим. Все тогда изменилось, он больше не был девственно чист и потому потерял право целомудренно настаивать на платонической любви.

Тут уж ничего не попишешь, жизнь рано или поздно лишает тебя девственности, пусть даже попросту засушив ее, как цветок в книге.

До той поры он был юным идеалистом. Но остаться таким он не смог, потому что в его жизнь вмешались. Все ребята из гарнизона в увольнительную шатались по Вашингтону, и он тоже. Там он и познакомился с той, из высшего общества. Он подцепил ее в баре, а может, это она его подцепила. Не то чтобы у них вспыхнула великая любовь — нет, конечно.

Просто ему — да пожалуй, им обоим — нравилось, что все как в кино: Она была хорошая девчонка, хотя и порядочная язва. Короче, все шло отлично целых шесть месяцев, пока она не заразила его триппером. Выписавшись из госпиталя, он узнал, что потерял место в команде горнистов, а с ним — и звание.

Один парень, с которым он познакомился в венерологическом отделении, лечился по четвертому заходу. В теории всем было наплевать, болел ты триппером или нет. Для тех, кто еще не успел его подхватить, и для тех, кто на время от него избавлялся, он был разве что темой для шуточек. Ерунда, вроде насморка, говорили такие. А что это не ерунда, ты понимал, только когда попадался сам. Твоя репутация среди ребят ничуть не страдала — напротив, это даже засчитывалось в плюс, вроде как нашивка за ранение.

Но на деле это портило тебе служебную характеристику, и ты автоматически терял звание. В личном деле оставалось позорное пятно. Когда он, вылечившись, явился в команду горнистов, выяснилось, что за время его отсутствия там ни с того ни с сего возник избыток личного состава. До конца контракта он дослужил на обычной строевой. Это как с машиной: Когда контракт кончился, ему предложили остаться на новый срок в той же части, в Майере. Сто пятьдесят долларов премиальных были бы, конечно, очень кстати, но ему хотелось уехать отсюда как можно дальше.

Потому-то он и выбрал Гавайи. Многие ребята говорили, что, если бы баба наградила их триппером, они бы ее убили, или за такую подлянку сами стали бы заражать всех подряд, или так бы эту стерву изувечили, что пожалела бы, что на свет родилась. Но он не возненавидел женщин.

Риск есть всегда, с любой — белой, черной, желтой. Обидно и непонятно было другое: Больше всего его бесило, что она не призналась ему, тогда бы он сам решил, будет с ней жить или нет. Скажи она хоть слово, и ее вины тут бы не было. В их последнюю встречу, поверив ему, что он не станет ее бить, она сказала, что и сама не знала о своей болезни. Поняв, что ей нечего бояться, она расплакалась и стала просить прощения. Ее заразил один парень из высшего общества.

Она его с детства знает. Ей тоже очень обидно. Лечение — кошмарная мука, к тому же ей приходится лечиться тайком, чтобы родители не узнали.

Она так виновата перед ним, ей так тяжело! Когда он прибыл в Скофилдский гарнизон, то все еще очень страдал, что его выгнали из горнистов. Он, конечно, совершил ошибку, но тогда еще не понимал этого. Накопившиеся обиды — и из-за горна, и из-за всего остального — помогали ему на ринге. К тому же он прибавил в весе и продолжал его набирать, пока не дошел до второго полусреднего. Он победил на ротном первенстве го полка и за это получил капрала.

На дивизионном чемпионате вышел в финал и стал вторым в своей весовой категории. За это, а еще и потому, что начальство рассчитывало на его победу в следующем сезоне, ему присвоили сержанта.

Как ни странно, его суровость лишь еще больше располагала к нему людей — сам он только диву давался. Он сумел внушить себе, что горн — это так, ерунда, и, наверное, все бы и дальше шло спокойно и гладко, если бы не обещание, которое он дал умирающей матери, и не история с Дикси Уэлсом. Случилось это, кстати, уже после чемпионата. Наверно, все дело было в его характере, но, видимо, ирония судьбы играла в его жизни тоже не последнюю роль.

