protosip.ru

Найди партнёра для секса в своем городе!

Крепенькая Симпатичная Брюнетка В Трусиках Старается На Кастинге

Крепенькая Симпатичная Брюнетка В Трусиках Старается На Кастинге
Крепенькая Симпатичная Брюнетка В Трусиках Старается На Кастинге
Лучшее
От: JoJoshura
Категория: Брюнетки
Добавлено: 10.10.2019
Просмотров: 4659
Поделиться:
Крепенькая Симпатичная Брюнетка В Трусиках Старается На Кастинге

Порно Реальные Даешь Молодежь Анал

Крепенькая Симпатичная Брюнетка В Трусиках Старается На Кастинге

Мулатку Трахает Мужик Со Здоровенным Членом

Бурный секс с грудастой блондинкой на кастинге Вудмана

Кино Порно Не Вынимая Члена Кончают В Горло

Неужели наше небольшое путешествие ничему тебя не научило? Гибель тела не столь страшна, были люди, жившие после того, как сгнили даже их кости. Они жили в памяти и сердцах своих потомков. Те люди, которые, следуя за своей мечтой, вершили великие дела и становились бессмертными. Потеряв духовные ценности, вы уничтожаете друг друга просто для того, чтобы обеспечить себе чуть более сытое и теплое существование. Вы все мертвы с самого рождения. Мертвы от болезни, войны и голода.

Дьявол закончил свою речь. Молчал и Джон Годворд. Истина, открывшаяся ему, была ужасна. Подумать только, несколько часов назад он мечтал о бессмертии. Теперь же он понимал, насколько бессмысленным было это желание. И в то же время в нем разгоралось желание все это изменить, исправить ошибки, совершенные человечеством.

Изменить мир, заставить его понять то, что открылось ему самому. Но затем он вспомнил о заключенном контракте. Он не сможет ничего изменить, потому что вскоре умрет, а душу его заберет дьявол. Ты так и не понял главного. Ни у одного из вас не осталось души. Тебе нечего мне предложить в обмен на вечную жизнь. Спустя неделю Джон Годворд скончался. Умер он ночью, в своей постели от сердечного приступа. К огромному разочарованию многочисленных родственников, от колоссального состояния покойного им достались лишь крохи.

Завещание мистер Годворд составлял в течение нескольких дней, распределив свои средства между различными фондами, научно—исследовательскими институтами, сиротскими приютами, больницами и прочими учреждениями. Новость об этом долгое время была у всех на устах, поскольку подобные акты филантропии не совершались уже более сотни лет.

Также, согласно последней воле мистера Годворда, на всех центральных телеканалах было зачитано письмо, написанное им накануне смерти. Оно было адресовано всему человечеству и содержало в себе ту истину, которая открылась ему во время беседы с дьяволом. Разумеется, о мистической стороне вопроса мистер Годворд умолчал. Этим письмом он попытался открыть миру глаза, изменить сложившийся порядок вещей.

Это было единственным делом, которое он мог успеть за то малое время, которое у него оставалось. Последние слова Джона Годворда человечеству были услышаны. Удалось ли ему что—либо этим изменить? Трое расположились за столом, прилипнув к креслам с высокой спинкой, что изготавливались словно по лекалам их собственных спин — ровных, как флагшток с ползущим вверх звездно—полосатым флагом.

При взгляде на этих несгибаемых людей казалось — они даже спят в позе часовых на посту. Хотя кому как не им — президенту страны, госсекретарю и министру обороны?.. Сидя за овальным, а значит, предполагавшим равноправие, столом из красного дерева, они, тем не менее, жестко иерархировались по принципу пирамиды — двое в основании, один на вершине.

Только что госсекретарь и министр сообщили ему две новости: Первая заключалась в том, что мир, как и всегда, балансирует на грани войны — межконфессиональной, межнациональной и межрасовой. Вторая — бойню можно предотвратить, использовав мутагенный вирус, разработанный в недрах государственных спецлабораторий. После чего оба выжидательно замолчали. Со стороны могло показаться, что обсуждение идет по закону треугольника — подчиненные убеждают, руководитель принимает решение.

И только эти трое знали: И она уже случилась. Как произошла утечка и кто виноват, разбирались спецслужбы. Но никакой агент уже не мог бы остановить эпидемию. Именно его и разыгрывала сейчас троица не самых гениальных актеров. Впрочем, они привычно справлялись…. Однако сам Станиславский позавидовал бы долгой паузе, взятой президентом после слов госсекретаря. Министр обороны, не выдержав звенящей тишины, даже кашлянула, привлекая внимание шефа — дескать, не переборщи… А он и впрямь задумался.

Нет, не над ответом. Он думал — а откуда взялась традиция, согласно которой один из парочки госсекретарь — министр обороны обязательно либерал, а второй — консерватор?

Один — женщина, другой — мужчина. Один — цветной, другой — белый. Это правило уже несколько десятилетий оставалось незыблемым. Он стряхнул с себя оцепенение, нахмурил лоб, изображая сомнение, озабоченным голосом поинтересовался:. В девяностые и позже… С тех пор видоизменена и законсервирована. Министр обороны строго поджала губы, сделавшись похожей на школьную учительницу. Та самая воля, которой не хватило вашим предшественникам.

Президент мысленно хмыкнул — похоже, министр уже работает над его предвыборным имиджем. Ну что ж, если все пройдет успешно, сидеть ему еще один срок в Белом доме. Президент тяжело вздохнул при воспоминаниях о выборах это далось без труда и суровым взглядом обвел соратников.

Старинным шведским именем Карл. Еще до рождения сына вычитал в старинной книге, что так звали целую династию старошведских королей. И решил потешить больное самолюбие.

Вот и пришлось расти мальчику одним—единственным Карлом среди Мухаммедов и вошедших в моду Абу—Бакров. Зато отец любил поглаживать сына по голове и приговаривать: А Карл уныло хмурился и думал, что у королей не бывает фамилии Мухаммадссон, иначе все шведы поголовно имели бы в предках царственных особ.

В Швеции каждый третий, если не второй, носил такую фамилию. Но Карл выделялся среди сверстников не только экзотическим именем. Чаще люди обращали внимание на его светлые волосы, молочную кожу и водянистые серо—голубые глаза. Альбинос, шушукались они, когда белым корабликом он плыл посреди уличного моря смуглых и кареглазых соотечественников. Он часто вздыхал, стоя по ночам над кроватью сына и думая, что тот спит. Сам мальчик не придавал никакого значения своей внешности. Да, в солнечные дни его обычно светлые глаза краснели и ныли, однако физическую боль он перетерпевал без проблем, а психологического дискомфорта и вовсе не испытывал.

А разбившая не одно сердце первая красавица класса Самина иногда даже разрешала проводить ее до дома. Слушая его, мальчик мысленно благодарил всех богов за то, что живет в столь просвещенное время, когда Иных не преследуют, а ласково опекают. Раз в неделю его приглашали на заседание Комитета по защите прав альбиносов, которым руководил господин Ахмедссон, по совместительству директор школы Карла. В конференц—зале собирались несколько постоянных сотрудников Комитета и десять—двадцать часто меняющихся волонтеров.

Господин Ахмедссон, маленький, жизнерадостный толстячок, довольно потирал руки при виде заполненной аудитории и читал с экрана наладонника лекцию о пользе толерантного отношения к Иным.

После чего ему долго и громко хлопали. Выступления господина Ахмедссона ему всегда нравились. Однако, когда Карл возвращался домой после заседания и пересказывал речь директора, отец громко возмущался. Он говорил, что господин Ахмедссон не имеет собственного мнения, что он тупица и был тупицей, даже когда они учились на параллельных потоках в университете. Мальчик не спорил, однако не видел большой разницы между позициями отца и директора.

Он недоумевал по другому поводу — а откуда у шведов вообще какое—то отношение к Иным, если других Иных, кроме себя, он до недавнего времени не встречал?.. И еще он никогда не передавал отцу слова директора о том, что историки тащат Швецию в прошлое. Другие Иные — помимо Карла — появились в Швеции с повальным увлечением генной коррекцией.

Пару лет назад вдруг выяснилось, что генокод человека, а вместе с ним и внешность, можно менять не из поколения в поколение, а всего за час—другой. Пластика лица и коррекция фигуры сразу ушли в прошлое. Зачем ложиться под нож хирурга, когда любой недостаток внешности исправляется почти мгновенно! Особо продвинутые в желании меняться пошли дальше, и хотя за рамки базового человеческого генотипа прыгнуть они пока не могли, но на улицах Стокгольма стали встречаться люди с синими волосами и полосатой кожей.

