protosip.ru
Меню
» » Сексуальная блондиночка в белой рубашке занималась уборкой в квартире, а затем соло мастурбацией смо

Найди партнёра для секса в своем городе!

Сексуальная блондиночка в белой рубашке занималась уборкой в квартире, а затем соло мастурбацией смо

Сексуальная блондиночка в белой рубашке занималась уборкой в квартире, а затем соло мастурбацией смо
Сексуальная блондиночка в белой рубашке занималась уборкой в квартире, а затем соло мастурбацией смо
Лучшее
От: Mikagore
Категория: Блондинки
Добавлено: 08.05.2019
Просмотров: 8352
Поделиться:
Сексуальная блондиночка в белой рубашке занималась уборкой в квартире, а затем соло мастурбацией смо

Порно Фото Домашние Толстые Китаянки

Сексуальная блондиночка в белой рубашке занималась уборкой в квартире, а затем соло мастурбацией смо

Грудастая брюнетка пиздошится с двумя на лестнице

Порно Азиаток Онлайн Без Регистрации

Девушка С Большими Сиськами Дрочит Парню Член - Смотреть Порно Онлайн

Однако, плану его не суждено было сбыться — китаец ждал его внизу у лестницы. Он оживленно замахал руками, приглашая идти за собой. С тоской бросив взгляд в сторону кухни, где можно было раздобыть нож, Джейсон потащился следом за Ли Дженом. В салоне был только водитель — огромный черноволосый мужик в сером костюме и солнцезащитных очках.

Джейсон заполз поглубже внутрь и спросил:. Водитель проигнорировал его вопрос и завел мотор. Они выехали в задний двор, обогнули дом и встали перед крыльцом. За время этого недолгого путешествия Джейсон увидел место обитания Терминатора — большая будка стояла вплотную к гаражу. Здесь же пристроился изрядно потрепанный манекен.

Видимо, он использовался для натаскивания Терминатора. Джейсон поежился, вспомнив зубастую пасть ротвейлера и его холодную невозмутимость, с которой он держал его за плечо. Самого пса видно не было, похоже, монстры тоже иногда спят. Остановившись у крыльца, водитель вышел и открыл дверцу перед легко сбегавшим по крыльцу Максом. Он одним ловким движением запрыгнул в салон и что—то сказал водителю по—китайски. Джейсон призадумался — клуб на острове сильно усложнял его задачу.

С острова не так—то просто смыться. У Джейсона ёкнуло сердце. В этом салоне он был однажды. Дорогущее место самого титулованного цирюльника страны. Он помнил длинный белый холл с мягкими зелеными диванными и множеством дверей из матового стекла — он ждал мать, которая делала прическу на свадьбу сестры, блуждая между необычными статуэтками и цветами.

Холл изобиловал всякими абстрактными скульптурами и диковинными растениями в кадках, делая его похожим на лабиринт. Более того, с потолка свешивались легкие газовые занавески в самых неожиданных местах, так, что клиентам приходилось осторожно, чтобы не запутаться в этой паутине, прокладывать себе путь в кабинет нужного мастера. Да, бежать надо из салона! И еще, там можно украсть ножницы. Сначала на вокзал, сесть в ближайшую электричку. Или нет, сначала позвонить домой и попросить сестру выслать денег…Черт, документов нет!

Затеряться в толпе, сесть в поезд и ехать, пока кондуктор его не поймает. И позвонить при ближайшей возможности домой. Хотя, наверное, лучше устроить сцену с украденным кошельком и обратиться в полицию — там его Макс достать не сумеет.

А полицейские свяжутся с родственниками и помогут восстановить документы. Воодушевленный таким планом Джейсон чуть не взвизгнул от радости, но вовремя спохватился, уловив внимательный взгляд Макса.

Макс задумчиво докурил сигарету, а потом наклонился к самому лицу Джейсона и прошептал:. Если ты думаешь, что я так глуп, чтобы дать тебе сбежать в салоне Ароматти, то ты сильно заблуждаешься! В нем кг мышечной массы при росте см — большая редкость для чистокровного китайца. И он одной рукой сминает банку консервов в лепешку.

А еще он хорошо бегает. Это просто невероятно при его весе и росте. И если он тебя догонит, то раскрошит твои ноги в мелкий порошок. И я не стану останавливать его.

В конце концов, твои ноги для меня не так уж важны…. А если попытаешься, то очень об этом пожалеешь, — Макс отвернулся к окну, демонстрируя, что разговор окончен. Джейсон ткнулся носом в стекло. Угрозы Макса сильно подорвали его веру в успех предприятия, но не попытаться он не мог, решив, что лучше переломанные ноги и хоть какой—то шанс на свободу, чем струсить и сдаться. Шансы на успех были ничтожно малы, но все—таки были. Ему хотелось верить, что были. А еще был шанс выскочить из машины прямо перед салоном и закатить истерику на улице: А лучше — разбить что—нибудь у машин, стоящих рядом.

Охрана или полиция непременно прибегут на вой сигнализации, и тут—то, при свидетелях, Макс не причинит ему вреда. Второй вариант ему понравился. Он решил закатить истерику прямо на парковке, привлечь как можно больше внимания и попасть в полицию любым путем. Увидев издали вычурный фасад салона красоты, Джейсон почувствовал, как радостно забилось его сердце.

Он боялся пошевелиться, чтобы не выдать себя еще раз. Он не отрывал взгляда от небольшой, огражденной низким заборчиком, парковки. Прикидывая, в какую сторону бежать и где будет безопаснее, он прослушал, что сказал Макс. Он повернулся и замер. Макс слегка улыбался и следил за ним. Он вдруг показался Джейсону таким забавным и красивым. Золотистые волосы, убранные в небрежный хвост, темно—зеленые глаза, белоснежные зубы… Джейсон расплылся в счастливой улыбке и пропел:.

Утонуть можно в этих озерах! Макс вытерпел слюнявое чмокание в щеку и сделал знак Гао Шану. Китаец вышел из машины, открыл дверцу сто стороны Джейсона и потянул его за руку. Тот невозмутимо выдернул Джейсона за рукав и, чуть встряхнув, поставил у машины. В этот момент Джейсон вспомнил свой план и жизнерадостно завопил:. Они недоуменно посмотрели на дебошира. Надо его в полицию сдать! Не ходите, дети, в Африку гулять! Пухлая мамашка обняла детей за плечи и торопливо потащила к дверям салона, а невысокий толстячок преградил дорогу хулигану.

Переключив внимание на толстячка, Джейсон вцепился ему в бортик куртки и заговорщески зашептал:. На самом деле он психопат и похитил меня…. Отвезите меня в полицию! Он подпрыгнул и попытался укусить толстячка за ухо. Тот испуганно шарахнулся в сторону. Я на вас напал! В это время подошел Гао Шан и, приобняв Джейсона за плечи, вежливо извинился перед толстячком:. Мой друг вчера перебрал лишнего. Никак не может успокоиться. Мужчина понимающе кивнул, поправил куртку и, негодующе качая головой, пошел в салон.

Обиженно надув губы, Джейсон попытался усесться на асфальт, но Гао Шан тут же вздернул его за шиворот. Из машины, наконец, вышел Макс. Он просто рыдал от хохота. В салоне Джейсон цеплялся за газовые занавески, нюхал каждую попадающуюся на пути орхидею и лапал всякого, кто попадался им на пути. В мастерскую к Ароматти Джейсон вошел в сопровождении Макса. Он приветливо улыбнулся тощему блондину с сиреневыми прядями в высокой прическе и плюхнулся в клиентское кресло.

Сейчас в моде мангово—рыжий. Забытый всеми Джейсон тем временем перебирал баночки—бутылочки на полке у зеркала. Нажав на пульверизатор какого—то баллончика, он начал неистово чихать и чертыхаться. Ароматти обреченно вздохнул, развернул кресло Джейсона от зеркала и взял ножницы.

Спустя почти час, в течение которого мастер не раз в отчаянии бросал на пол расческу и горестно взмахивал руками, потому что Джейсон без умолку тараторил всякую чепуху и норовил подъехать к зеркалу самостоятельно, отталкиваясь ногами от пола, стилист позволил—таки Джейсону увидеть свое отражение.

Он снял пеньюар, последний раз провел рукой по волосам и заявил. Увидев себя в зеркале, Джейсон взвизгнул как девица, чем до смерти напугал Ароматти. Тот отскочил от него на несколько шагов, прижимая к груди наманикюренные пальчики и пытаясь успокоить бешено колотящееся сердце. Джейсон буквально взлетел из кресла и повис на шее стилиста.

Ваши руки — волшебные! За этим занятием его и застал вошедший Макс. Он мрачно метнул взгляд на стилиста. Чтобы вытащить Джейсона из салона потребовалась помощь водителя.

Гао Шан молча обхватил парня за талию и закинул себе на плечо. За эту оплошность он чуть не поплатился — вертлявый пацан, повиснув вниз головой, обшарил все его карманы и выудил, наконец, из поясной кобуры маленький газовый пистолет. Китаец мгновенно среагировал — скинул Джейсона с плеча и завернул ему руку за спину, заставив разжать ладонь и забирая пистолет. Макс хмуро покосился на водителя и пробормотал:.

Китаец виновато потупился, встряхнул Джейсона за шкирку и зашвырнул его в машину. Видя, как перевозбудился Джейсон, Макс решил клуб перенести на другой день. Лишь увидев ворота усадьбы, Джейсон замолчал. Казалось, он пытается что—то вспомнить. На его лице появилось выражение смутной тревоги. Он совсем не ожидал, что Джейсон, лишь захлопнутся ворота, запрыгнет на него и начнет душить и целовать одновременно. Гао Шан моментально выскочил из автомобиля, даже не заглушив мотор.

Он распахнул заднюю дверцу и буквально оторвал Джейсона от хозяина. Он вышвырнул его из машины и кинул быстрый взгляд на Макса. Гао Шан приподнял бунтаря подмышки и потащил в дом, не обращая внимания на вопли протеста и гомерический хохот. Спустя пятнадцать минут весь дом дрожал от грохота — запертый в своей комнате Джейсон долбил в дверь ящиком от прикроватной тумбочки и выл.