Дикси Уэлс второй средний вес любил бокс и жил ради бокса. Он завербовался в армию потому, что боксерам в годы кризиса жилось трудновато, и, кроме того, ему было нужно время, чтобы выработать и закрепить собственную манеру боя, а он не желал ради этого несколько лет выматываться на рингах занюханных клубов и жрать одни бобы, как все, кто рвется из занюханных клубов в большой бокс. Дикси рассчитывал попасть в большой бокс прямо из армии.

За его успехами следило немало глаз на гражданке, и он уже не раз выступал на городском ринге в Гонолулу. Дикси нравилось тренироваться с Пруитом, потому что у того была хорошая реакция, и Пруит многому научился у Дикси. В армии к таким вещам подходят профессионально: Дикси сам попросил его поработать с ним на ринге — он готовился к матчу в городе.

И это Дикси решил, что они возьмут шестиунциевые перчатки. А шлемы они никогда не надевали. Такое случается гораздо чаще, чем кажется. Пруит знал это, и у него не было причин себя винить. В Майере он был знаком с одним чудо-боксером легкого веса, которого тоже ждало блестящее будущее. Но однажды он пришел в гражданский спортивный зал под градусом и решил показать класс. Перчатки были новые, и парень, который их завязывал, забыл срезать со шнурков металлические кончики.

А шнурки часто развязываются. Резкий мах перчаткой вогнал железку в глаз чудо-боксеру, как стрелу в мишень. Глаз вытек прямо на щеку, и парень потом купил взамен стеклянный.

Спортивная карьера чудо-боксера кончилась навсегда. Такое иногда случается, и ничего тут не поделаешь. Пруит был в жесткой стойке, когда поймал Дикси врасплох двумя обычными прямыми. Дикси почему-то не успел среагировать.

Может быть, его отвлек какой-то звук. Дикси лежал лицом вниз и не переворачивался на спину. А боксеры, как и дзюдоисты, не падают лицом вниз. Пруит отдернул руку и уставился на нее, точно ребенок, дотронувшийся до раскаленной печки. Потом побежал на первый этаж за врачом.

Дикси Уэлс пролежал неделю в коме, но все же выкарабкался. Хуже было другое — он ослеп. Врач в гарнизонном госпитале что то говорил про сотрясение мозга и трещину, про то ли ущемление, то ли повреждение нерва. Пруит дважды навещал Дикси, по после второго раза больше не мог пойти к нему. Во второй раз они стали говорить про бокс, и Дикси заплакал. Слезы катились из глаз, которые уже никогда ничего не увидят, и воспоминание об этом не подпускало Пруита к госпиталю. Дикси не возненавидел его, не озлобился, ему было тяжко — вот и все.

Как только он встанет на ноги, сказал он Пруиту в ту их последнюю встречу, его отправят назад в Штаты и поместят в богадельню для старых солдат или в какой-нибудь госпиталь Управления по делам ветеранов, а это еще хуже. На памяти Пруита таких случаев было немало. Если долго варишься в одном котле, рано или поздно узнаешь то, о чем посторонним не рассказывают. Но когда наблюдаешь со стороны, у тебя появляется ощущение, с каким смотрят на раненого: Он чувствовал себя как человек, который, полностью потеряв память, вдруг очнулся в чужой стране, где никогда до этого не был: Как ты здесь оказался?

Что ты делаешь среди этих странных, незнакомых людей? И боится услышать ответ, который сам же себе подсказывает. Да что же это такое? Твои-то беды никого не волнуют. Почему ты должен быть не как все? Но ведь бокс никогда не был его призванием. Его призвание — горн.

Спрашивается, чего ради он сунулся сюда и корчит из себя боксера? После истории с Дикси Уэлсом жизнь Пруита все равно, наверно, сложилась бы точно так же, даже если бы его не преследовала память об обещании, которое он дал умирающей матери. Но давнее бесхитростное обещание решило все окончательно. Потому что простодушный мальчик понял его не как баптистскую заповедь, а буквально. Если подумать, рассуждал он, весь бокс сводится к тому, что ты причиняешь другому боль по своей воле и главное — без крайней нужды.