На банального альбиноса перестали обращать внимание. Салоны генной коррекции росли как грибы после дождя, и ни один из них не пустовал.

Наука и мода шли рука об руку. За считанные месяцы увлечение из элитарного превратилось в общедоступное. Зачем стричься в парикмахерской или посещать маникюрщицу, если можно раз и навсегда уложить волосы или приостановить рост ногтей? Большинство парней и девушек из школы, где учился Карл, тоже поддались поветрию.

Девчонки удлиняли шевелюры, делали пластику лица. Два тихони—отличника отрастили когти и клыки — чтобы отбиваться от забияк. Двоечники учились списывать глазами со стереоскопическим зрением, хулиганы пугали девчонок змеящимися волосами. Только красавица Самина не считала нужным исправлять свою и без того идеальную внешность.

Но только до одного не самого счастливого для Карла утра…. Как обычно, перед началом уроков он ждал Самину у входа в школу, наблюдая за пробегающими мимо проапрегрейженными товарищами. И вдруг увидел ее с десятиклассником Базгаром — известным своим увеличенным вдвое мужским достоинством.

Задорно хохоча и глядя влюбленными глазами на спутника, она заметила альбиноса, лишь столкнувшись с ним нос к носу. Карл стоял, побледнев от гнева. Он сжал кулаки и шагнул навстречу парочке. Однако изменница вместо того, чтобы покраснеть от стыда, мило улыбнулась и сказала:. Извини, но ты мне надоел.

Наверное, Карлу следовало повернуться и уйти. Но на такой поступок его не хватило. Самина, похоже, была того же мнения. Она досадливо топнула ножкой, надула губки, но все же снизошла до объяснения:.

А я встречаюсь только с эксклюзивными парнями!.. И вообще, норма — это жутко не модно. И она кокетливо отдернула прядь за ухом, демонстрируя остроконечное ушко. А потом припечатала отвергнутого поклонника рекламным слоганом:. Не зря ребята в классе не хотели с тобой дружить, говорили, что ты выродок…. Карл стоял с раскрытым ртом, не в силах поверить услышанному.

Парочка удалилась, а альбинос все не мог стронуться с места, хватая ртом воздух и мечтая задушить изменницу, когда возле него остановился господин Ахмедссон. Тот самый, что любил потрепаться про общечеловеческие ценности и всегда обещал защиту. Директор был праздничен как никогда.

Если до сих пор он носил белые волосы в знак солидарности с альбиносом, то сегодня Карл отметил фиолетовый цвет его радужек и выросший вдвое подбородок, враз прибавивший круглому лицу толику бульдожьей решительности.

У мальчика был настолько расстроенный вид, что он сумел пробить им даже всегдашнюю броню жизнерадостности господина Ахмедссона. Мои права нарушила девушка, изменившая мне с помесью осла!

И как ты понимаешь, налицо конфликт внутренних интересов… — Он в замешательстве потер подбородок. И словно ответив на вопрос подростка, отвернулся от него и спокойно вплыл в школьную дверь. А Карл плюнул на уроки и побрел прочь от школы, загребая ногами дорожную пыль. Карл пока сам не понимал, что двигало им — стремление отомстить Самине или желание доказать, что он не выродок.

Крохотный зал был забит посетителями, словно общественный транспорт в час пик. На три кабинки полупрофессиональная модель горизонтального типа и одного мастера приходилось около десятка клиентов, желавших прихорошиться. Не справляясь с наплывом посетителей, одному из них он разрешил самообслужиться и теперь жестоко расплачивался за свою доверчивость.

Чтобы аварийно прервать процесс, инструктору пришлось выдергивать из сети мощный силовой кабель. В клубах дыма из раскрывшихся створок, распаренный до малинового цвета, он напомнил мальчику черта, а не человека. Что ты творишь, маленький паршивец?! Инструктор нависал над низкорослым, вертлявым парнишкой, словно библейский Голиаф над. Зажатый в его дрожащей от негодования руке кабель был готов опуститься на голову Сейфуллы. У всех твоих родственников денег не хватит расплатиться!

И убедительно доказывая, что генному потенциалу человеческого организма нет пределов. Карл был уверен, что его одноклассник не раскаивается. Сейфулла принадлежал к той категории людей, что подкладывает кнопки на стол учителю не ради смеха, а для эксперимента — подействует или нет? Ну ладно, цвет поменять или форму, но еще один? Ты бы его себе на задницу засадил! И вообще, нельзя насиловать свой организм, рано или поздно он не выдержит! А почему нельзя уморить голодом евреев? Конечно, это порождает множество проблем.

Так что по сути мое мнение остается неизменным: Ну а что уж тут с ними произойдет — это не наша забота. Это я понял после того, как приехал сюда. Такое государство вполне сумеет проводить дипломатическое лоббирование против правительства Германии — склонить Штаты к войне с нашей страной, например. Один из лидеров сионистского движения, сумевший добиться поддержки сионизма со стороны английского правительства. Первый президент Государства Израиль — Туда евреи ни за что не поедут.

Так что или сюда, или… ну, как Хадж Амин предлагает… Хотя не думаю, чтобы кто-то в СД согласился на такое решение проблемы. Это уж через край. Отчасти ради этого, Гюнтер, мы и приехали сюда. Нам нужно предъявить какие-то результаты нашей миссии. Тем более теперь, когда мы знаем, что за нами следит гестапо. Плутовать с расходами — одно, а прокатиться в Палестину попусту — совсем другое.

Это выставит нас дураками в глазах генерала Гейдриха и уничтожит возможность карьеры в СД. Он слишком умен, чтобы, прочитав письмо, не понять, что муфтий — совершеннейший псих.

И ему лучше знать, как реагировать на…. Ничего такого я не имел в виду. Я безмерно восхищаюсь фюрером! Ну а что вы собираетесь делать с Файвелем Полкесом? К Полкесу в Каир для встречи с Эйхманом и Хагеном приехал Элиаху, едва успев проскользнуть до того, как англичане закрыли границу после нескольких взрывов бомб, устроенных в Палестине арабами и евреями. Перед встречей я увиделся с Голомбом и Полкесом в их отеле и пересказал им все, что говорилось на встрече с Хадж Амином.

Некоторое время Голомб призывал всяческие беды с небес на голову муфтия. Потом попросил моего совета, какую линию поведения избрать с Эйхманом и Хагеном. Только англичане обожают побитых собак. Думаю, будет ошибкой просить у них военной помощи — они расценят это как признак слабости. Вы должны убедить их, что вооружены лучше, чем на самом деле. Что у вас имеется артиллерия, танки, самолеты. Возможности проверить, правда ли это, у них все равно нет. Если же в вашей победе усомнятся, тогда и не угадать, куда они станут высылать из Германии евреев.

Я слышал, даже на Мадагаскар. Вы же не хотите, чтобы они вернулись в Германию с убеждением, что великий муфтий прав? И всех евреев в Палестине следует истребить? На мой взгляд, Голомб и Полкес тоже рассуждали как фанатики, но, по их словам, не как религиозные безумцы.

Впрочем, после бреда великого муфтия любые иные рассуждения казались вполне разумными. Через несколько дней мы отплыли из Александрии на итальянском пароходе в Бриндизи, там пересели на поезд и 26 октября вернулись в Берлин. Эйхмана потом я не видел почти год.

Но как-то, работая над очередным делом, которое привело меня в Вену, случайно встретился с ним на Принц-Ойген-штрассе, что в Одиннадцатом округе, чуть к югу от площади, которая позже стала называться Сталин-плац. Эйхман выходил из дворца Ротшильдов, который после вторжения вермахта в Австрию в марте года отняли у владевшей им еврейской семьи, давно ставшей символом богатства, и теперь превратили в штаб-квартиру СД в Австрии.

Эйхман к этому времени стал унтерштурмфюрером. Походка его была теперь бойкой и энергичной. Евреи уже стремительно убегали из страны, и Эйхман впервые в жизни обрел настоящую власть. Его отчет начальству после возвращения из Египта явно произвел большое впечатление.

Мы перекинулись всего парой слов, и он тут же забрался в служебную машину и укатил. Я еще, помню, подумал: И после войны, натыкаясь на его имя в газете, всякий раз думал про него то же самое.

И еще одно я всегда вспоминал про Эйхмана. На пароходе, по пути из Александрии, когда его не трепала морская болезнь, он поведал мне о том, что составляло предмет его непомерной гордости: Может, этот факт отчасти объясняет то, кем он стал.