По—волчьи, громко и протяжно. Китаец бросал беспокойные взгляды на потолок, допивая черный кофе с лимоном. Макс хмурился, вертя в руках стакан виски. Охранник вздохнул, сунул чашку и стакан в посудомоечную машину и отправился к себе, в маленькую комнатку в цоколе. Макс поднялся по лестнице и остановился перед дверью, в которую без устали долбился Джейсон. Постояв пару минут, он в бешенстве пнул дверь и заорал:.

Макс спустился на кухню, налил фильтрованной воды и размешал в нем пакетик успокоительного. Прихватив из шкафа чистое полотенце, он поднялся наверх, повернул ключ в замке и резко распахнул дверь.

Джейсон свалился на пол, уронив ящик от тумбочки и схватившись за вновь разбитый нос. Джейсон схватил стакан и залпом выпил все до капли, и только потом поморщился и спросил:.

Он вдруг понял, что очень устал и ничего не хочет. Он с трудом приподнялся, бросил полотенце на пол и поплелся в ванную. Поплескав в лицо холодной водой, он стянул с себя джемпер и штаны, влез в смешную полосатую пижаму и пришлепал в комнату. Макс устроился на тумбочке, разглядывая изуродованную лампу и вертя в руках оторванную вилку. Особенности перевода с русского. Прожив 12 детских лет в Москве, уезжая, я говорил по-русски лучше чем по-английски. Но не в этом дело, мы недавно переехли в другой дом и я нашел свои логи.

Мои способности в русском языке были востребованы разведкой ВМС и я служил у них с по год. По долгу службы и для себя, я вел журнал. Казенную часть сдавал в архив, а свою себе. Что-то было в записи, а в основном "живой" эфир. Я должен признать, что русских нельзя победить именно из-за языка.

Самое интересное говорилось между равными по званию или друзьями, они не стеснялись в выражениях. Я пролистал всего несколько страниц своих старых записей, вот некоторые: Сергей, Дмитрий доложил что в Вашем секторе канадский противолодочный вертолет ведет акустическое зондирование.

На тросе опускает зонд эхолот - по форме похож на перевернутый колокол. Добавлено через 2 часа 57 минут Чебурашка и Гена. Пошатываясь, Гена с Чебурашкой вошли в квартиру Посреди комнаты лежала Шапокляк, неестественно раскинув конечности.

Истерически икнув, Чебурашка осторожно пошупал пульс На негнущихся задних лапах он подошел к Чебурашке. Осмотревшись вокруг, он поднял с пола полупустой тюбик. Передоз с летальным и ниипет! Я схожу на кухню за мешком. Когда он вернулся, то сразу же охренел Чебурашка злостно пялил бездыханное тело. Поместив тело в большой мусорный мешок, они уселись на него и задумались. Отвезем ее на военную базу! Там ограда под напряжением - она там сгорит нахрен - никто ничего не докажет! Ну, гуляла нанюханная перечница, забрела не туда и хоп!

Гена легко взвалил мешок на плечи и ломанулся в дверь. Вдоль ее перехвати, а то косяки переломаешь. Я баков отслюнявил за межкомнатные двери! Осмотревшись, они выбрались на лестничную площадку и поспешили вниз по лестнице.

Говорил тебе, убирай клей после сеанса авиамоделирования Ты после каждого сеанса с балкона прыгаешь Тихо переругиваясь, они вышли на улицу. Пойду на чемоданы", - подумал Геннадий, зажмурившись. Металлолом грузим для пионэров - нагло заверещал Чебурашка.

Ну, как построите - на речь пригласите, ик Подбежав к Чебурашкиному уазику, они принялись запихивать мешок в багажник. Ногу заправь и быстро закрывай! К военной базе они подъехали глубокой ночью. Вынули тело из мешка и поднесли к ограде. Посыпались искры, до них донесся запах паленого мяса. После пяти попыток они поняли, что Шапокляк гореть не хотела Все в ажуре, старушка, нанюхавшись, гуляла по набережной, решила поджечь себя, потом передумала и решила потушиться.

Бросилась в реку и утонула Все так и напишут! С трудом они нашли на набережной безлюдное место. Тело гулко ударилось об лед Подскальзываясь и пару раз уронив мешок, они снова погрузили его в машину. Все будет пучком - старуха, нанюхавшись, угнала твой драндулет, не справилась с управлением и вуаля!

Помнишь мультик про обезьянок? Если не выгорит мы будем сами сидеть в обезьяннике рядом с другими обезьянками, - Чебурашка заметно нервничал Утро встретило их на недостроенном участке кольцевой Дорога в этом месте внезапно заканчивалась крутым обрывом. Чебурашка нашел камень поувесистей и прилаживал его на педаль газа Гена освободил тело от мешка и усаживал его на кресло водителя Неудачно дернув, он ударил головой о руль.

Тело застонало и заворочалось Ох и наширялась вчера Безумных хохот Чебурашки накрыл окрестности Как и не склеивают лаком зажеванную пленку в кассетах. Никто уже не вырезает телепрограммы из субботней газеты и не подчеркивает в ней интересные передачи, на которые нужно успеть. Никто уже не зашивает капроновые колготки. В экстренных случаях можно капнуть капельку клея. И никто уже не дает колготкам вторую жизнь, изготавливая из них губки для мытья посуды и коврики в прихожую.

Никто уже не дарит на дни рождения отрез "веселенького ситчика". Никто уже не пытается приготовить пиццу самостоятельно. Никто уже не посылает сервелат в посылках.

Никто уже не набирает горячую воду в чайник, чтобы быстрее закипела. Никто уже не хранит кораллы в серванте. Никто уже не подвешивает в автомобиль чертиков и рыбок-скалярий из капельницы.

Никто уже не надевает комбинации под платье. Никто уже не называет бальзамин "Ванькой мокрым". А половник - "поварешкой". Никто уже не хвастает умением разжечь спичку, чиркнув об оконное стекло или об штанину.

Никто уже не посмеивается над привычкой носить "семейники". Никто уже не сдает стеклотару. Никто уже не спрашивает "лишние билетики". Никто уже не считает, что разгадывание кроссвордов подходящее занятие для эрудитов. Никто уже не считает, что лучшее средство от кашля - это банки. Или медовый компресс на ночь. Никто уже не вешает ситечко на носик чайника. Никто уже не заправляет одеяло в пододеяльник через дырку посередине.

Никто уже не тратит половину месячной зарплаты на оформление подписки. Никто уже не пугает детей карьерой дворника.

Никто уже не ходит за хлебом в "булошную" и не откусывает от него краюху по пути домой. Никто не высовывается в окно, чтобы крикнуть: Сережа дома проходит очередной уровень. Никто уже не стирает полиэтиленовые пакеты. Никто уже не кипятит капроновые колготки с черными трениками.

И не скручивает джинсы и футболки, чтобы прополоскать с хлорным отбеливателем. Никто уже каждый вечер не заводит часы и будильник. И никто уже не подводит глаза зеленкой. Никто уже не разбрызгивает воду изо рта во время глажки белья. Никто уже не трясет флакончиком лака, как маракасами, прежде, чем накрасить ногти. Никто уже не считает, что плиточный зеленый грузинский чай совсем невозможно пить. Как и натуральный кофе годится, только если внезапно закончился растворимый.

Никто уже при виде знакомого не подходит к нему незаметно сзади и не закрывает ему глаза - угадывай, мол. Никто уже давно не чистит зубы зубной щеткой с натуральной щетиной. Странно, а они были самыми дешевыми. Никто уже не подает покупные пельмени, в качестве главного блюда на праздничном столе.

Никто уже не наворачивает вату на спичку или шпильку, чтобы почистить уши. Никто уже не чистит ковры первым снегом или соком от квашеной капусты. Никто уже не зачищает шкварочки от жареной картошки корочкой хлеба.

На тефлоновых сковородах нормальные шкварочки не получаются. Никто уже не помнит чем отличается синяя стерка от красной. Синяя стирает карандаш, а красная - стирает чернила и проделывает дырки в бумаге. Никто уже не смеется над зарплатой инженера. Никто уже не спит в бигуди. Никто уже не считает, что банный день должен быть один раз в неделю.

Никто уже не ест макароны без соуса. Никто уже не помнит, что вантуз также эффективен, как разрекламированный очиститель труб, только он гораздо быстрее и несоизмеримо дешевле.

Никто уже не набивает зимнюю обувь старыми газетами. Никто уже не использует бутылки из под шампанского в качестве копилки. Никто уже не пытается зарядить таксофонную карточку на холодильнике или у экрана телевизора. Если бы еще "Визу" можно было "зарядить" таким образом!

Никто уже не коллекционирует полезные советы из отрывных календарей. Никто уже не сочетает в бутербродах вареную колбасу со сливочным маслом. Никто уже не делает резинки для волос из махровых носков. Никто уже не проращивает зеленый лук на подоконнике. Никто не делает сережки-гвоздики из зубьев расчески-массажки. Никто уже не наклеивает переводилки на кафель. Никто уже не ходит в фотоателье, чтобы сделать ежегодный семейный портрет. Никто уже не обменивается марками и книгами.

Никто уже не считает звонки перед началом киносеанса и не закладывается на 10 минут киножурнала. Никто уже не пытается собрать кубик Рубика по инструкции из "Техники молодежи. Казалось, она вот-вот улетит. Какой-то мужчина показался на хребте горбатенького мостика.

Салли попробовала дунуть на бумажный листок, потом замерла. На этой ветке ее сразу же заметят. Но ее рука уже испытывала на прочность соседнюю ветку. Высохший сук был как будто довольно крепким. Салли держалась за ствол, пока это было возможно, потом отпустила его и по миллиметру стала приближаться к заветной цели, пока не оказалась над самой тропинкой.

Наконец-то листок попал ей в руки! Это был неровно оторванный кусок бумажной ленты из принтера. На нем было написано: Салли могла бы счесть это послание довольно странным, не будь она так удивлена.