Двое парней, которым не из-за чего враждовать, выходят на ринг и стараются искалечить друг друга, чтобы пощекотать нервы слабакам. А для приличия этот мордобой называют спортом и даже ставят деньги на победителя.

Никогда раньше он не смотрел на бокс такими глазами, а ведь больше всего на свете не любил выставлять себя на посмешище. Спортивный сезон к тому времени кончился, и он вполне мог до следующего декабря никому не сообщать о своем решении.

Он мог бы держать язык за зубами и почивать на потом добытых лаврах, пока не придет время снова доказать свое право на них. Вначале, когда он объяснил, почему бросает бокс, ему не поверили. Потом, убедившись, что он всерьез, решили, что он подался в спорт только корысти ради, а на деле его не любит, не то что все они; и в пылу праведного негодования его турнули из сержантов в рядовые.

Потом, когда он не попросился назад в команду, растерялись, ничего не понимая. И тут его начали захваливать, донимали расспросами, вызывали на разговоры по душам, объясняли ему, какой он замечательный боксер, втолковывали, что, мол, на него так надеются, а он решил всех подвести; загибали пальцы, напоминая, чем он обязан своему полку, доказывали, что ему должно быть очень стыдно.

Навалились на него всем скопом и ни за что не хотели оставить в покое. И тогда-то он перевелся. Он перевелся в тот полк, потому что там была лучшая команда трубачей во всем гарнизоне. Никаких проблем не возникло. Стоило им услышать, как он играет, и ему тотчас оформили перевод.

Им позарез был нужен хороший горнист. В восемь утра, когда Пруит еще укладывал вещи, старшина Милтон Энтони Тербер вышел из канцелярии седьмой роты. Натертый паркет коридора тянулся от выходившей на казарменный двор галереи до комнаты отдыха, окна которой были обращены на улицу. Тербер остановился у двери на галерею, прислонился к косяку, закурил и, сунув руки в карманы, смотрел, как на дворе строятся на занятия солдаты с винтовками.

Он стоял, подставив лицо падающим с востока косым лучам и впитывая свежую утреннюю прохладу, уже отступавшую перед зноем очередного жаркого дня.

До весеннего сезона дождей оставалось совсем немного, но весь февраль будет жарко и сухо, как в декабре. А потом зарядят дожди, все пропитается сыростью, ночи станут холодными, кожаные ремни и седла придется без конца покрывать смазкой, безнадежно борясь с плесенью.

Он только что заполнил ротную суточную ведомость, отправил ее в штаб полка и теперь лениво потягивал сигарету, глядя, как рота строем отправляется на занятия. Было приятно, что он не шагает вместе с ротой, а может спокойно покурить и лишь после этого пойдет на склад, где его снова ждет уйма работы, на этот раз вовсе не входящей в его обязанности.

Когда хвост колонны скрылся за воротами, Тербер шагнул с невысокого порога на гладкий бетонный пол и прошел по галерее до склада. Милтону Энтони Терберу было тридцать четыре года. За восемь месяцев службы в седьмой роте старшина Тербер скрутил роту в бараний рог и стал там хозяином. Он любил напоминать себе об этом достойном восхищения подвиге. Работать он умел и вкалывал за десятерых — об этом он тоже любил себе напоминать. Помимо всего прочего, ему удалось навести дисциплину, и он вытащил роту разгильдяев из трясины, куда ее завела мягкотелость начальства.

Секунду ему пришлось постоять, чтобы после яркого солнечного света глаза привыкли к темноте склада, где не было окон, а две лампочки, повисшие на концах проводов двумя пылающими слезами, лишь подчеркивали унылый мрак.