Наш отель располагался совсем близко от места, где раньше находился концлагерь. Однако, объясняя, как к нам добраться, мы старались без крайней необходимости об этом не упоминать.

Отель стоял в восточной части средневекового города Дахау в конце мощеной, обрамленной тополями дороги и отделялся от бывшего концлагеря — сейчас переселенческого пункта для немецких и чешских беженцев от коммунистов — речкой Вюрм. Отель наш — это трехэтажная вилла с крутой двухскатной крышей из оранжевой черепицы и балконом, опоясывающим весь второй этаж, полыхавший красной геранью.

Дом знавал и лучшие времена. После того как нацисты, а потом и военнопленные покинули лагерь, постояльцев почти не было, разве что изредка поселится какой инженер-строитель, помогающий руководить частичным сносом концлагеря, в котором я и сам провел несколько очень неприятных недель летом го. Власти не видели необходимости сохранять остатки лагеря для настоящих или будущих посетителей. Однако большинство жителей городка, и я в том числе, придерживалось мнения, что лагерь — единственная возможность для привлечения денег в Дахау.

Но пока надежд на это было мало, потому что мемориальная церковь стояла недостроенной, а братская могила, где было похоронено больше пяти тысяч человек, никак не обозначена. Наплыва туристов в городок не наблюдалось, и, несмотря на все мои старания с геранью, отель потихоньку приходил в упадок.

У меня тоже частенько мелькали такие мысли. Пассажир остался сидеть в машине, глядя прямо перед собой и, возможно, от всей души желая находиться где-нибудь подальше. В чем я ему целиком сочувствовал и, имей я такой же сверкающий зеленый седан, я бы точно катил себе мимо, без задержки. Оба были в штатском, но водитель одет гораздо лучше пассажира. Лучше одет, лучше откормлен, и со здоровьем у него явно было побогаче — во всяком случае, так мне показалось.

Танцующей походкой он взбежал по каменным ступеням и уверенно вошел через парадную дверь отеля, точно дом принадлежал ему. И я поймал себя на том, что вежливо киваю загорелому человеку, без шляпы, в очках, с лицом шахматного гроссмейстера, просчитавшего все возможные варианты матча. На заблудившегося он был совсем не похож. Фразу он произнес легко и непринужденно, на хорошем немецком, не глядя на меня в ожидании ответа и небрежно разглядывая интерьер.

Здесь все было предназначено для того, чтобы придать помещению уютный вид, но такой уют годился, разве что если жить тут с дояркой. Стены украшали акварели с изображением местных пейзажей, сценок провинциальной жизни тех времен, когда художники — получше Гитлера — приезжали в Дахау, привлеченные неповторимым очарованием реки Ампер и болотами Дахау; сейчас болота уже почти все осушили и превратили в поля.

Акварели — такой же китч, как и часы с кукушкой из золоченой бронзы. Во всяком случае, пока моя жена нездорова. Его, похоже, куда больше интересовали акварели, чем здоровье моей жены. По другую сторону вон тех деревьев. Так ничто не напоминает вам, что рядом был концлагерь, а?

Очень, очень кстати эти тополя. Американец был пониже меня, среднего роста, с маленькими руками и ногами. Его рубашка, галстук, брюки и ботинки — всё было различных оттенков коричневого, только пиджак из светлого твида, красивый и явно дорогой.

Отель принадлежал моему тестю, пока он не умер. А у нас с женой дела идут неважно. Оба отеля одобрены для проживания американцев. И в обоих имеются отличные кафе. Он изъяснялся по-немецки, понятно, не как мой соотечественник, но со словарем и грамматикой все было в полном порядке.

Ваш тесть умер, жена в больнице. Американец вытянул пинтовую бутылку ржаного виски из кармана пиджака и поднял, демонстрируя мне этикетку. Но уж точно не две комнаты по дешевке — вид у него совсем не тот. И если в его ботинках, до блеска отполированных, и таилась какая ядовитая крыса, я еще ее не учуял. Но вот виски пахло великолепно — честное слово старого гурмана.

Он к нам не присоединится? Я принес стаканы и не успел спросить, желает ли он добавить в виски воды, как американец уже наполнил оба до краев. Подняв свой против света, он медленно проговорил, задумчиво разглядывая меня:.

Я пропустил его замечание мимо ушей. Такое может отпустить только американец или англичанин. В сегодняшней Германии никто не желает припоминать никого и ничего — привилегия побежденных. Мне требуются, как я уже сказал, две комнаты на ночь. А может, на две. Деньги у меня есть. Такие деньги предполагают отсутствие лишних вопросов. Последнее время я стал несколько близорук, а потому прищурился, стараясь разглядеть его получше.

Американец опередил мои вопросы:. Не из странненьких ли? Теплых чувств друг к другу мы не испытываем, коли вы такое подумали. Если вам доведется поинтересоваться его мнением обо мне, то, думаю, он ответит, что ненавидит меня всем нутром, мразь такая. До сотни марок я пока что не дотрагивался, по крайней мере руками. Однако глаза мои то и дело утыкались в эти пять купюр, и американец, заметив это, сказал:. Мы оба знаем, что они тебе нужны. Этот отель не видел постояльцев с того дня, как мое правительство прекратило судебное преследование преступников в Дахау, то есть с прошлого августа.

А тому уже почти год, точно? Неудивительно, что твой тесть покончил с собой. Теперь, когда судебные процессы закончились, кому охота приезжать и проводить тут отпуск? Дахау — это вам не Кони-Айленд, верно? Конечно, может, тебе еще и повезет. Может, заполучите с десяток евреев, которым придет охота прогуляться по аллее памяти.

Я принял предложенную сигарету и позволил ему дать мне прикурить. Спичку он зажег о ноготь большого пальца. Или в этом сезоне у крутых модно так одеваться?

Позволь для начала рассказать тебе, что знаю я. А знаю я много. Например, что вы с женой приехали сюда прошлой осенью, чтобы помогать старику управлять отелем. А он покончил с собой как раз накануне Рождества, и твоя жена свихнулась из-за этого. Сжигал трупы в крематории, за что и был приговорен к двадцати годам тюрьмы. Если спросишь меня, так он заслуживает, чтоб его вздернули на виселице. Все они заслуживают виселицы. Но если б его повесили, то он не сидел бы сейчас в машине, помогая мне в расследовании.

И я не имел бы удовольствия познакомиться с тобой. Янки пустил струю дыма в резной деревянный потолок и снял крошку табака со своего розового красноречивого языка. Врежь я ему коротким апперкотом — он лишился бы его кончика. Я был заодно с парнем в машине, ненавидевшим янки. Мне тоже не нравились манеры американца и чувство превосходства, какое он тут демонстрировал. Но бить его, пожалуй, не стоит.

Я находился в американской оккупационной зоне, и оба мы знали: Особенно после всех трудностей, что поимел с Иванами. Так что кулаки свои я попридержал. К тому же мешало еще одно маленькое обстоятельство — сотня марок. А сотня марок они и есть сотня марок. Бар был единственным местом в отеле, где я по-настоящему чувствовал себя как дома.

К гостиничному делу ты не годишься, это уж точно. Я никак не могу испытывать братских чувств к человеку, способному жить в таком месте. Я в семье единственный ребенок и потому подобных чувств начисто лишен. Если откровенно, по мне так лучше окурки из пепельниц выковыривать, чем болтать с тобой. Прежде чем сжигать трупы, он выдергивал у них щипцами золотые коронки.

А еще у него был секатор — откусывать пальцы с обручальными кольцами. Кафельная стена тоже начала куда-то плыть книзу, завораживая своей необычной белизной. Ты чего мне налил? Какой-то шнягой лениносрачинской напоил меня, козёл! Развелось тут алкашей, хмырева туча.

Резко развернувшись, я еще краем глаза успел увидеть старушку-уборщицу в синем халате с ведром и тряпкой наперевес. Откуда она только взялась?! В кабинке, что ли, пряталась? От этого резкого разворота я неожиданно потерял равновесие и, замахав руками, грохнулся на пол, стукнувшись затылком, и ещё успел сообщить уборщице о падшей женщине, как обычно, во всём виноватой в этой стране, которая сама последние лет двадцать не особо-то отличалась от блудницы… Не знаю, сколько я был без сознания, может минуту, может две кто скажет?

Я встал; голову страшно мутило, как будто я действительно пил не шотландский виски, а сивуху какую-то. Ну и падла ты! Однако Стёпы не оказалось на месте, и я машинально посмотрел на часы, вспоминая, что у меня через два часа должен быть вылет.