Ее специальностью было как раз развитие языка. Всю последнюю неделю она работала над этим почти непрерывно. Сначала это казалось Салли почти невозможным, но к концу недели она, встретив своего профессора, без напряжения произнесла: Конечно, она сможет сказать нечто подобное Ульрику Генри, с которым во что бы то ни стало хочет познакомиться. Салли совсем забыла о человеке, который переходил через мостик. Он был уже под самым деревом.

Еще несколько шагов, и он, подняв голову, сможет увидеть ее, припавшую к ветке, как рысь, которая готовится напасть на добычу. Как вдруг ветка затрещала. М-р Мауэн не появился в своем кабинете и в четверть одиннадцатого. Он продолжал препираться с Шарлоттой по телефону. Когда Салли собралась уходить, м-р Мауэн хотел попросить ее немного подождать, чтобы отправиться на пресс-конференцию вместе.

Шарлотта немедленно обозвала его сексуальным тираном и обвинила в подавлении самостоятельности Салли, психологических репрессиях и запугивании, что, по ее мнению, было характерно для всех самцов. М-р Мауэн не понял ни слова. Перед уходом Салли вымела осколки и ввернула новую лампочку в ванной, но м-р Мауэн решил не искушать судьбу. Он побрился опасной бритвой.

Наклоняясь, чтобы оторвать кусочек туалетной бумаги и заклеить порезанный подбородок, он ударился лбом о дверцу аптечки. После этого он с полчаса просидел на краешке ванны, страстно желая, чтобы Салли вернулась и помогла ему одеться. В конце этого получаса м-р Мауэн решил, что последний удар был следствием роковых совпадений, преследовавших его все утро к тому же Шарлотта уже несколько недель говорила на языке Правильного Биопитания , и стоит немного расслабиться, как все придет в норму.

Он сделал несколько глубоких, успокаивающих вдохов и выдохов и поднялся. Аптечный ящичек остался открытым. Двигаясь с чрезвычайной осторожностью и стараясь предусмотреть возможные опасности, м-р Мауэн сумел одеться и спуститься к машине. Он так и не смог подобрать пару одинаковых носков, и лифт первым делом понес его прямехонько на крышу, но м-р Мауэн всякий раз принимался глубоко и спокойно дышать.

А открыв дверцу автомобиля, он приготовился и вовсе расслабиться. Он влез в машину и захлопнул дверь, защемив полу пальто. Он снова открыл дверь и нагнулся, чтобы освободить ее. Из кармана выпала перчатка. М-р Мауэн наклонился пониже, чтобы поднять ее, и треснулся головой о дверную ручку. Бедняга еще раз глубоко, хотя на этот раз и несколько судорожно, вздохнул, схватил перчатку и захлопнул дверцу. Вытащил ключи из кармана и вставил один из них в замок зажигания.

Цепочка брелока неожиданно разомкнулась, и все остальные ключи рассыпались по полу под передним сиденьем. Когда отец Салли скрючился, чтобы собрать их, изо всех сил стараясь не удариться головой о руль, на пол вывалилась вторая перчатка. М-р Мауэн махнул рукой на разбросанные ключи и осторожно разогнулся, наблюдая за переключателем сигнала поворота и солнцезащитным козырьком.

Он повернул ключ с разомкнутой цепочкой. Автомобиль и не думал заводиться. Очень медленно и осторожно м-р Мауэн выбрался из машины и поднялся в свою квартиру, чтобы позвонить Дженис и отменить пресс-конференцию.

Телефон приемной был занят. Ульрик не замечал девушки до тех пор, пока она не оказалась на нем верхом. Молодой человек шагал, опустив голову и стиснув в карманах куртки кулаки, и раздумывал о пресс-конференции. Позабыв дома часы, он прибежал в отдел исследований на целый час раньше и обнаружил в конференц-зале лишь одну из невест Брэда, чье имя не мог припомнить. Может, лучше забыть об этой затее и просто прогуляться по Чагуотеру? Он мог бы хватать за рукав всех хорошеньких женщин и спрашивать: В тот момент, когда Ульрик всерьез задумался над этой возможностью, сверху послышался громкий треск, и прямо на него свалилась молодая женщина.

Он попытался выдернуть руки из карманов, чтобы подхватить ее, но мгновение спустя сообразил, что трещит ломающаяся ветка тополя и ничего сделать уже нельзя. Ульрик успел вытащить из кармана только одну руку и отступил назад, но в тот же момент девица шмякнулась всей тяжестью на лингвиста, и они скатились с дорожки в опавшую листву. Когда вращение прекратилось, Ульрик оказался сверху. Симпатичная девушка лежала на его руке, другой рукой он обнимал ее голову.

Вязаная шапочка слетела, волосы незнакомки красиво разметались по подмороженным листьям. Рука Ульрика запуталась в пышных локонах. Девушка смотрела на него так, словно была с ним знакома. Ему даже не пришло в голову спросить, умеет ли она говорить по-английски.

Через некоторое время юноша понял, что безнадежно опоздал на пресс-конференцию. Когда рука Ульрика, которая оказалась внизу, онемела, он высвободил другую из волос девушки и поднялся.

Она не двигалась, даже когда он встал и протянул руку, чтобы помочь встать ей. Она лежала и смотрела на лингвиста, словно обдумывая что-то. Потом она как будто пришла к какому-то решению, потому что взяла Ульрика за руку и указала на что-то вверху, за его спиной. Ульрик поднял голову и, вот те раз, на утреннем небосводе действительно увидел ярко-синюю луну! Это объяснило, о чем говорила незнакомка, но не то, как она говорила.

Молодая женщина покачала головой. Она опять покачала головой. Может, она не ушиблась? Наверное, она научный консультант из другой страны. Она явно понимала все, что говорил Ульрик, и употребляла обычные английские слова, но как-то иначе.

К глаголу приросло существительное. Определение слилось с подлежащим. В обоих случаях налицо видоизменение, развитие языка! Незнакомка, казалось, была озадачена и немножко удивлена тем, как скачет мысль Ульрика.

Он же гадал, которая это из невест Брэда. Вероятно, та, что занимается программированием. Им приходится иметь дело с измененным языком. Я должен поговорить с Салли Мауэн. Девушка поднялась без его помощи и перешла через дорожку, обойдя упавший сук. Она наклонилась, подняла какую-то бумажку и долго разглядывала ее.

Ульрик подавил искушение вырвать этот листок и посмотреть, нет ли на нем плана развития языка, принадлежащего перу Брэда. Девушка бережно сложила клочок и спрятала в карман. Ему тут же захотелось поцеловать ее снова, и от этого он разозлился еще больше.

Злость погнала лингвиста обратно через горбатый мостик. Ульрик бросился назад, но она уже исчезла. Он еще не объявлялся, а правдоподобность моей массовой информации замечательно нефункциональна. Она положила трубку и набрала номер на другом аппарате. Домашний телефон м-ра Мауэна был занят. Когда секретарша подняла первую трубку, чтобы сказать об этом Гейл, связь прервалась. Дженис попыталась позвонить в отдел рекламы, но, увы, там тоже было занято. Она ввела код первостепенной важности, с помощью которого можно было отправить информацию на компьютер м-ра Мауэна.

Сообщение появится на экране, даже если он занят чем-то другим. После кода секретарша напечатала: С минуту она разглядывала эти слова, потом стерла их и написала: Экран мигнул и выдал предварительные результаты о побочных эффектах при осуществлении проекта уничтожения отходов.

В самом низу экрана стояло: У вас проблемы с программным обеспечением или с оборудованием? Номер телефона должен быть в вашем справочнике. Дженис вызвала на экран справочник. Сначала ничего не произошло. Тогда секретарша прочитала все от начала и до конца.

Потом нажала кнопку печати и перечитала то же самое на ленте, которая, скручиваясь, выползала из принтера. Затем аккуратно оторвала бумагу, убрала в папку, а папку положила на свой стол. Девушка выглядела так, будто эта находка потрясла ее до глубины души.

Ты можешь подвезти меня на работу? Я обещал Дженис быть к девяти, а сейчас уже половина третьего. Я даже составил список. Но карандаш сломался, и я протер ластиком дыру в бумаге, но эти мелочи я даже не считаю. Салли открыла дверь перед отцом, и они прошли по коридору к лифту.

Ну и что, что на том клочке бумаги было сказано, что он ищет кого-то, кто может развивать язык? Зачем нужно было делать это сразу же, не познакомившись как следует? Будь я более мнительным, решил бы, что кто-то хочет меня убить. Ульрик шел, чтобы встретиться со мной. Он хотел что-то сообщить мне. Если бы, упав на него, я просто поднялась и сказала: Вы в самом деле ищете человека, который умеет развивать язык?

Лучше бы я просто целовала его и вообще ничего не говорила. М-р Мауэн позволил Салли нажать кнопку первого этажа, чтобы опять не случилось чего-нибудь этакого. И предоставил ей открыть входную дверь. По дороге к машине его подошва приклеилась к жевательной резинке, валявшейся на тротуаре. Чтобы проверить, не подавляю ли я потенциал твоей самореализации своим шовинистским навязыванием ролей.

Одно это сойдет за дюжину дурных совпадений. Черный, белый, старый, молодой — ей все было абсолютно безразлично. Эти коты приходят сюда, чтобы приятно провести время. А как я слышала, ты им такой возможности не даешь. Однажды ночью, когда Кэрри принимала клиента, за стенкой ее комнаты послышался какой-то необычный шум.

Звучали злые, раздраженные голоса — Билли и мужской. И тут же спокойный голосок Флоренс, пытающейся утихомирить разбушевавшиеся страсти. Как выяснилось позже, Билли посмела отказать клиенту. Крупной шишке из черных, Биг Блю Рэйньеру. Человеку со связями, работавшему на Боба Хьюлетта, фактического хозяина Гарлема.

Утром следующего дня девушки сидели в кухне и завтракали, как вдруг неожиданно в квартиру ворвались полицейские, арестовав сразу всех. В тюрьму их привезли в грязном полицейском фургоне. Через несколько часов Флоренс Уильяме и двух белых девушек освободили. Билли и Кэрри остались в камере. Имена их записали в толстую книгу, после чего предъявили обвинение в проституции. Им пришлось провести в тюрьме отвратительную ночь, и только утром следующего дня их отправили в суд. Это судья Джин Норрис — она будет погаже, чем целая кастрюля дерьма!