Высокие, под самый потолок, шкафы, бесчисленные полки и горы ящиков плотно обступали самодельный письменный стол, за которым сидел Никколо Лива, рядовой первого класса, специалист четвертого разряда. Его тонкий нос жирно поблескивал в лужице света от настольной лампы.

Хилый и такой бледный, словно вместо крови ему в вены вкачали тусклый сумрак его владений, Лива старательно тюкал двумя пальцами на пишущей машинке. Небось даже в штанах все заплесневело. Упрямый болван… Ты давно не заглядывал к Мамаше Сью?

Ее девочки живо тебе плесень выведут. Вы мне тут что, много платите? Об этом, надо думать, тоже все говорят? Что ж, мне не привыкать. Дурак он только, что тянул с переводом до февраля.

Боксеры в этом сезоне уже отстрелялись, капрала он получит лишь в декабре. Через полтора месяца наверняка получит капрала, а как был дубина, так и останется. Он откинул доску прилавка, толкнул ногой фанерную дверцу и, протискиваясь между кучами брюк, рубашек и краг, зашел за прилавок. Лива снова наклонился над машинкой и застучал, посапывая длинным тонким носом. Писарь, которому положено заниматься своим делом, а не разводить сплетни! Ты должен был закрыть ведомость еще два дня назад.

Тербер утих так же внезапно, как и разбушевался. Хитро и задумчиво поглядывая на Ливу, он почесал подбородок и ухмыльнулся:. Не может же человек с его положением и с его заботами вставать в восемь утра, как писаришка. Кто тогда будет работать? Этому что форма тридцать два, что тридцать три — один хрен! Этот склад — твой дом родной. Ты отсюда не уйдешь, даже если тебя погонят.

Потому что он у Динамита легковес номер один. Потому что дает на лапу начальству, чтобы не трогали его притон. Боксер-то он, кстати, хреновый. Интересно, сколько он кладет в карман Динамиту? Не читал, что ли, армейские инструкции? Я могу уйти отсюда хоть завтра и сам стать снабженцем.

С настороженным, хмурым лицом он вновь повернулся к столу. Тербер успел засечь тревогу в глазах итальянца и мысленно взял на заметку открывшееся обстоятельство — если он хочет, чтобы склад работал нормально, надо найти способ удержать Ливу в роте.

Он подошел к его столу:. Это не на всю жизнь. Тебе положено повышение, и ты его получишь. Ты один везешь весь этот воз.

Я за тебя похлопочу. Я никому не верю. За тринадцать лет службы поумнеешь. Не нужна мне ничья помощь. Оттого и моральный дух низкий. Знаешь, как говорят кадровики: За сегодня все кончим. Насчет повышения он тоже не верит, подумал Тербер. Да я и сам не верю. Он стреляный воробей, его одними обещаниями не купишь. С такими надо тоньше — поиграть на личных отношениях, на самолюбии.

Им их сержант Прим тоже поперек горла стоит, каждый день грозятся перевестись. А никуда они со своей кухни не денутся. Строевой боятся до смерти. Он разделил пачку бланков на аккуратные стопки и разложил на прилавке. Вытащил из угла высокую табуретку, уселся и достал свою видавшую виды ручку. А по мне, катились бы ко всем чертям! И ты тоже никуда не уйдешь. Правда, по другой причине. Ты не бросишь меня тут барахтаться одного.

Ты такой же идиот, как я. Это мы посмотрим, это мы еще посмотрим. Ох, Милтон, думал Тербер, какой же ты сукин сын, как же ты умеешь врать, стервец! Ты мать родную продашь Счастливчику Лучано, только бы держать роту под каблуком.

Ты готов врать бедолаге Никколо, обхаживать и улещивать его, чтобы он не перевелся и у тебя нормально работал склад. Ты так заврался, что уже и сам не знаешь, где правда, где вранье. А все потому, что тебе хочется, чтобы твоя рота была образцовой. Скажи уж честно — рота Хомса. Динамита Хомса, тренера полковых боксеров, элегантного наездника, подлипалы номер один, который чище всех вылизывает задницу нашему Старику, нашему Большому Белому Отцу, подполковнику Делберту.