Ох и округлились же у меня глаза в тот момент, когда я глянул на циферблат!! Посадка уже давным давно объявлена и вот-вот должна была окончиться. Я стрелой бросился к стойке регистрации, забыв про всё на свете, на ходу доставая свой паспорт.

Растолкав возмущённый народ у стойки, я пробрался к регистратору, молоденькой девушке в синей форме. Я опаздываю на рейс , Лениносгачинск - Москва. Получилось так по семейным обстоятельствам, — начал я упоенно врать, бросая паспорт на стойку.

Я уже давно таких не встречал. Было в нём что-то такое утончённо-аристократическое. Девушка защёлкала по клавиатуре, какое-то время смотрела на экран монитора, затем ещё раз подняла на меня свою аристократическую мордашку и произнесла: Народ даже не подумал возмущаться у меня за спиной, мол, чего прешь, сказано нет, значит нет. Водку жрать надо меньше, пьянь. Но, здесь все как будто повымирали, даже ни одной крикливой бабуськи.

Это еще что за сленг времен дедушки Ленина? Не успел я об этом додумать, как девушка взяла паспорт в руки и начала его задумчиво листать, рассматривая со всех сторон. Тысяча девятьсот восьмидесятого года рождения, город Лениносгачинск, — задумчиво шевелила она аккуратными тонкими губами, периодически переводя взгляд на меня.

Она посмотрела на меня и вполне серьезно спросила: Я посмотрел на неё внимательно и заорал: Мне не до шуток сейчас! Она молча нажала кнопку у себя на пульте, и в тот же миг как из-под земли выросли два дюжих молодца. Один из них представился: Мне вопросы здесь какие-то идиотские задают. Нет, я знал, конечно, что они особым интеллектом не отличаются, но здесь, видимо, совсем клинический случай! Я уже было собирался раскрыть рот, как вдруг к нам подошла группа молодых людей с усами, в строгих классических костюмах чёрного цвета.

Группа сразу блокировала нас и отрезала от остальных. Пройдёмте с нами, пожалуйста, — обратились они ко мне. Блин, я в отрубе был ну минут , ну час, ну два!

Но, никак не лет пятьдесят, чтобы они здесь все в идиотов, превратились от радиации после ядерной войны! Я знаю свои конституционные права!! Я попытался дёрнуться, но дикая боль сжала моё запястье, и я непроизвольно поморщился. К тому же шею мою зафиксировал ещё один жлоб, особо не давая пошевелиться. Наконец наш путь завершился, и мы оказались возле какого-то закрытого миниавтобуса совсем уж незнакомой мне конструкции, несмотря на то что за свою жизнь - по работе - машин я повидал немало.

Мне без объяснений надели на голову чёрный непрозрачную тряпку и рывком забросили в салон фургона. Машина заурчала и тронулась в путь. Нездоровая канитель 1 И вот эти непонятные гэгэбэшники меня везут вместо Москвы чёрт знает куда чёрт знает зачем.

Они молчат всю дорогу, лишь в самом начале пути единожды меня предупредив, что если я буду вести себя неразумно, то просто не доеду до места.

Дальше они опять молчат как партизаны. Они даже не обзываются и не требуют заткнуться, когда я пытаюсь что-то говорить о правах и свободах, а равно и о моем незаконном задержании. Но вскоре мне эта игра в одни ворота надоедает и я скисаю помаленьку.

Да и как по-другому может быть?!! Бухти не бухти, а если тебя здоровенные страшные дядьки в штатском насильно запихали в фургон, надели на голову светонепроницаемую тряпку и повезли неизвестно куда неизвестно зачем, то сохранять здоровый оптимизм как-то не очень получается.

Всё, что мне оставалось в тот момент, - это поминать лихом долбаного Стёпу, вместе с его долбаным виски. Напоил меня сивухой какой-то левой и свалил неизвестно куда. А я теперь в этот дурдоме на колесиках сижу размышляю - ни документов, ни телефона, ни денег.

Единственное, на что я тогда надеялся, - это на возможность идиотского Стёпиного розыгрыша, на которые он был большой мастер и по части коих его больная фантазия в этот раз решила развлечься, видимо, на мне. Тоже мне — государственная государева безопасность! И этот заскок где находится Российская Федерация? Жаль, не успел ответить.

И в рифму, и смешные - выбирай, какие хочешь. В общем, я сидел в фургоне с чёрной тряпкой на голове в полнейшей тишине и мечтал, как вмажу Степе по физиономии за весь этот абсурд и профуканный отпуск. Наконец машина остановилась, и послышался звук отодвигаемой двери фургона. Меня взяли за локоть и скомандовали кратко: Дальше меня куда-то повели, держа за руки, всё время поворачивая и щёлкая чем-то. Были слышны звуки открываемых дверей и пиликанье после каждого открывания.

Нда уж, попали вы, Илья Николаевич! Смутное чувство, что ни фига это не Стёпин розыгрыш, посетило меня, когда, военнопленного в моем лице наконец привели куда нужно было и бросили в комнате, предварительно пристегнув наручниками к какой-то железяке.

Вдобавок сопровождавший меня дядька произнёс коротко и понятно: Значит я уже подозреваемый. К тому же тут еще и капитан какой-то где-то ходит и вот-вот начнет меня мучить в лучших традициях ГГБ. Однако всё же настал момент, когда наконец послышался звук открываемой двери и незнакомый голос обратился ко мне: Где Джеймсы Бонды работают или так, с мелкими предателями, Родину распродающими со скидкой?

Нет, конечно, я не герой, но и вины за собой тоже не ощущал в тот момент. Я обычный таксист Илья Сорокин, а не Джейсон Борн в тылу противника. Дальше произошло почти то, что я предполагал. В следующую секунду рядом со мной раздался какой-то грохот, и в тряпку прилетели мелкие камешки. Я бы не советовал Вам здесь шутить.

К тому же делаете Вы это не очень понятно и не смешно. Я, например, не знаю кто такой Джеймс Бонд. Шпионы, враги народа, пятые колонны там всякие… Не знают они, кто такой Джеймс Бонд!!

Может быть, всё-таки стоит снять с меня этот балахон? И тогда уже поговорить. Или вы настолько некрасивы, что боитесь, как бы у меня от вашего вида не случилось сердечного приступа?

Хмыкнув, неизвестный сдёрнул с меня тряпку. Я же огляделся и увидел, что нахожусь в какой-то комнате без окон с массивной дубовой дверью. Пристегнули меня к металлической кровати, намертво вмурованной в пол. Мой собеседник был дымчато-блондинистый очкастый молодо выглядевший лет на двадцать пять товарищ с аккуратными усиками под носом, несколько худощавый, но с довольно крепкими широкими запястьями и в строгом, явно дорогущем костюме.

В руке у него был массивный пистолет, который недвусмысленно целился мне в физиономию. Единственное, что выдавало его возраст, - это холодные голубые глаза с ободом мелких морщинок вокруг, по которым было видно, что товарищу далеко за глубокую тридцатку. Ещё в ту минуту он - в этих стёклышках - мне по первому впечатлению явно кого-то напомнил. В общем, минуту-другую мы молча смотрели друг на друга. Наконец, я первый спросил: Но что здесь происходит?

Меня хватают с моего рейса, везут неизвестно куда и трясут с меня, на какую я разведку работаю. У нас что, Сталин воскрес?!! Лучший друг всех трудящихся и пролетариев. Конечно, мне было страшно в тот момент, но, кроме ответов вопросом на вопрос, ничего не оставалось.

В конце концов, я свободный человек, а не чмо какое-то. Хотя, конечно, если начнут бить по-взрослому, мнение моё относительно себя вполне может поменяться. Илья Николаевич или как Вас там по-настоящему? Помню, в этот момент я аж поперхнулся от неожиданности. Ну ладно там, разыграли, но не до такой же степени!! Розыгрыш, по крайней мере, обязан быть правдоподобным.

Шли бы вы все знаете куда, господа дебилоиды?! Рядом со мной просвистели пули. Причём со времен службы в армии я хорошо запомнил звук настоящей пули, несущейся в воздухе. Это был тот самый характерный свист, который ни с чем не спутать. Твою муху и фисгармонию Вселенной в придачу!

Он не шутит, ведь на самом деле стоит напротив меня с пистолетом и стреляет, как дурак, в мою сторону. Правда, пушка у него какая-то странная, с вензелем на стволе.

Не нашенская и не оттуда, короче. Хотя чёрт их разберет: Я очень давно не держал оружие в руках. Ну что ж мне делать теперь, раз он требует от меня какого-то признания? Только идти у них на поводу, получается. А там посмотрим, что это за шоу. Парень молча отстегнул меня и показал на стул у стола в дальнем углу комнаты.