Кэрри показалось, что Билли отделалась довольно легко. Ее мать, пришедшая в зал, поклялась, что Билли действительно восемнадцать. Затем судья, дотошно изучив какой-то листок бумаги, назвала его справкой о состоянии здоровья и объявила Билли больной. Кончилось все тем, что ее направили в городскую клинику в Бруклине.

Когда же настал черед Кэрри, то судья, смерив ее ненавидящим взглядом, забросала кучей вопросов, отвечать на которые девушка отказалась. Единственным, что она сообщила суду, был ее возраст — восемнадцать лет. Я могла бы быть снисходительной, но ваше поведение не дает мне к этому никакого повода. Внезапная остановка лифта отбросила Стивена на стенку кабины. Я занимаюсь каратэ, у меня черный пояс, и уж если мне придется иметь с вами дело, то поберегите свои яйца.

Почему бы вам не попробовать вызвать монтеров, вместо того чтобы произносить речи? Простите же меня, миссис.

Не будете ли вы настолько любезны, чтобы нажать на кнопку вызова диспетчера? Выставив вперед руки, Стивен двинулся к противоположной стенке. Пальцы его коснулись Лаки, и та ответила резким ударом ноги, попав ему туфелькой в колено. Терпеть не могу темноты.

В любую минуту эта дикая кошка может наброситься на него. Нащупав панель, он принялся нажимать все кнопки подряд — так, наудачу Абсолютно ничего не происходило. Вот для чего им нужны все эти кнопки — когда с тобой действительно что-то приключается, то ни одна эта долбаная штука не срабатывает! Несколькими этажами выше Коста Дзеннокотти шарил по своему роскошному кабинету в поисках свечей.

Отыскав, зажег их от оставленной Лаки на столе зажигалки. Затем подошел к окну, уставился вниз. Перед ним простирался город, залитый лунным светом. Точно такое случилось однажды в шестьдесят пятом — тогда все говорили, что это всего лишь кратковременный сбой на линиях, что повториться он просто не может.

И вот вам, пожалуйста, будьте спокойны. При мысли о том, что от поверхности земли его отделяют сорок восемь лестничных пролетов, Коста негромко выругался. Может, ему все-таки не придется спускаться пешком? Может, аварию вот-вот ликвидируют? Он вздохнул и вернулся к шкафчику, в котором нашел свечи. Его секретарша, настоящая пессимистка, целую полку отвела под предметы первой необходимости, которых так не хватает в непредвиденных ситуациях. Кроме упаковки со свечами здесь находились одеяло, переносной телевизор, работавший от батареек, и шесть банок апельсинового сока.

Завтра он объявит ей о прибавке жалованья. Экран осветился почти сразу же после поворота ручки. По нему прыгала какая-то группа с гитарами в руках. Коста начал щелкать переключателем каналов, и в этот момент ему почему-то подумалось, что Лаки застряла между этажами в лифте. Да нет, не может быть — ведь она вышла отсюда минут за десять до того, как погас свет.

Ты слышишь меня, ты, трахнутый?! Раздались удары в дверь. Дарио с благодарностью вспомнил специалиста по интерьерам, настоявшего на том, чтобы все внутренние двери в квартире, хлипкие и ненадежные, были заменены на прочные дубовые. Мне больше нравится перепихнуться с пухленькой девочкой. Сейчас уже Дарио чувствовал себя более спокойно, несмотря даже на то, что был заперт в собственной квартире вместе с каким-то придурком в полной темноте.

С прочной дубовой дверью тому не справиться. Она выдержит удары этого психа, а Дарио тем временем успеет позвать на помощь. Все равно темнота тебе ничего не даст. Дарио размышлял о том, кого бы он мог позвать на помощь. Особого выбора не представлялось — друзей у него было мало. Когда свет погас, Кэрри застыла в неподвижности, так и не закончив начатую фразу. С обескураженным видом стояла она у кассы какого-то гарлемского супермаркета, не в силах даже закрыть рот.

Эти слова тут же утонули в отчаянных воплях посетителей, на которых вместе с темнотой навалилось ощущение жуткой опасности. Еще до того момента, когда глаза Кэрри начали привыкать к воцарившемуся в торговом зале мраку, двое парней, державшихся позади нее от самого входа, оказались уже с обеих сторон, вплотную, пихаясь и толкая ее. Каким ветром такую знатную даму занесло в наши края?

Бэби, бэби, бэби… с тобой все в порядке, бэби? А банку шоколадного крема ты себе меж ног не сунула, бэби? Толкая ее друг на друга, как волейбольный мяч, забрасывая дурацкими вопросами, они грабили Кэрри.

Рвали из ушей бриллиантовые серьги, так что мочки начали кровоточить. Сдернули с пальца драгоценное кольцо. Выхватили из волос заколки. И ни на секунду не прекращали своего диалога; хриплые голоса звучали точь-в-точь как на старой пластинке Тедди Пендерграсса.

В памяти с удивительной четкостью предстали самые ранящие душу картины ее прошлой жизни. Как давно все это было, а кажется, что только вчера. Джино ни слова не сказал сидевшей рядом с ним женщине, чьи длинные отточенные ногти хищно впились в мякоть его ладони. На его глазах в огромном Нью-Йорке не осталось ни одного огонька, он же на это всего лишь негромко кашлянул.

Почувствовав, что начавший было заходить на посадку самолет сменил курс и вновь стал набирать высоту, он ничуть не удивился.

Сидевшие вокруг пассажиры разом заговорили о чем-то. Видимо, Джино оказался не единственным, заметившим перемену. Она отпустила его руку, но лишь для того, чтобы сделать хороший глоток из своей фляжки. Однако и это не помогло. В ее глазах он тут же увидел вскипевшее негодование. Для Лаки оно становилось непереносимым. Мало того, что она попала в наглухо запертый спичечный коробок, застрявший черт его знает на каком этаже, но зачем же, Господи, ты послал сюда еще в этого идиота?

Стив подумал, что было бы неплохо, если бы она заткнулась — может, ему удалось бы тогда заснуть до утра, а уже утром-то их наверняка отсюда вытащат.

Сам подумай, какой бред ты несешь. Ведь ты же здесь, разве нет? Да в здании может быть полно людей. Стивен уже снял пиджак и расслабил узел галстука. Пот ручейками бежал по его телу. Интересно, подумал он, Айлин волнуется? Хотя с чего бы? Ведь о встрече они не. Вот это был неплохой вопрос. Х-м… Что же ему ответить… Свиданий она никому не назначала, собиралась всего лишь пройтись по близлежащим барам. Беспокоиться по поводу ее отсутствия или опоздания просто некому. Не смог поставить жену на место, а?

Стивен едва удержался от грубости. Эта женщина начинала действовать ему на нервы. В его голосе слышалось напряжение. Мне двадцать семь, я не уродина, и у меня хорошее тело. Ну так давайте же, Стивен Как-Вас-Там, это будет великолепно, обещаю. Значит, ты из породы классиков, так? Прекраснодушный старомодный джентльмен, занимающийся любовью по учебнику. Это у тебя не все дома. Я сказал так для того, чтобы вы оставили меня в покое.

Секс с незнакомками не отвечает моему представлению об удовольствии. А почему же, позвольте вас спросить, мистер, вы не спите с белыми женщинами? Они либо находятся во власти мифа о гигантском черном пенисе, либо настолько кичатся своим свободомыслием, что становится тошно: Несколько минут они провели в тишине. Стивен сам себе удивлялся: Он сказал этой женщине более чем достаточно.

Когда вспыхнет свет и они вновь вернутся к действительности, он будет сожалеть об этом. И те, с кем я предпочла бы сначала познакомиться.

Вторая категория намного малочисленное первой. Прозвучало это так, будто сейчас вы станете рассказывать мне о своем тяжелом детстве. И действительно мне уже давно приходится многое держать от него в секрете, в противном случае, ни о какой свободе действий и мечтать бы не пришлось.

Когда же мы отсюда выберемся? Она вновь опустилась на корточки, принялась расстегивать молнию на сапожках. Сбросив их, она тут же вылезла и из джинсов. Стивен задумался над предложением. Но что это будет за картина — когда их найдут здесь, вдвоем, практически голыми? Она тут же овладеет моей девственной плотью и…. Всю жизнь была сумасшедшей. Мы нередко вздыхаем о прошлом. В этом нет ничего удивительного, ведь прошлое — часть нашей жизни, которую мы не в силах вернуть.

Было время, когда кто-то жалел о том, что их не стало. Мы же тоскуем по старой Сретенке, Столешникову переулку — оживлённейшим, ещё так недавно, местам Москвы.

Теперь их обновили и отстроили, но жизнь из них ушла, как покупатели из ГУМа после перестройки. Пустыми и одинокими смотрят витрины магазинов на редких прохожих, а возле прилавков томятся от скуки и безделья хорошенькие продавщицы и ленивые охранники. Почти вся старая Москва исчезла на моих глазах. Исчезали дома, улицы, трамвайные рельсы. Школьные товарищи разъехались в разные концы города: Черёмушки, Кузьминки, Измайлово, Перово… В центре, где была наша школа, теперь никого и не встретишь.

Порой людям нашего поколения кажется, что до нас люди жили спокойно и город наш хранил старину. Увы, но это не совсем так. И тогда, в конце XIX — начале XX века, как и теперь, ломались дома, выгорали при пожарах целые кварталы, вырубались сады, сносились деревни, а на их месте возникали улицы.

Видя всё это, члены тогдашнего Археологического общества предложили ввести порядок, при котором застройщик был бы обязан к ходатайству на предоставление участка под строительство прилагать фотографию современного его вида, а ещё лучше, две фотографии.