Это рота Хомса, а не твоя, думал он. Тогда почему же ты вместо Хомса занимаешься всей этой дребеденью? Пусть не ты, а Хомс жертвует собой и приносит себя на алтарь самоотверженного и энергичного служения армии.

Ну, почему, почему ты не пошлешь все это к чертовой матери? Когда ты наконец все бросишь и спасешь свое человеческое достоинство? А никогда, ответил он себе. Потому что карусель эта крутится так давно, что теперь страшно даже проверить, есть ли что спасать, осталось ли оно у тебя — человеческое достоинство? Если честно, осталось или нет? Нет, Милтон, вряд ли. Потому-то тебе и не вырваться. Ты связан по рукам и ногам, как правильно сказал Лива. Он разложил перед собой бланки и начал работать с той бешеной энергией, при которой выкладываешься на сто процентов, ни разу не ошибаешься и дело идет у тебя так быстро и споро, что даже не ощущаешь, что работаешь, а когда наконец разгибаешься, то видишь, что все уже сделано, хотя ты вроде и ни при чем.

За его спиной точно так же работал Лива. Вместе с ним в склад, казалось, проникло облачко холода и остудило теплый родник энергии, питавший Тербера и Ливу. Он шагнул за прилавок. Высокий франтоватый ирландец с кошачьей грацией боксера переступил через груды лежащих на полу вещей и, остановившись за спиной у Ливы, взглянул на машинку.

Три сержантские планки — ручная вышивка. Тербер снова разложил на прилавке ведомости и погрузился в работу. Лива ненадолго задержал на нем взгляд и снова вернулся к работе. Здесь им валяться нечего, только мешают. Ситуация была щекотливая, и он понимал, что должен держать себя в руках. А его щекотливые ситуации бесили. А здесь черт ногу сломит. Тербер с трудом заставил себя сосредоточиться на работе, он чувствовал, что надо вмешаться, и злился, что молчит.

Брезгливо отдернув руки, он наклонил голову и заорал:. Иди куда хочешь, только уйди! Мы и так за тебя все делаем. Он стоял, свободно опустив готовые нанести удар руки, и смотрел на Тербера холодными глазами игрока, до которых улыбка никогда не доползала. Должны же у этого арифмометра где-то среди рычажков быть и чувства.

Может, сбить его с ног, бесстрастно подумал он, так, любопытства ради, чтобы посмотреть, как он себя поведет. Лива следил за ними из-за стола. И повторяю катись отсюда подальше. Его вообще-то можно разозлить или нет? Видел я, как он выиграл у Тейлора. Но каждый раз — по-другому. Рефери мог только делать ему предупреждения. Тейлор чуть не взбесился.

Мне бы его мозги. Со своего сарая он нагреб столько, что перевез сюда из Штатов всю родню. Папашке купил ресторан, сестренке — шляпный магазин. Туда весь местный солидняк ходит. А еще построил дом в Вахиаве.

Десять комнат в домике. Так что котелок у него варит неплохо… Говорят, он теперь за ручку с приличной публикой. Слушай, а может, он женится и уйдет из армии? Тербер глядел, как из машины выходит высокая стройная блондинка. Следом за ней неуклюже выбрался девятилетний мальчишка и тотчас же повис на низкой железной трубе придорожной ограды.

Женщина шагала по тротуару, и грудь ее мерно колыхалась под тонким красным свитером. Тербер пригляделся и решил, что она без лифчика — грудь колыхалась слишком свободно. Если в канцелярии никого нет, она сейчас сюда припрется. Мне каждый ее визит стоит три доллара — у миссис Кипфер меньше не берут — да еще плюс доллар за такси туда и обратно.