Вот интересно, если я ему сейчас двину, а затем заберу у очкастого пушку, что они мне смогут сделать? Хотя, конечно, двое против одного? Но может быть, стоит попробовать? Я ведь всё-таки тоже не последний человечек в кулачных боях. Девять лет секции бокса за плечами.

Почти мастер спорта, как-никак! С другой стороны, за этот прыжок, я сейчас могу огрести лет пять строго режима в лучшем случае, если выяснится что это не розыгрыш. Лучше с ним не связываться, — покрутил головой очкарик. Наш сотрудник в совершенстве владеет приемами ПФХ, — произнёс очкастенький. Значит, про Сталина мы не знаем, а про неведомую мне борьбу Поддубного-Фирцака-Харлампиева знаем?

К тому же, он действительно немой. Они оба переглянулись, немой покачал отрицательно головой, но лицо капитана осталось беспристрастным. В этот раз он ничего не спросил, но я уже начал догадываться, что опять что-то не так. Через несколько минут я сидел напротив него, обвешанный лампочками и проводками аки новогодняя ёлка. Одна тысяча девятьсот восьмидесятого года рождения. Место рождения - город Лениносгачинск, в общественных кругах более известный как Лениносрачинск… Далее в течение получаса я рассказал ему всю свою биографию, с момента вставания с горшка и до момента распития горячительного с господином Балалайкиным с последующим приездом в это милое, располагающее к себе заведеньице.

За всё это время капитан несколько раз смотрел на немого и после рассказа о распитии шотландского виски со Стёпой придвинулся ко мне. Но вы так же, как и мы, в исключительных случаях применяете химию!!! И у Вас как раз тот самый случай!!! И тут я ему начал заливать всю белиберду, какую только знал, про Джеймса Бонда, Джейсона Борна и остальных разведсупостатов. За последующие полчаса прослушивания этой бредятины лицо его приобретало разнообразные оттенки и постепенно сползало по направлению к столу.

Я не видел, что там происходит поскольку сидел к нему спиной , но кожей чувствовал, что у них чего-то не срастается с моим допросом. Или в самом деле у вас здесь филиал дурдома? А вообще, для крутого капитана спецслужб он какой-то слишком отвязный, болтливый не в меру. Перспектива быть добитым меня не очень то и обрадовала. Так же, собственно, как и я его.

Но у него преимущество — власть надо мной. Я всегда знала, что папа любит меня, и эта любовь делала меня смелой и неуязвимой. У меня были замечательные родители, я ими гордилась. Когда мы с мамой шли по городу, с ней все раскланивались — она была детским врачом. С ней вступали в разговор, вспоминали разные случаи, связанные с болезнями сыновей или дочерей, сердечно благодарили. Этот шлейф уважения тянулся за мамой, где бы мы ни жили. В то время жизнь врача была нелегкой.

Иногда в ночи я слышала незнакомые голоса, тревожный шепот. Хлопала дверь, и мама уходила в ночь с неизвестными людьми к больному — таков был ее врачебный долг. Она мечтала, чтобы я также стала врачом. Но я не стала — я боялась крови с детства. Сейчас сожалею об этом, поскольку считаю, что в мире есть три наиважнейшие профессии - землепашец, учитель и врач. Однажды зимой мой брат чуть не утонул. Они с ребятами катались на льду замерзшего пруда.

Братец катался дальше всех и провалился под лед. К счастью, мимо шел солдат. Увидев тонувшего мальчишку, сбросил сапоги, бушлат и кинулся на помощь. Они прибежали домой мокрые, в обледеневшей одежде — от пруда было не близко.

Мама с бабушкой перепугались, стали их отпаивать чаем, растерли водкой, переодели в сухую одежду. Солдату налили стакан водки. Он выпил залпом, весь покраснел, задохнулся. Мама беспрестанно обнимала его и благодарила со слезами на глазах. Запомнилось, что брат пришел в одном сапоге. Второй остался в пруду… В Тростянце была Красная церковь, куда мы с бабушкой Екатериной Сергеевной ходили иногда по воскресеньям.

Бабушка надевала новый платок и чистую блузку. Мамы, папы и брата почему-то никогда не было с нами в эти моменты. Может, у них были другие дела? Работать по воскресеньям, как мама, уезжать в командировки, как папа, уходить в лес с друзьями, как брат. Мы с бабушкой жили своей жизнью. Красная церковь была небольшая, складная, полная людей, икон и свечей. Бабушка говорила мне перед входом в церковь: Я послушно крестилась, сложив маленькие пальчики. А моей крестной матерью стала француженка Мари Федоровна Липчанская.

О ней расскажу позже. Флюсо-доломитовый комбинат, производство стройматериалов. Переименован в честь В. Создал учение о географических зонах.

Дал научную классификацию почв. Основал первую в России кафедру почвоведения. Идеи Докучаева оказали влияние на развитие физической географии, лесоведения, мелиорации и др. Мы вновь живем в Докучаевске. Нам дали большую комнату в трехэтажном доме, построенном немецкими военнопленными — в самом центре. Жизнь стала налаживаться, родители работали, брат ходил в школу.

Мы с бабушкой, как и в Тростянце, жили домашней жизнью. Большую часть дня я играла во дворе с мальчишками, предпочитая их девчонкам. Мы с бабушкой никуда не ходили, разве что за продуктами в ближайший магазин. Каждый раз перед выходом из дома бабушка переодевалась во все новое, переодевала и умывала меня, и мы, гордые и нарядные, шли в магазин.

Для нас это был своеобразный выход в свет. Однажды, когда мы с детьми играли в песочнице во дворе, раздались выстрелы, залаяли собаки, пробежали охранники с овчарками и винтовками наперевес. Двор тут же опустел. Выскочила перепуганная бабушка и увела меня в дом.

Вечером папа рассказал, что бежали несколько военнопленных, строящих поликлинику, обнесенную высоким забором, недалеко от нас… Дети маленького города, мы были свободны в своих передвижениях. С дворовым приятелем Толей Казачком я любила ходить к детскому саду, что напротив горного техникума, где папа учился на вечернем отделении. У них были игрушечные домики, куда они входили и выходили, у них были качалки, поднимающие вверх то одного малыша, то другого.

У них был настоящий поезд, составленный из нескольких вагонов и паровоза, который их никуда не вез. Как я завидовала этим детям! Я хотела к ним, туда, за забор. Я еще не знала, что по сравнению с ними я обладала колоссальным преимуществом — свободой, которой было озарено мое детство. Я была свободна, как ветер в донбасских степях. Посреди нашего двора проходили рельсы, по ним время от времени проезжал, пыхтя и сигналя, большой черный паровоз.

Это было важное событие в нашей детской жизни. Получались острые ножички, мы ими хвастались перед ребятами из других дворов. У нас дома был бикс, специальная круглая металлическая емкость для хранения медицинских препаратов. Однажды, играя, я вынула из него все лекарства и посадила туда котенка. Что-то отвлекло меня, и я о нем забыла.

Придя с работы, мама обнаружила его там: Ну и попало мне! Иногда мои дворовые друзья подговаривали меня воровать из дома дефицитную вату и йод, что нам нужно было для игры в войну. Я это делала, каюсь. В послевоенные годы продуктов не хватало, и мы держали кур, кроликов. Последние жили в клетке, около сарая. В обязанности брата, который был на пять лет старше меня, входило рвать траву за городом и кормить их. Я иногда ездила с братом и помогала ему. Кролики мне очень нравились, но не нравилось, что они были так прожорливы: Нужно вновь идти траву рвать.

Когда папа забивал кролика к обеду, меня усылали прочь с каким-нибудь поручением. Бабушка часто готовила тушеную крольчатину с картошкой, что было вкусно и сытно, мы не голодали. Когда по воскресеньям молочница приносила молоко, за которое было уплачено вперед, бабушка брала карандаш и ставила черточку на двери кухни. Так она вела учет, сколько молока получено.

На этой двери были еще черточки с датами — это мама измеряла наш с братом рост и по истечении года показывала нам, насколько мы выросли. Я была маленькая и росла быстрее, чем брат, что его почему-то сердило. Папа был большой любитель голубей, которых содержал в построенной своими руками высокой голубятне. Часто я с интересом наблюдала, как голубь ухаживает за голубкой, как они целуются, совсем как люди.