Одна бы хранилась при деле, а вторая — в Археологическом обществе. На обороте снимков можно было бы изложить некоторые важные сведения о снесённом здании или сооружении. К сожалению, этой прекрасной идее не суждено было воплотиться в жизнь, и нам остаётся разглядывать только открытки и отдельные снимки в газетах и журналах тех лет. А если учитывать, что для фотографирования Москвы в те годы требовалось специальное разрешение полиции, то можно себе представить, как много старых и утраченных московских видов до нас не дошло.

На счастье, существовала в Москве Забелинская библиотека, куда отправлялись фотографии известных в городе зданий, идущих под снос. Сюда, в эту библиотеку, попала, в частности, фотография каланчи, украшавшей некогда дом генерал-губернатора на Тверской. Когда-то на её верхней площадке целыми днями маячил дозорный, следящий за возникновением пожаров, а из ворот здания выбегали солдатики, чтобы отдать честь проезжему генералу.

Дежурившему здесь караульному офицеру сам генерал-губернатор князь В. А Долгоруков [1] ежедневно посылал обед и всегда беспокоился о том, чтобы не забыли захватить для него полбутылки хорошей мадеры.

Князь был не только душевным, но и честным человеком. После его смерти многие говорили о том, что, прослужив генерал-губернатором более двадцати пяти лет, он не нажил себе никакого капитала и с чем пришёл на эту должность, с тем и ушёл, если не считать болезней и неприятностей.

Каланча пережила его и была разобрана незадолго до Первой мировой войны. Пожарная каланча была в городе совсем не лишней. Вообще пожары являлись одной из важнейших московских проблем. Вся надежда на спасение от огня возлагалась на пожарных. Ещё в е годы XX столетия с грохотом и треском проносились на пожар по городу пожарные обозы пожарных машин ещё не было.

Каждая пожарная часть Москвы имела лошадей своей масти: На специально обустроенных громадных телегах сидели пожарники с суровыми лицами. На них были надеты серые костюмы из грубого материала и медные каски.

Их опоясывали верёвки с железными крючьями на концах, а за поясами торчали топоры. Один из пожарных при этом трубил в рог. Приехав на пожар, пожарники приставляли к стене горящего дома раздвижную лестницу и взбирались по ней наверх с кишкой, как тогда говорили про пожарный шланг, в руке. В левой руке пожарника был кожаный щит, защищавший его от огня и искр. Пожарник поливал себя водой и влезал в окно, из которого валил дым. Они прорубали крышу, отдирая листы кровельного железа, и проникали внутрь дома.

Пожарник должен был делать то, что приказывал ему начальник — брандмейстер, сколь ни опасно это было. Работа пожарника, постоянно связанная с риском для жизни, требовала немало воли и сноровки, а поэтому в пожарные принимали только тех, кто служил в армии.

Пожарников город обеспечивал квартирой, одеждой и обувью и платил им ежемесячно по 20—25 рублей. Интересно было бы побывать в Москве в начале XIX века, до пожара года. Если верить очевидцам, то летом белые дома Москвы утопали в молодой зелени и ароматах цветущих черёмухи и сирени.

Улицы вились неправильно и без всякой симметрии среди групп домов самого разнообразного стиля, скрытых в тени больших, широко раскинувшихся садов. Живописные уклоны почвы, не выровненные человеком, создавали в центре города кусочки пейзажей, украшенных церквушками разных форм и раскрасок…. Да, такую Москву мы не увидим даже на фотографиях и не потому, что Москвы такой не существовало, а потому, что ещё не было фотографии. У нас остаётся одна возможность — вообразить её с чужих слов.

Дорога представляла собой широкую канаву, вырытую между двух валов, обсаженную двумя рядами берёз, в виде бульвара… дорога, благодаря глинистой почве, до того наполнялась в дождливое время грязью, что образовывала почти непроезжую трясину… Вечером, после привала, сделанного в Братовщине, часу в восьмом, до Москвы было уже рукой подать.

В верстах трёх полосатые верстовые столбы сменились высеченными из дикого камня пирамидами, и навстречу понёсся тот специфический запах, которым в старое время отличались ближайшие окрестности Москвы. Сколько тут простого народа живёт! Но вот уж и совсем близко, бульвар по сторонам дороги пресёкся, вдали мелькнул шлагбаум, и перед глазами нашими развернулась громадная масса церквей и домов… Вот она, Москва — золотые маковки!

Многое из того, что сегодня называется Москвой, тогда, да и ещё много лет спустя, называлось её ближайшими окрестностями. Попытаемся заглянуть в некоторые из них. В конце XIX века мы могли добраться туда по железной дороге. Приезжавшие в Кусково обычно сходили на станции Вешняки, которая находилась в 12 верстах от Москвы. Станция эта размещалась в бывшей богадельне Шереметевых, владельцев этих мест. Путь в Кусково шёл через поле, лес и выходил к пруду и каналу, который соединял этот пруд с другим прудом.

А всего в Кускове было три пруда. Их вырыли крестьяне графа. Имея 60 тысяч крепостных крестьян, при желании граф мог прорыть какой-нибудь Волго-Донской или Беломорско-Балтийский канал. Когда-то по обеим сторонам канала рос дремучий лес, а в месте соединения его с прудом стояли две колонны с вазами на капителях, в которых зажигали огонь. Правый берег канала называли ещё Татарской рощей. Сюда, в свои праздники, съезжались московские татары провести время.

Притягательность этих мест для татар можно, наверное, объяснить не только красотой природы, но и происхождением графа Шереметева. От былой роскоши к концу XIX века осталось только красное кирпичное здание псарни и в нём богадельня, на этот раз действующая, в которой доживали свою жизнь 24 старухи. Неподалёку, на берегу другого пруда, стоял белый дом, называемый итальянским.

Когда-то в его залах были развешаны картины итальянских мастеров, а в пруду водилась редкая рыба, которая по звонку приплывала к берегу брать корм. Почему он так назывался, догадаться не трудно. В его тёмных вагонах была давка, слышались нестройное пение, мат и детский плач.

Женщины тащили на себе домой своих пьяных мужей и спящих детей. Можно было, конечно, вернуться на более раннем поезде, дойдя пешком до станции Перово — бывшей вотчины князей Черкасских, графов Разумовских и Шереметевых, заселённой к тому времени безземельными крестьянами, приписанными к мещанскому сословию. А ведь когда-то Кусково напоминало отдельное княжество.

Возможно, француз, поселившийся в доме графа, от кого-то узнал о том, что граф открыто ругал французов за их вольномыслие, и решил отомстить ему. А кто не слышал о сказочной истории русской Золушки — Параши Жемчуговой, в которую влюбился молодой граф Николай Петрович Шереметев? Параша эта воспитывалась в доме княгини Долгоруковой, дочери брата Николая Петровича — Михаила. В 17 лет она стала актрисой крепостного театра, а в 21 год — фактической женой графа.

Чтобы избежать людских сплетен и зависти, молодожёны переехали в другое имение, Останкино. Здесь их посетил император Николай и беседовал с Парашей как с ровней, а митрополит Платон после беседы с ней так расчувствовался, что встал и поцеловал ей руку. В ноябре года в церкви Симеона Столпника на Поварской состоялось венчание и Параша стала графиней Шереметевой. Ну чем не сказка? Однако нельзя забывать, что девушка была не только хороша собой, но и своим умом, образованностью, душевными качествами и воспитанием была вполне под стать графу.

Как же было не грустить москвичам, после всего этого, по былой жизни Останкина? Вспоминали с благодарностью его хозяев и богомольцы, отправлявшиеся на богомолье в Косино: Веками, в холод и зной, по пыли и слякоти, здоровые, больные и увечные шли по России, со своими узелками и котомками, крестясь и прося милостыню, богомольцы. Миллионы верующих по железным дорогам, трактам и просёлкам совершали паломничество к мощам и иконам, ожидая от них чуда спасения души и тела.

Странники и богомольцы составляли одну из особенностей русского быта. Чем была вызвана эта особенность? Стремлением к истине, к душевной чистоте? А может быть, просто бедностью, отсутствием заботы государства о людях, неустроенностью, одиночеством и неприкаянностью? Косино, конечно, не Троице-Сергиева лавра, куда стекались богомольцы со всей России. Сюда больше шли люди из окрестных сёл и деревень, из Москвы.

Местечко это неказистое и ничем не примечательное. Когда-то оно принадлежало помещикам Телепнёвым, а потом перешло во владение купца Лухманова. Купцы не имели права владеть крестьянами, а потому ещё лет за десять до Крестьянской реформы года какой-то ловкий ходатай выхлопотал здешним крестьянам полную свободу.

В благодарность за это крестьяне построили ему на берегу Белого озера домик, где этот благодетель и жил до самой смерти. Кто не хотел идти пешком, мог доехать до полустанка Косино на поезде, в котором пассажиры а ведь это происходило в праздничные дни стояли не только на площадке, но и на ступеньках вагонов и даже в переходах между вагонами. Церковь эта каменная, построена в году и освящена в честь Успения Божией Матери.

Построена она была упомянутым выше Лухмановым. Он здесь, возле неё, и похоронен, а на чугунной плите, установленной над его могилой, было написано: Что же привлекало сюда паломников? Оказывается — две иконы. Иконы эти были украшены дорогими ризами, жемчугом, драгоценными камнями и ниспадающими драпировками. На том месте, где теперь это озеро, рассказывали старики, давным-давно, среди дремучих лесов, поселился старец-священник, который ушёл из города, разорённого междоусобной войной между князьями.

Он построил здесь церковь и посвятил её Божией Матери. А помогал ему во всём пустынник Букал. Потом Букал ушёл от священника и поселился в том месте, где позже был построен Московский Кремль. Здесь ему было видение о том, что на занятом им месте возникнет город, который перенесёт много испытаний, но потом прославится и станет выше всех городов русских.

Букал пришёл в Косино и рассказал об этом старцу. Тогда они оба пошли в церковь и стали со слезами молить Бога и Пресвятую Богородицу за будущий город. И вот, когда священник стал совершать литургию и дошёл до херувимской песни, над ним появилась Матерь Божия, а церковь стала медленно опускаться под землю. Из-под земли появилась вода, которая затопила церковь, и образовалось озеро. Много лет прошло с того времени, но не умолкала под волнами озера молитва святого старца за православный народ и город Москву, а село Косино с тех пор так и осталось под особым покровительством Божией Матери.