У Мамаши Сью девочки не ахти, с ними эту картинку не забудешь. Именно здесь, в этих округлых изгибах, и прячется та сила, что вертит всей женской жизнью, хотя ни одна женщина в этом не признается, подумал он. У Тербера была своя теория насчет женщин. Он проверял ее много лет. Когда женщина интересовала его, он без обиняков спрашивал: Естественно, дело все равно потом кончалось постелью, но сначала он должен был соблюсти весь стандартный ритуал ухаживания. Ни одна ни разу не ответила ему: Сказать такое женщинам не под силу.

Они по натуре не способны быть честными до конца. У меня для нее нашивок маловато. Но втайне он не верил, что у него с этой женщиной получится. У женщин это всегда называется как-то иначе. И ни одна, за исключением профессиональных проституток, не произнесет то единственно верное и точное слово, которым это занятие называется на самом деле.

Мне бы повышение, про которое ты тут заливаешь, я бы свое не упустил. Хендерсон из бывшей роты Динамита в Блиссе — тоже сержант. Это тот Хендерсон, который теперь во вьючном обозе за лошадьми Динамита ходит. Три раза в неделю ездит с мадам кататься верхом. Капрал Кинг — денщик Динамита. Она ни одного из них не пропустила. Сержанты — это у нее, по-моему, вроде полового извращения. Муж, видать, слабоват, так она со всеми его сержантами путается.

Они замолчали, услышав, как она постучалась в канцелярию. Потом в тишине раздался скрип двери. Уилсон у Динамита первая перчатка. Почему же не поцеловать? Она была уверена, что все так и подумают.

А там было другое. У него морда в крови, в коллодии, скользкая, а она его — прямо в губы, и еще прижалась, обняла, по потной спине руками елозит… У нее даже платье промокло, и сама вся кровью перемазалась.

Смотреть русское порно сын маме кончает в анал

Зрелая Блондинка С Большими Дойками Трахнула Брюнета На Диване

Милашка отсасывает член торчащий через дырку в туалете, так как хочет возбудить своего партнера. Кра

Порно - Анальный Сюрприз Для Молодой Домработницы

Откровенная Долбежка Членом Распутной Жены

Азиатская Страсть - Смотреть Порно Онлайн

Только Лишь По Старой Дружбе Блондинка Не Очень Жестко Пердолила Страпоном Своего Коллегу Смотреть

Сосет Маленький Член Порно Онлайн

Азиатское Порно Тетя Бесплатно

Домашнее Порно Видео Анал

Пышнотелая,рыжеволосая девчонка боялась в попу, но согласившись испытала мощный анальный огразм Стел

Голые Блондинки Видео

Красивое Групповое Порно С Брюнеткой

Бесплатная Галерея Порно Фото Брюнеток

Милая Блондиночка / Scotts Choice (2011) SiteRip

Европеец Исследует Её Анальное Отверстие

Братишка Насадил Попку Сестры На Член И Знатно Выебал Студентку | Уникальные Новинки Русского Порно

Азиатки Порно Руками

Порно Азиатка В Такси

Японки Лесбиянки Смотреть Онлайн

Прекрасная Латинка с большим бюстом принимает большой член

Маленькая сарделька Кевина ну очень обожает анальное проникновение в жопку своей подружки

Порно Очаровательное Худенькие Блондинки

Частное с азиатами

Смотреть Порно Онлайн С Блондинками

Сладкая Опытная Милашка Desi Foxx Полдучает Большой Член В Киску Перед Фото Камерами Порно Фото

Сисястая азиатка с волосатой киской мило стонет

Порно Большой Член Торрент

Горячее порно:

Грудастая Блондинка Работает Секретарём И Очень Любит Пошалить С Боссом
Грудастая Блондинка Работает Секретарём И Очень Любит Пошалить С Боссом
Грудастая Блондинка Работает Секретарём И Очень Любит Пошалить С Боссом
Грудастая Блондинка Работает Секретарём И Очень Любит Пошалить С Боссом

Напишите отзыв

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Mikagor 23.01.2019
Сиськи Показала По Вебке
Tojara 10.10.2019
Секс С Сисястыми Рускими Бабами
Грудастая Блондинка Работает Секретарём И Очень Любит Пошалить С Боссом

protosip.ru