Сделав несколько кругов над нами, голубь снижался и садился папе на плечо. Тут папа выпускал из-за пазухи прелестную белоснежную голубку. Голубь радовался, ворковал, ухаживал за ней. Я с интересом следила за этим любовным танцем. Голубь и его нежные ухаживания мне нравились больше, чем грубые наскоки на кур нашего любвеобильного петуха. В нашем доме всегда жили кошки. Одна из них, черно-белая Енка, была очень шкодлива и воровала. Стоило бабушке отвернуться от стола, она тут же украдет кусок курицы или крольчатины.

В дни зарплаты мама покупала колбасу, а поскольку холодильников тогда не было, то ночью колбаса хранилась в закрывающемся на защелку отделении стола. Дождавшись, пока все уснут, Енка лапой открывала защелку и грызла колбасу.

Папа, работавший в то время на железной дороге, увез Енку в соседний городок и там бросил, сказав на прощанье: Года через два он поехал в этот город по делам. В ожидании поезда зашел в привокзальное кафе перекусить. Как вдруг, откуда ни возьмись, появилась кошка, похожая на Енку. Папа не забыл Енку. Несмотря на внешнюю суровость, он был добрым человеком. Сердце его дрогнуло, и он привез Енку домой.

Мы все обрадовались старой знакомой. Несмотря на то, что у нас уже был кот, Енка, конечно же, осталась с нами. Я кормила ее и ухаживала за ней, как могла, но через месяц она умерла. Мы с папой похоронили ее под цветущим абрикосовым деревом за домом. Были у нас и куры, в основном белые несушки.

Однажды родители купили на рынке курицу-красавицу. Она была черного цвета с белыми перышками по всему телу, с маленьким красным гребешком, похожим на корону.

Я обожала свою Чернушку — такое прозвище она получила. Когда я кормила кур, ее кормила отдельно, с руки. Отгоняла петуха, когда он со свирепым видом взгромождался на нее, оберегала ее от других кур. Но у моей любимой курочки был существенный недостаток: Я наотрез отказалась есть борщ, сваренный из моей любимицы, и рыдала весь день.

У меня появилась новая фаворитка — Белая курочка-несушка, которая несла по два яйца в день. Как вдруг моя курочка заболела, она беспрерывно кудахтала, словно жалуясь на свое состояние. Бабушка сказала, что у нее внутри яйцо встало поперек и не выходит, придется ее зарезать.

Я не могла этого допустить. Завернув кудахчущую курицу в тряпку, я пошла искать ветеринара Путятина, который, по словам бабушки, жил где-то на поселке. С трудом я разыскала его дом, стоящий за высоким зеленым забором. Приоткрыв калитку, я вошла. Сразу же, заливаясь злым лаем, ко мне бросился большой, лохматый пес. К счастью, он был на короткой цепи, не достававшей до калитки. Я стояла, сжавшись от страха, прижимая к себе кудахчущую курицу.

Из дома вышел высокий мужчина. Чья такая бедовая будешь? Путятин потрепал меня по щеке. Они украшают нашу жизнь, — сказал он и ушел в дом. После войны люди украшали свою жизнь, чем Бог пошлет. У нас в большой комнате в самодельных рамках висели купленные в книжном магазине два бумажных портрета: Папа сам для них сделал рамки и завел их под стекло.

Мне было пять лет, но я прекрасно все помню. Помню многолюдный митинг на главной площади города. Мы, любопытная ребятня, пробрались к самой трибуне, с которой произносил траурную речь седой, бледный от горя человек. Когда он кончил говорить, тревожно завыли фабричные гудки. Это было неподдельное всенародное горе — умер Сталин. Через несколько лет Хрущев на ХХ съезде партии разоблачил культ личности Сталина. В тот день папа прибежал с работы, сорвал со стены портрет Сталина и рвал его в клочья, повторяя: А мы тебе верили!

Под танки с твоим именем бросались! А ты стольких людей погубил! В силу своего возраста я не понимала, что происходит, но плачущим отца я не видела еще никогда. Молодая и красивая мама будит меня поцелуем. Сегодня у тебя день рождения. Время было послевоенное, трудное, детской обуви не достать. Они были из черной мягкой кожи и прошиты цветными нитками. Иззи проворно подвинула табурет и устроилась напротив парочки.

Добродушно потрепав Тонию по колену, она смерила Айвана суровым взглядом. Этот прием за долгие годы знакомства с типами вроде Мейснера Иззи успела довести до совершенства. Роскошная красавица, модель Сандрин приходилась Айвану женой.

Обыкновенные модели выходят в тираж уже к двадцати пяти годам, супермоделям — если, конечно, они достаточно умны — удается протянуть еще десяток лет, прежде чем их окончательно вытеснят из индустрии.

Казалось, Айван не понял намека. На Тонию его ответ определенно произвел впечатление, и Иззи обеспокоенно нахмурилась. Как объяснить этой глупенькой девочке, что бессмысленно и пытаться урвать себе частицу сияния Сандрин, проскользнув тайком на ее место.

Переспав с мужем супермодели, не станешь в одночасье супермоделью. Ты просто будешь чувствовать себя полной кретинкой, дешевкой, которой вульгарно попользовались, и о тебе немедленно пойдет дурная слава. Иззи не собиралась так легко сдаваться. В ее арсенале было немало хитроумных приемов. Ссориться с фотографом не входило в ее планы. Айван вполне мог выместить зло на девочке и погубить ее карьеру — нарочно сделать жуткие снимки, чтобы Тонию выкинули из каталога.

Иззи наклонилась к юной модели и пустила в ход свою самую обворожительную улыбку. Настоящая красавица, бешеный успех. Правда, ей приходится много разъезжать.

Какая у нас разница во времени с Парижем? Иззи не была прирожденной лгуньей. Первые уроки притворства она получила в католической школе, а последние десять лет, работая в модельном агентстве, непрерывно совершенствовалась в искусстве незаметно манипулировать людьми.

Легкие намеки, тщательно дозируемая лесть, иногда слабые уколы или даже шпильки. Большего, как правило, и не требовалось. Застывший взгляд Айвана выдавал напряженную работу мысли.

Вероятно, мыслительный процесс знаменитого фотографа подстегнула местная текила, а может быть, удачно оброненная фраза Иззи насчет звонка в Париж, кто знает? После недолгих раздумий Мейснер полез в карман пиджака за мобильным телефоном. Айван не был силен в логике, а пристрастие к кокаину только усугубляло его природную тупость. Мозги в черепной коробке этого гения от фотографии ворочались чудовищно медленно, однако кое-какие зачатки здравого смысла у него имелись.

Айван понимал, что Иззи знакома с букерами из агентства его жены, и сплетни неминуемо достигнут ушей Сандрин, стоит ему завязать интрижку с молоденькой моделью.

Он начал послушно набирать номер. Иззи не переставала удивляться, как Сандрин угораздило выйти замуж за Айвана. Фотографы всегда волочатся за моделями. Летят словно мухи на варенье. Ее давно пора включить в слова супружеской клятвы, произносимой перед алтарем. Впрочем, на супермоделей общее правило не распространяется.

Женщина, которая может выбрать себе любого мужчину на земле, не станет смотреть сквозь пальцы на неверность мужа. Когда Тония ненадолго вышла в туалет, Иззи поспешила занять ее место на скамье, лишив Айвана свободы маневра.

Теперь ему уже никак не удалось бы подсесть поближе к юной модели. Вскоре подоспела оставшаяся часть группы, сразу вслед за этим принесли еду, и у незадачливого сердцееда не осталось никаких шансов уединиться в уголке со своей жертвой.

Иззи мысленно поздравила себя с победой. Коварные рифы остались позади. После весьма скромного ужина Айван, мрачный как туча, одним из первых поднялся из-за стола и ушел к себе в номер.

Следом за ним поплелся его ассистент. Дождавшись ухода Айвана, Иззи оставила Тонию в мирной компании других моделей, гримеров и парикмахеров, а сама отправилась спать. Ее просторный номер, выдержанный в характерных для Нью-Мексико мягких охряных тонах, выходил окнами на прелестный бассейн, по краям которого тянулись ряды зажженных керамических светильников.

Их крохотные огоньки мерцали в темноте словно звезды. Иззи толчком распахнула двойные застекленные двери, шагнула на маленькую террасу и на мгновение замерла, вдыхая густой горячий воздух, напоенный пряными ароматами ночи. На террасе стояли два шезлонга и аккуратный столик, отделанный желто-голубой плиткой. В подсвечнике горела свеча с запахом цитронеллы — отгонять огромных летающих и жужжащих тварей. Упоительный аромат ванили и роз из сада внизу мешался с приглушенным чесночным духом готовящегося на кухне кушанья.