Утренней ранью, когда тишину нарушали только птичьи голоса, кое-кто из богомольцев, сидя на берегу озера, слышал молитву старца из водной глубины. Озеро действительно было глубокое, а вода в нём холодная, чистая и никто не помнил, чтобы она когда-нибудь зацвела. Над водой, у берега, был устроен деревянный помост, а на нём часовня, иордань и две купальни: Пользоваться ими все могли бесплатно. Когда кружек не было, люди бросали монетки в воду — это было хорошей приметой.

Некоторые бросали в воду свои рубашки, крестики и пояса, надеясь вылечиться или исправить уродство. Многие женщины опускали в воду озера своих младенцев. Искали спасения страждущие и в молитвах перед чудотворными иконами. Летом в церкви пел хор московских певчих. По праздникам пели в полном составе, а по обычным дням — по несколько человек. Для богомольцев, опоздавших к службе, церковь открывалась во всякое время дня. Была здесь ещё одна церковь, зимняя. Просто когда иллюзии становятся несколько проще, человек отдыхает.

Может быть, именно поэтому он так склонен оглушать себя какими-то странными жидкостями и дымами? Я вот даже не помню, курю я или нет. Курил ли я когда-нибудь? Вспоминаются почему-то белые акации, плывущие мимо поезда на повороте, и запах дыма.

Тепловозного, а отнюдь не табачного. Да - эта будет покруче всех иллюзий. Может это не иллюзия? Или - это та единственная иллюзия, за которую мне хотелось бы уцепиться? Но я ощущаю смутную опасность. Я не знаю, что такое жизнь, но всё-таки хочу жить. Любовь угрожает моей жизни. Или жизнь, или любовь. В холодильнике есть колбаса, и это ненадолго прерывает поток философских прозрений, только что безостановочно мелькавших в моей голове. Я жую, и у меня хрустит в висках. Мы сразу же отпра- вились в раздевалку, поскольку и так на полтора часа опоздали.

Наша команда умеет быстро переодеваться, потому что мы из тех, кто носит форму весь день, не снимая. Играем мы или нет, просто нам влом таскать с собой эти геморройные сумки с ба- рахлом, снимаем мы только рубашки и брюки, и вот мы уже через минуту на площад- ке. После встречи то же самое, никакого, разумеется, душа, запрыгнул в штаны, натя- нул рубашку и за порог. В общем, вышли мы на площадку, а там эти типчики, с кем мы играем, все расфу- фыренные в голубой с золотым форме, там и сям звездочки, старательно выполняют разминку.

Итак, мы капельку размя- лись, пошли и сели на свои места, и Лефти велел нам нажимать на них с самого нача- ла. К концу первых четырех минут мы вели на 23 очка, а приличные мальчики из Лейк-Пикскил, или откуда они там еще, не ебет, совсем растерялись. Мы перестали прессинговать чисто из жалости, и остаток игры прошел не столь увлекательно.

В общем, мы все время забрасывали мячи элементарными показушны- ми приемами, благодаря нашим взрослым пацанам. Очень скоро мы настолько их обогнали, что Лефти велел нам притормозить, чтобы мужики, устроившие все это де- ло, не принялись проверять у нас свидетельства о рождении и не обнаружили, что по- ловина наших ребят не имеет права участвовать в матче.

Один из наших нападающих, нигер с детской физиономией, в этих посиделках для ти и младше участвует уже, наверно, лет десять, не меньше, без говна.

Счет к перерыву. В раздевалке произошла одна из самых хреновых историй за сезон. Троих наших чуваков Лефти словил за нюханьем клея в сортирных кабинках. Я успел смыть в уни- таз свое палево, и наставник решил, что я здесь действительно по делу.

Лефти весьма разговнился, но запах клея от меня он не учуял, а этим лохам пришлось просидеть в запасе весь второй тайм. Можно подумать, он, которого не терзают сомнения насчет того, что можно хватать ребят за член или яйца, пока ко- манда дружно молится перед игрой, прямо такой большой ревнитель морали, что охренеть.

В общем, поскольку других лидеров не было, все очки набрал я и догнал до 42, что очень здорово, так как я последнее время столь много не забивал. Я уже вижу перед собой все эти призы Самого Ценного Игрока Сезона, если так будет и дальше продолжаться. Мы выиграли с жутким преимуществом. После матча нам дали бес- платную содовую и прочую ерунду, и все местные болельщики запрудили проход, ко- гда мы уходили, хлопали нас по спине и повторяли: У них были прически из взбитых обесцвеченных во- лос, чем они мне один в один напомнили блядей, проходившим по расценкам выше обычного, с й улицы.

Меня подмывало предложить одной отсосать, но мы без ка- кого-либо базара быстро набились в машину для возвращения домой. Сегодня пятни- ца, и вечером нам хочется отправиться в парк на Ист-ривер нажраться, раскуриться и подышать клеем. Именно этим мы и занялись. Сегодня мы перевезли последнюю мебель в нашу квартиру в новом районе в верх- ней части Манхэттена. Я здесь уже успел побывать и составил себе четкое представле- ние о том, какое, в общем и целом, говно местные обитатели.

Самые лоховские лохи в городе, мать их. Все коридоры в нашем новом доме и все скамейки в парке забиты старыми щебечущими ирландками. Они либо сплетничают, либо читают молитвы, или там еще толпень мужиков, которые давно здесь, или совсем недавно приплыли — они обряжаются в широкие пальто, тусуются перед кафетерием, обсуждают операции, счета в матчах или коммунистическую угрозу.

Мальчики моего возраста все, как один, образцовые и примерные, хотя большинство компашек по выходным бухает пиво. Очень возможно, что я сюда впи- шусь. В любом случае вокруг полно отличных баскетбольных площадок. Сами понимаете, самое хуевое, что из-за переезда придется возвращаться в эту треклятую католическую школу, прервав на середине офигенный год в частной. Католические школы — это полное блядство, там всякие психи в этих ебаных воротничках, и в своей набожности они всегда правы и постоянно носятся со своими резиновыми ремешками, пуская их в действие из-за малейшего прикола над ними, и капают, и капают классу безмозглых детишек на мозги: А старые склочные коровы, то есть мо- нашки, еще хуже.

Я уже выбил себе стипендию в шикарной частной школе на следующий год, так что планирую спустить на тормозах учебу в этой грамматической школе. До обеда я встречаюсь с. Кевином, мы затеяли побухать. Придумал сказать ей, что меня тошнит от запаха краски, которой они будут красить завтра дом, должно прока- тить.

Родичи двоюродного братца на выходные умотали, так что Крис, Вилли и я зава- лили к нему сразу после школы и принялись грабить шкафчик с алкоголем. Брат оби- тает в роскошном районе округа на Парк-террас, его родокам принадлежит шикар- ный пентхаус с настоящим маленьким баром и прочей хренью. Нам там охуительно нравится, поскольку в выходные нам некуда податься, в парке зависнуть без мазы, и по этой причине мы задумали потусить это время здесь, будет круто, потому что не так уж много всяких скотов заваливают сюда и портят обстановку.

Прошлый раз, ко- гда предки братика свалили, два персонажа у него нажрались, и Жирный Эдди обле- вал весь новый диван. Надо полагать, Жирный Эдди вряд ли еще тут появится В общем, мы затарились пакетом апельсинового сока, чтобы замутить отвертку, мило расселись на табуреточках в баре, и нам сделалось охренительно. В таком ключе прошло часа два: Я как-то вечером в парке наблюдал, как он заявил, что выпьет упаковку пива, но всякий раз, открывая банку, я замечал, что он делает один небольшой глоток, а остальное выливает.

Брату пришлось убедить- ся, что он достаточно трезв, чтобы не созывать сюда малолеток со всей округи, кото- рые могут разнести квартиру. Он, как и я, легко заводится, когда начинают пиздеть о девчонках, кто кого трахал, и гнать, сколько стоят уличные бляди По крайней мере, мы пока были в состоянии передвигаться. Потом был еще Вилли, до этого объявив- ший о планах обожраться до невменяемости, и это, мать его, он и сделал. Надо было, чтобы его кто-нибудь поддержи- вал, пока он ссыт.

В итоге он упал и разбил до крови башку о трубу. Начал вопить, не- сти какую-то хуйню, разъебошил статуэтку какого-то блядского святого с птичкой на черепушке. Мой братец Кевин принялся исходить по этому поводу говном и объявил, что нам нужно вытащить пидораса на воздух попуститься. Вот так этот козел испор- тил праздник, на улице стоял собачий холод и снег, можно сказать, валил стеной.

Мы с Кевином взяли его под руки и поволокли по улице в сторону парка, а Крис, уже не- сколько протрезвевший, соскребал снег с машин и тер им рожу, впрочем, без толку. Теперь он приутих, как нам вроде показалось, стал приходить в себя, однако у входа в парк мы повстречали его подружку из нашего квартала Дебору Дакстер, которая шла домой.

Она модель, с портфелем, какие все они таскают. Вилли вырвался от нас, устремился к ней, пытаясь облапать, и, когда приблизился вплотную, она треснула его кулаком прямо по кумполу и, не переставая браниться, ушла. Несчастный Вилли свалился на дорогу, мы порастирали ему морду снегом, но этот урод сломался прямо там и нам пришлось тащить мертвый груз в парк на себе. Возле спортивной площад- ки мы стали шлепать его по щекам, трясти и так далее, но безуспешно. Забеспокои- лись, что у него может отказать желудок, как на прошлой неделе у одного чувачка из нашего класса.

И тут мы изрядно влипли Нас заметил коп и подвалил к нам. Тот приблизился к поверженному телу, наклонился, посмотрел зрачки, потом перевел на нас нехороший взгляд и произнес скрипучим го- лосом, подобающему строгому полицейскому: Наверно, этого полицейского недавно перевели сюда из какого-нибудь наркоманского района. Тем временем я придумывал убедительную отмазку, типа получил удар, играя в баскет- бол, но это же, блин, совсем не покатит, ведь сейчас начало февраля, мать его так.