Эта чудесная ночь на ранчо была слишком хороша, чтобы коротать ее в одиночестве. Даже роскошная ванна в номере оказалась такой огромной, что там вполне могли поместиться двое. Иззи уныло вздохнула и вернулась в комнату. Там она быстро скинула простое, спортивного покроя, платье с пояском и скользнула в постель, стараясь не думать, сколько людей до нее лежало на этой же самой кровати под тяжелым шелковым покрывалом.

Сколько их ворочалось и потело, не в силах заснуть, а потом все же проваливалось в сон, чтобы наутро навсегда покинуть номер, оставив здесь какую-то частицу себя. Странное место — гостиница. Голова у нее отяжелела от жары. Вдобавок ее не отпускала скрытая тренога. В который раз Иззи бросила взгляд на телефон. Как там сказал Оскар Уайльд? Плохо, когда о тебе болтают на каждом углу, но еще хуже, когда о тебе вовсе не говорят.

Вот и с сотовыми телефонами то же самое. Сколько бы люди ни жаловались на частые звонки, лучше, когда тебя ими одолевают, чем когда не звонят вовсе. Она нажала кнопку и провела пальцем по маленькому экрану в надежде, что новое сообщение вот-вот появится, но чуда не произошло. Джо не написал и не позвонил. Интересно, что он сейчас делает? Что толку годами работать над собой, быть мудрой, рассудительной и понимающей, если мужчина, которого ты любишь, женат на другой, и вся твоя жизнь — сплошная бессмыслица?

Иззи закрыла глаза, но смутное беспокойство, назойливое и саднящее, не давало ей уснуть. А теперь их отношения так безнадежна запутались. Возможно, со временем что-то и прояснится. Нужно лишь запастись терпением и ждать. Конечно, имея дело с таким человеком, как Джо, нелепо надеяться на то, что все будет просто. Блестящий финансист, один из самых удачливых дельцов с Уолл-стрит, Джо сам всего добился в жизни. На пару с приятелем он основал закрытый хеджерский фонд, сколотил миллиардное состояние и, занимая далеко не последнее место среди финансовых магнатов, неуклонно двигался вверх.

Но кроме всего этого, Джо был человеком семейным. Вот тут-то и начинались сложности. Джо Хансен вырос в Бронксе. В двадцать один год женился и уже в двадцать два стал отцом. Профессиональная карьера Джо сложилась блистательно, зато в семейной жизни он потерпел крах. Его брак развалился давным-давно, но детей — троих сыновей — Хансен просто обожал, боготворил. Вот уже много лет Джо с женой жили каждый своей жизнью и тщательно скрывали это от двух младших мальчиков.

При мысли о запутанном клубке отношений Джо с его семейством Иззи почувствовала, как к горлу подступает тошнота. Любовь лишает людей рассудка. Чем иначе объяснить, что сама Иззи по уши увязла в перипетиях своего романа? Вот только у Джо этот багаж оказался слишком велик. Самое забавное, что как раз с тошноты все и началось. В агентстве Эмили пользовалась репутацией оголтелой карьеристки, из тех, что стремительно карабкаются все выше и выше и тащат с собой кислородную подушку, дабы не задохнуться в верхних слоях атмосферы.

К тому же эти денежные мешки вовсе не обязаны тратиться на благотворительность. Они вполне могли бы остаться дома и спустить свои двадцать тысяч баксов на что-нибудь другое. С прической тоже нужно было срочно что-то делать, и Марселло, один из любимых парикмахеров Иззи, хорошо знакомый ей по съемкам, пообещал привести в порядок ее волосы, если она приедет к нему в салон. Острым кончиком расчески он отделил прядь волос Иззи, словно не решался коснуться их рукой, и брезгливо скривился.

Марселло был родом из Бруклина. На выпускном вечере в школе он пережил настоящую трагедию, когда его не выбрали королевой бала, и с тех самых пор неизменно находил утешение, разыгрывая роль королевы в изгнании. Я вижу перед собой… женщину, которая только что рылась в помойке в поисках еды и вдобавок вот уже месяц не мыла голову….

Ты не мог бы для разнообразия войти в контакт с духом Иззи Силвер и придать ей чуть более симпатичный вид? Почему я должна быть похожа на кого-то другого? Ты же хочешь выглядеть стильно? Зачем быть собой, когда намного интереснее быть другим? Все мы уверены, что недостаточно хороши, чтобы быть собой. Нам непременно нужно пахнуть, как кто-то еще, носить те же шмотки и создавать чужой образ.

Стиль — это прежде всего фантазия, милая. Они еще немного посплетничали, пока Иззи пила эспрессо, а Марселло колдовал над ее прической. Он превратил ее кудряшки цвета карамели в пышное облако нежных локонов, которые красиво обрамляли лицо, придавай чертам мягкость.

Немного подумав, Марселло отказался от Одри в пользу Мэрилин. Божественной Мэрилин в светло-каштановом исполнении. В молчаливом изумлении она разглядывала это диковинное собрание. А здесь в одном месте были собраны бесчисленные шедевры самых высококлассных модельеров. Выглядело это чертовски странно. Перед глазами Иззи мелькали одежда, драгоценности, туфли и сумочки настолько изысканные и шикарные, что их баснословную стоимость не обязательно было подчеркивать, выставляя напоказ известную марку — от них и так за версту разило деньгами.

Изящно скрываемое богатство соседствовало здесь с кичливой роскошью. В зале было полно нуворишей, у которых каждая часть тела была обозначена каким-нибудь примечательным ярлыком, так и кричавшим: Женщины таскали на себе бриллианты немыслимых размеров. Одного такого камешка Иззи с лихвой хватило бы, чтобы заплатить за квартиру на год вперед.

Сумасшедшее число карат на одну единицу площади ошеломляло, но лицо Иззи оставалось бесстрастным. Самая высокая и крупная девочка в школе при монастыре Пресвятого Сердца Иисуса в Тамарине давным-давно научилась владеть собой. Что бы ни происходило вокруг, Иззи казалась невозмутимой и равнодушной. Она никогда не вскидывала надменно голову и не задирала вверх подбородок, выражая презрение. Ей не было в этом нужды.

Спокойная уверенность в себе облекала ее словно просторная долгополая мантия. Иззи величавым жестом запахивалась и небрежно расправляла воображаемые складки, давая понять всему миру, что она вполне довольна жизнью и неизменно готова к действию.

Ее прическа благодаря Марселло выглядела безукоризненно. Облегающее шелковое платье цвета зеленого винограда — творение нового дизайнера, пока никому не известного, но определенно знающего свое дело и умеющего наилучшим образом подчеркнуть достоинства аппетитной женской фигуры — стоило куда дешевле блистательных туалетов остальных гостей, но Иззи в нем смотрелась просто сногсшибательно.

Как любила говорить дорогая бабуля Лили, уверенность в себе дороже любого бриллианта. Откровенно говоря, бриллиантов у Иззи не было вовсе. Ни один мужчина никогда не дарил их ей, а для Иззи эти камни всегда ассоциировались с браком. Мужчина преподносит девушке перстень с бриллиантом, когда делает ей предложение, или дарит жене бриллиантовое колье по случаю рождения ребенка. Что же касается сильных духом незамужних женщин, те покупают себе дорогую бижутерию и носят ее с гордостью. Иззи ничуть не стыдилась своих браслетов и длинных серег из венецианского стекла, поскольку расплатилась за них сама.

Пусть она не могла позволить себе выложить двадцать тысяч долларов за билет, но это еще не повод, чтобы чувствовать себя на этом обеде человеком второго сорта. При виде торжественного убранства зала Иззи восхищенно вздохнула. Все здесь было сливочно-кремовым. Кремовые скатерти, кремовые спинки стульев, кремовые розы в вазочках в окружении тончайших веточек сухоцвета. И над этим великолепием витал головокружительный аромат больших денег. За столом вместе с Иззи сидели еще пять женщин и двое мужчин.

Один — молодой красавчик — негромко беседовал со своей спутницей, очаровательной стройной женщиной с юным лицом, с глубоким декольте, предательски выдававшим ее истинный возраст, и с потрясающим изумрудным ожерельем на шее. Ожерелье, несомненно, стоило целое состояние, и, вполне вероятно, ему предстояло вскоре вернуться в банковскую ячейку, откуда его извлекли специально ради этого дня. Второй мужчина ничем не походил на первого.

Лет около сорока, с серыми, стального оттенка глазами и аккуратно подстриженными темными волосами, кое-где тронутыми сединой, он сидел, небрежно откинувшись на спинку стула, и острым, внимательным взглядом обшаривал зал.