Тут как гром среди ясного неба совсем некстати встрял наш сообразительный Крис: Вот молодец, про- явил себя просто настоящим гением, пидор тупорылый: И этот распиздяй болтает о катании на санках Коп чуть со смеху не умер, потом посмотрел на Криса, что-то пробормотал и покачал головой.

Мягко попросил нас не врать и рассказать, что же все-таки произошло, ведь Вилли, может быть, ебнулся сильнее, чем нам кажется. Мы переглянулись, кивнули в знак согласия, я сказал: Тогда полицейский взял снега и тоже порастирал рожу Вилли, так же безре- зультатно, как и мы. Похлопал по щекам, и ни хера, даже не мигает, урод, совсем как мешок замороженной стручковой фасоли или еще чего-то. Другого выхода нет, подумал я, но у Вилли суровая мамаша, и он, несомненно, получит больших пиздюлей.

Зима го Раз в месяц мы, ученики восьмого класса ебаной католической школы, обязаны после уроков топать в церковь на исповедь. Меня крестили в католической церкви, и все такое, но мама с папой никогда туда не ходят, разве только на Рождество послу- шать этот мерзкий хор со скрипучими, неискренними голосами, призывающий на их голову всяческие блага, да и нас никогда не заставляли там торчать.

Короче, я нико- гда не причащался, не проходил конфирмацию, или как там оно называется, и уж точно не исповедовался. Плюс по пятницам мы обычно сматываемся рано. И вот те- перь я вляпался, а приятель мне и говорит, что надо подождать, пока все не закончит- ся, а это может растянуться где-то примерно на час, потому что здесь в наличии мало священников на раздаче; уж не знаю чего.

Попробовал отпроситься, сказал монаху, что раньше ничего подобного не делал, а он бросил на меня чудной взгляд и велел мне встать в строй. Вот так вот, мы в огроменной церкви, он пихает меня в этот строй, а я все повторяю: Они, наверное, из всех ребят выжали тут кишки, вечно они ебут другим мозги, своих ведь нет.

Я соби- рался вырваться и убежать, но потом стало любопытно докопаться, что же все-таки происходит за этими изукрашенными резными узорами дверями, когда туда заходит какой-нибудь тип. Правда, очень хотелось узнать, в чем тут дело. Когда очередь до- шла до меня, я разволновался, а монах все не сводил с меня злобных глаз.

Внутри на- до встать на колени; это я понял и еще услышал, как священник что-то шепчет чуваку в другой кабинке, но слов не разобрал. Он о чем-то долго беседовал с тем пижоном, наверное, тот персонаж ушел совсем заебавшись. И тут — бах — он распахивает двер- цу и заявляет, что настала моя очередь, но ни он меня, ни я его не видим Он спросил меня, в чем дело не так буквально, конечно , и я ответил: Тот понял, что я зассал, и сказал, дескать, я не виноват, пусть я пойду, а об остальном могу не бес- покоиться.

Только я вышел, как тут же пришлось отскочить, потому что дверца в середине распахнулась, оттуда вылетел разбираться раскрасневшийся свя- щенник, набросился на монаха, пославшего меня туда раньше остальных, принялся его по всякому крыть, назвал дураком и позором для его собратьев по рясе.

Весь класс потешался над горемычным мудаком, а ребята, с кем я позднее подружился, когда мы потом вместе пинали грушу, все смотрели на меня, качали головой и прикалывались. Все они недолюбливали этого козла, и случившаяся сцена их порадовала не меньше, чем меня, а я быстро сообразил, что, если он решит со мной как-то за это поквитаться, я сразу пойду к тому священнику, и он это тоже сообразил. Тем временем всех отпу- стили, и мы направились в клуб, правда, нашу команду дико сделал чемпион.

Сегодня наша последняя игра за этот год в Бидди-Лиг, но перед ней всех членов Бойз-клуба заставили собраться и устроить что-то вроде панихиды по малышу Тедди Рейхиллу. Это тот игрок, свалившийся в один прекрасный день с крыши, где он ды- шал клеем. Священник произнес речь о Тедди, силясь высосать из пальца историю о том, как тот крепил телевизионную антенну, когда упал, но на эту хрень никто не по- велся.

В середине службы Герби Хэмсли с приятелями принялись кидаться камнями с крыши по улице. Всем велели укрыться в клубе, пока копы носились за Герби и его друзьями. Когда стало можно выйти обратно, все скучились у закрытого гроба Тедди, и кто хотел помолиться, те молились. А если кто не хотел, как я полагаю, тот просто стоял, размышляя, как все дерьмово.

В этой мерзопакостной католической школе грузят нас всяким дерьмом. В общем, по пятницам заявляется директор, раздает бумажки, а за мою оценку по прилежанию приказывает встать в сторонке с целой толпой чурбанов в основном это чуваки, залажавшие все полностью , и мне достались три пиздюлины по руке широким резиновым ремнем, охуительно больно, причем то, что я получил 99, а это преподам от меня и надо, не считается.

Все эти пидоры в рясах лупят ребят резиновыми ремнями, за исключением брата Уолли по кличке Кит, который ведет у нас географию. Он в таких случаях хера- чит по заднице тонкой деревянной палкой, и потом она весь день зудит. Жутко хочу обратно в частную школу и понимаю, что надо бы дать сдачи, когда меня будут следу- ющий раз лупить, но что-то меня удерживает.

Где-то в глубине души мне кажется, что у них есть право надо мной командовать. Побежали за братом Кеннетом, единственным нормальным мужиком в этой тусовке, потому что он за прошлый год привык к Донговым припадкам и потому что наш препод, хоть он такой и умный, охренел и не знал, что предпринять. Донг еще несколько раз безумно дернулся и за- тих. У брата Кении вся рука кровилась от укусов, он пытался держать Билли за язык, чтобы тот его не заглотил. У него вся рука в шрамах, полученных в борьбе с припадка- ми за долгие годы.

Затем Билли отвели к медсестре полежать и подождать маму. К ней можно завалиться с восьмидюймовым порезом на физионо- мии, а она выдаст тебе бинт и аспирин. Неважно, с чем придешь, в любом случае по- лучишь аспирин. В случае с Донгом так и было. Потом, спустя где-то час, Донни Леви, еще один припадочный, впал в один из своих трансов. Буйным-то он бывает редко, но зато довольно часто и как-то вдруг неожиданно улетает в другие миры.

Открылись дверцы лифта, и они зашли внутрь. Предупреждение насчет придурков не произвело особого впечатления на Фейт. Отшить подобных типов — дело навыка. Отец обучил ее приемам самозащиты, когда она была еще совсем девчонкой. Так что с мужчиной своего роста или помельче она могла побороться почти на равных.

А при удаче справилась бы и с тем, кто покрупнее. Главное — фактор неожиданности. Нападающий самец уверен, что встретит слезы и растерянность. Поэтому отец учил ее нападать первой: От хорошего удара по причинному месту сам Шварценеггер в миг согнется и не скоро очухается. Нет, если чего она и боялась, так это землетрясения, пожара и Что-то в нем нестерпимо зловещее. Какой вздор лезет в голову!.. Однако неприятное чувство страха уже было не прогнать. Фейт не хотела признаваться себе в этом, но при одном воспоминании о последнем этаже у нее бежали мурашки по спине.

Ренни и Сью считывают индексы, а Пюнна переносит готовые стопы на полки. Ланг ей до чертиков надоел, и она была рада начать работу где угодно и с кем угодно.

Впрочем, она испытала неожиданное чувство облегчения от того, что сегодня ей не придется работать на шестом этаже. Библиотека закрывалась в десять тридцать, но смена, в которой работала Фейт, заканчивалась в семь. Завтра у нее не будет занятий, и она выйдет с семи утра до часу дня.

Этим-то и хороша работа внутри университетского городка — чрезвычайно гибким графиком. Даже когда наступает напряженное время предэкзаменационных тестов, можно откорректировать часы работы и продолжать трудиться хотя бы урывками. Домой Фейт доехала без приключений. Час пик практически закончился. Хотя шоссе и нельзя было назвать свободным, пробок не было. Дорога от университета до Семнадцатой улицы заняла меньше часа.

У перекрестка ватага сомнительного вида подростков околачивалась возле цветочного киоска, поэтому Фейт, прежде чем притормозить на красный свет, проворно удостоверилась, что обе дверцы машины заперты. Через несколько минут девушка проехала мимо колледжа, где совсем недавно получила диплом о среднем образовании. Выпускной вечер был в июне. Но здание выглядело чужим и каким-то съежившимся.

Вернуться в него сейчас — все равно что вернуться в начальную школу: На душе было хорошо. Какое счастье учиться в университете — в настоящей школе! Прежняя учеба казалась детской игрой. Прошло всего лишь несколько дней новой жизни, но Фейт уже была уверена в том" что она справится с университетскими нагрузками.

В Бреа ей буквально все нравилось. Или, скажем так, нравилось почти все. И этим малым исключением был последний этаж библиотеки. Она решительно запретила себе обсасывать эту воистину нелепую мысль. Пустые, немотивированные навязчивые страхи — их лучше избегать! На другой стороне улицы зияло пустое место — там, где прежде находился кинотеатр братьев Митчеллов. Ей вспомнилось, как крохотной девчушкой, проезжая мимо в машине родителей, она читала по слогам странные названия фильмов на рекламном плакате над входом: Случайная мысль о брате навела девушку на грустные размышления.

Как это случилось и когда это случилось? В детстве они были не разлей вода. После смерти отца — а может, именно из-за смерти отца — они держались всегда вместе, подолгу болтали и секретничали друг с другом. Теперь же ей трудно вспомнить, когда они в последний раз обменялись хотя бы десятком фраз. А если она добьется своего и станет жить самостоятельно — что тогда? Конец общению с семьей? С мамашей — с той хоть бы и век не видеться.

Но так не хочется обрубать те ниточки, которые еще связывают с братом! Фейт свернула на родную улицу. Мальчуган в одних трусиках, стоящий на газоне перед особняком, бросил в ее "фольксваген" ком грязи и что-то прокричал вслед. Девушка посигналила — мальчишка взвизгнул и кинулся бежать. Перед домом Фейт сбавила скорость, потом решительно нажала на педаль газа и проехала мимо.

Лучше наскоро перекусить в "Сумасшедшем цыпленке", а потом укрыться в городской библиотеке, которая работает до девяти. Там она успеет кое-что почитать к ближайшим занятиям, а тем временем мамашин "дружок", даст Бог, и слиняет. Ричард Джеймсон добирался до "Сентинел" без особой спешки. Именно это нравилось ему больше всего в газетной работе — свобода. Можно явиться с опозданием, уйти пораньше, и в любое время дня ты волен прошвырнуться в соседнюю забегаловку и неторопливо съесть гамбургер.

Пока выполняешь свою работу исправно — никто тебе и слова не скажет. Особых иллюзий на свой счет Ричард не питал. Он не был ни блестящим студентом, ни подающим надежды ученым. Учеба давалась ему с превеликим трудом. Зато он был фотографом "от Бога".

В фотографии сосредоточились все его интересы, тут он не энергии жалел. Такая одержимость плюс талант давали впечатляющие результаты. Пусть Ричард и не ведал, кто такой архиепископ Фердинанд и чем он славен, а также путал косинус с тангенсом, но "кэнон" в его руках творил чудеса — что было подтверждено многочисленными дипломами фотоконкурсов.

В фотоделе Джеймсон был достойным профессионалом: Однако сам Ричард полагал, что своим успехом он обязан прежде всего умению оказаться в нужный час в нужном месте. Можно применять разные объективы, использовать тысячу трюков при проявлении и печати, но, если сюжет снимка никуда не годится, никакие технические штучки-дрючки его не спасут. Вот почему Ричард никогда не расставался со своим фотоаппаратом.

Он едва ли не круглосуточно был в состоянии полной боевой готовности; если происходило нечто, достойное быть запечатленным, он мог начать съемку через десять — двадцать секунд, а то и быстрее. Здесь он действовал почти так же шустро, как ковбой из вестерна со своим револьвером. Поэтому-то он и делал обалденные снимки. Занятия были в самом разгаре, но на центральной площади университетского городка студентов хватало.

Правда, никто не бездельничал, все спешили по своим делам. Из корпуса социальных наук вышла роскошная блондинка, по всему видно первокурсница. Ричард двигался ей навстречу. Он поправил ремешок фотокамеры на плече, проворно пригладил волосы. Согласно его наблюдениям, женщины неравнодушны к мужчине с фотоаппаратом. У такого мужчины как бы другой статус, он кажется особенным, в нем видится "художник". Ричард не считал себя красавцем и очень ценил тот дополнительный шарм, который ему придавала дорогая профессиональная фотокамера на плече.

По крайней мере с ней ему было намного легче завязывать знакомства со всякими цыпочками. Ричард взял немного левее, чтобы их пути пересеклись. Девушка заметила его и задержала взгляд на камере, которую он еще разок вскинул на плече. Потом блондинка подняла глаза и встретилась взглядом с Ричардом.

У того екнуло сердце. Ясное дело, крошка на него запала. В данный момент я работаю над темой "Первая неделя в университете" — или что-то в этом роде. Снимки пойдут на первую полосу. Не могли бы вы попозировать мне? Ничего особенного делать не надо. Просто сойдите по ступенькам, как вы только что сошли. И пусть у вас будет серьезное, сосредоточенное лицо, будто вы спешите на занятия. Ваш снимок и ваше имя будут на первой полосе университетской газеты.

Кстати, а как вас зовут? Ваш снимок действительно будет на первой полосе "Сентинел"! Я позабочусь, чтобы вы получили два десятка экземпляров — сможете разослать родным и друзьям.

На моих снимках вы будете сущим ангелом. Еще ослепительнее, чем в жизни! Мне эти снимки позарез нужны. Оно упало как раз между ними. Совершенно неожиданно — не было ни крика, ни шума; похоже, не было даже звука рассекаемого воздуха. Просто нечто большое свалилось откуда-то сверху, и, прежде чем оба опомнились, раздался глухой шлепок и во все стороны брызнула кровь.

На пару секунд Ричард остолбенел, потом сознание вернулось, и он понял, что это тело мужчины. Бедняга упал на асфальт не головой или ногами вперед и даже не плашмя, он приземлился на странно поджатые колени — из-за чего кожа на его животе прорвалась и внутренности вылетели наружу.

Кишки, не потеряв связи с телом, еще покачивались. Голова погибшего была расколота, из нее вываливался мозг. Лицо превратилось в кровавую кашу. Марша словно к земле приросла от ужаса. Наконец девушка в достаточной степени пришла в себя и завизжала, таращась на изуродованный труп. Она даже не заметила, что ее голые ноги и белые шорты забрызганы чужой кровью. Да что там ноги!.. Ричард заметил капли крови на ее лице и в волосах!

Но тут его замешательству пришел конец. Он деловито поднял глаза вверх, потом опустил их на труп, осмотрелся, выбрал наилучший угол съемки, стремительно перебрал в уме варианты композиции. Затем окинул визжащую Маршу быстрым пытливым взглядом — кровь на белых шортах и на белых ногах. В цвете это получится вульгарно. Зато в черно-белом варианте будет отличный контраст.

Он сделал несколько быстрых шагов назад, одновременно срывая защитный колпачок с объектива. Затем припал на одно колено, проворно направил камеру на Маршу и окровавленный труп. В редакции было еще оживленнее, чем за неделю до начала семестра, когда верстали первый номер нового учебного года.

Сотрудники рекламного отдела давно закончили работу и разошлись по домам, но небольшая комната была набита людьми: Радио было включено — какая-то станция непрестанно гнала в эфир ядреный хэви метал.

protosip.ru - the best free porn videos on internet, % free. Watch Mature gets nailed in dirty threesome online on protosip.ru YouPorn is the largest Asian porn video site with the hottest selection of free, high quality hairy movies. Enjoy our HD porno videos on any device of your choosing!

Порно Видео Минет Русские Блондинки

More videos like this one at Milf Thing - Download HD quality % original and exclusive MILF, domination movies and MILF fucking videos at MILF Thing. Watch Extermination Spy Cloaked By Super Race online on protosip.ru YouPorn is the largest Amateur porn video site with the hottest selection of free, high quality filth movies. Enjoy our HD porno videos on any device of your choosing!

Порно Азиатки Невестка

Add to playlist: Login to use this Description. honoka av debut. Report this video! Kuznetsov is one of the NHL's most electric offensive players, as he showed throughout the Stanley Cup Playoffs. Kuznetsov had one of the biggest goals in Capitals history when he scored in Born:

Случайное Знакомство Закончилось Шикарной Оргией, Между Классной Блондинкой И Двумя Парнями Смотреть

взлетали в воздух, сверкая портянками, а затем они сминали кусты и летели, летели, вращаясь, вниз, и портянки наматывались им вокруг шеи. Это было здорово! Потом диверсант.

Брюнетке с маленькими сиськами прокатали очко

XVIDEOS.COM

Порно Жирные С Маленьким Членом

Порно Японки Папа И Дочь

Потратив всю свою женскую энергию на трах бисексуала в жопу, толстая блондинка еле вытащила фаллоими

Молодая блондинка транс вставила своего члена в дырочку молодой девушки Карен смотреть

Миниатюрная Русская Брюнетка Получает Трахал В Позе Раком, В Гостиной

Зрелая Азиатка С Порванной Жопой Лондон Кейс (London Keyes) Учит Молодую Сару Лувв (Sara Luvv) Аналу

Соло сногсшибательной брюнетки с любимой секс игрушкой

Порно Сестра Увидела Член Брата

Два Парня Страстно Ебут Длинноволосую Брюнетку

Большие Толстые Члены Негров Порно

Шикраные длинные ноги у брюнетки, сртипиз и мастурбация

Азиатке вгоняют в попку огромный член - смотреть порно онлайн

Catie Minx – Кети Минкс – Страстная Блондинка С Красивой Попкой Для Жесткого Секса Порно Звезда

Азиатский Сахар / Raquel (Asian Sugar) (2019) Hd 1080

Порно Видео Фемдом Немецкий Мужской Анальный Фистинг

Азиатки Москвы

Загорелая брюнетка классно трахнулась с молодым негром, который четко ее трахал и нежно целовал смот

Брюнетка Трахается Фото

Несколько Пьяных Голых Мужчин В Воде Набрасываются На Сексуальную Брюнетку, Которая Сопротивляется,

Натерев Своё Тело Маслом, Спортивная Блондинка Удовлетворяет Черноволосого Парня Смотреть

Видеочат с девушками, Эротические рассказы

Хорошенькая Брюнетка Удовлетворяет Себя Резиновыми Фаллосами - Смотреть Порно Онлайн

Грудастая Блондинка С Косичками С Двумя На Кровати

Страстная Блондинка Amy Reid  С Татуировками  Перед Фото Камерами Снимает Трусики С Аппетитной Попки

Грудастые Японки Порно Фото

Горячее порно:

Сексуальная блондиночка в белой рубашке занималась уборкой в квартире, а затем соло мастурбацией смо
Сексуальная блондиночка в белой рубашке занималась уборкой в квартире, а затем соло мастурбацией смо
Сексуальная блондиночка в белой рубашке занималась уборкой в квартире, а затем соло мастурбацией смо
Сексуальная блондиночка в белой рубашке занималась уборкой в квартире, а затем соло мастурбацией смо

Напишите отзыв

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Zulujora 05.08.2019
Беременные Лесби
Moogugore 27.07.2019
Порно Сайт Онлайн Бесплатно Ролики
Zologami 20.06.2019
Пересильд Обнаженная
Yodal 31.08.2019
Порно Видео 18 20 Лет
Nejinn 04.11.2019
Порно Фото Изнасилование
Сексуальная блондиночка в белой рубашке занималась уборкой в квартире, а затем соло мастурбацией смо

protosip.ru