Его слегка обветренное лицо легко можно было себе представить под широкими нолями ковбойской шляпы. Такого мужчину трудно было не заметить. И даже не будь на нем превосходного костюма от Бриони, Иззи все равно бы поняла, что перед ней какой-то магнат. У него на лбу было написано, что он важная птица. Если бы где-то существовал специальный формуляр с перечнем качеств, присущих типичному хозяину жизни, признанному вожаку стаи, то этот шикарный мужчина в костюме от Бриони набрал бы там максимум очков.

Элегантность, абсолютная уверенность в себе с едва уловимым привкусом бессердечия — всем этим он был наделен в полной мере. В ролике порно длинные девушки используются материалы из девушки писки, девушка супер кончает, девушка минотавр порно, секс с самой сексуальной девушкой.

Видео аналогичное порно длинные девушки: Видео секс 2 девушек. Смотреть секс девушка с девушкой. Видео парень трахает спящую девушку. Шикарные бедра девушек фото порно. Секс парня и девушки. Скачать бесплатно эротические фото девушек.

Секс с наивной девушкой. Она прижала руку к груди — сердце застучало сильно и громко. Вдруг это он, Калашников? На лестничной площадке стоял ее школьный приятель Петя Шемякин и суетливо подергивался. Шемякин мог иметь в виду все, что угодно: Она не любила страшных историй, никогда не смотрела передач о чрезвычайных происшествиях в городе и зажмуривалась, когда попадалась кровавая сцена в кино.

Шемякин отлично это знал. С чего он вдруг решил, что она станет обсуждать с ним какие-то убийства? И милиция к тебе не приходила? Петя полез во внутренний карман, добыл оттуда сложенный кусок карты, развернул и положил на стол так, чтобы Наташе было удобно смотреть. Ее нашли в палисаднике соседи. Тоже ножом и тоже в живот. Поэтому у меня на твой счет возникли опасения.

На тебя никто не покушался? Расспрашивали, строили предположения… Это ведь не может быть совпадением, правда? Наверное, какого-нибудь маньяка заклинило на Наташах Смирновых. Тебе бы надо поостеречься, дорогая моя! Кстати, тебе ничего на ум не приходит? Может быть, ты сама виновата? Какой-нибудь отвергнутый поклонник, а?

Единственным отвергнутым поклонником в жизни Наташи был сам Петя Шемякин. Впрочем, все случилось так давно, что не заслуживало даже упоминания. А теперь этот кто-то свихнулся и мстит? Задумал порешить всех Наташ Смирновых, которых ему удастся обнаружить в зоне своего проживания!

Вот что я тебе посоветую: Знаешь, как тебе сразу плохо станет? Симулировать Наташа не могла. Всего неделю назад фирму возглавил новый начальник, который торжественно заявил, что больничный лист и менеджер по продажам несовместимы.

Ей вовсе не улыбалось потерять работу. Но и рисковать жизнью тоже не хотелось! Едва Шемякин, попросив держать его в курсе, убрался восвояси, она кинулась к телефону. Мама со своим мужем уехала путешествовать, Игорь ее бросил… Разве что попросить совета у подруги? Звание ее лучшей подруги вот уже много лет гордо несла по жизни Ольга Кушакова.

Она всегда была готова утешить, помочь советом и даже личным примером. Нет, радость моя, тебе не стоит выходить из дому одной. К нему с ножом не сунешься!

Ольга занимала высокий пост директора агентства по трудоустройству и имела в подчинении нескольких сотрудников, готовых ради нее на маленький подвиг. Михалыч, оказавшийся молодым мордастым парнем, действительно с раннего утра заявился к Наташе домой и теперь перетаптывался в коридоре, дожидаясь, пока она закончит собираться. Полночи бедная Наталья размышляла, как себя обезопасить.

Конечно, провожатый — это хорошо. Он поведет ее под ручку. Но кто помешает маньяку подойти к ней с другой стороны, размахнуться и… Она решила, что на живот нужно надеть что-нибудь вроде кольчуги.

Какую-нибудь пластину, которую невозможно пробить ножом. Кроме того, принять сидячее положение с этой формой было совершенно невозможно. Тогда она решила остановиться на маленькой диванной подушке. Пришила к ней тесемки, завязала их бантиком на спине и надела сверху широкую рубашку, сразу сделавшись похожей на будущую мать. В связи с этим ее появление на работе получилось триумфальным.

Сотрудницы ахали и шептались. Сотрудники не ахали, но тоже шептались и стайками тянулись на лестницу курить. С самого утра тут, все о тебе спрашивал. Наташа обернулась и увидела жуткого мужика: Его темные глазки были вдавлены в одутловатое лицо, как изюмины в подошедшее тесто.

Так что — трудись. А я ее замещаю. Я — это не она! Распахнул дверь в приемную и громко сказал Мадине:. Негодько удалился, гневно оглядываясь, и не успела Наташа перевести дух, как на горизонте появился начальник отдела Ефим Коростылев — самец крупный и при этом, как говорят зоологи, ярко окрашенный.

Я не знаю, по какому поводу! Да, да, именно та самая. Я выпил тогда лишнего и, кажется, задержался.. Я ведь оставался на этаже не один? Значит, Наталья Смирнова… М-м… Весь вечер за ней волочился? Он бросил трубку, свалился в кресло и едва не расплющил тяжелым взглядом часы на противоположной стене. Когда Наташа постучала и вошла, он, однако, приосанился и попытался беззаботно улыбнуться. Догадываюсь, что ты хотела поговорить со мной о..

Он замолчал и стал притопывать под столом ногой, словно горячий конь, загнанный в стойло. Наташа, голова которой была занята только убийцей, разгуливающим по району, удивленно спросила:. Только не забудь, что у меня большая дружная семья. Они же будут спрашивать! Я сейчас сам спущусь в бухгалтерию. Еще выпишем тебе материальную помощь.

Не надо ничего никому рассказывать! Потрясенный Ефим закрыл глаза и дал себе клятву: Бокал шампанского — максимум. Оформим его с понедельника. Я сам все улажу. Вместо того чтобы ехать домой, Наташа отправилась к Ольге и без стука ввалилась в ее служебный кабинет. Та уже собиралась уходить и гремела ключами. Поедем лучше ко мне. Моя младшая сестрица совсем расклеилась, ее без присмотра оставлять нельзя. Просто у нее срывается какое-то офигительное свидание.

Кстати, как прошел день? Никто не бегал за тобой с ножом? А в вашем районе постоянно происходят какие-то ужасы. Ты слышала, что неподалеку от твоего дома исчезла жена крупного предпринимателя? Выскочила в супермаркет за сигаретами — и ку-ку. Правда, было уже довольно поздно, темно. Но курево — это такое дело!

За ним и в полночь хоть на край света пойдешь. Охрана — внутри, а женщина пропала на улице. Купила сигареты, вышла и как в воду канула.

Что у нас в стране делают по-настоящему хорошо и оперативно, так это информируют граждан обо всех преступлениях, несчастных случаях и катастрофах. Тут нам равных нет!

К счастью, кроме старухи и ватаги мальчишек, по пути им никто не встретился. Ольгина сестра Ксюша лежала на диване, уткнувшись лицом в подушку, и рыдала. На полу рядом с ней сидела маленькая дворняжка Клипса и подвывала, задрав морду кверху. Вон за Натальей убийцы охотятся, она же не воет. Ксюша немедленно перестала рыдать и села — встрепанная, несчастная, с красными щеками.

Вокруг ее головы был обмотан платок, завязанный на макушке бантиком. Однако даже в таком виде она была до невозможности хорошенькой. В нашем районе орудует какой-то маньяк — прикончил уже двух Наташ Смирновых. А в наличии всего три — я последняя осталась. Это мне Петька Шемякин рассказал, а он всегда держит руку на пульсе. А он не предложил тебя защитить? Да и вообще… Шемякин не тот человек. Эту жилу можно потом много лет разрабатывать..

Отсюда такая прорва старательниц. А тот тип, с которым у тебя была любовь? Ксюша немедленно воодушевилась, забралась на диван с ногами и прижала к себе вертлявую Клипсу. В ее влажных синих глазах вспыхнул огонь. Я четыре месяца с одним мужиком в Интернете дружила. По всем показателям — просто песня, а не мужик! Я его подцепила на крючок и уже вела на удочке к борту своей лодки, уже подсекла….

В ухе стреляет, температура, я вся горю, меня знобит… Какое тут, скажите на милость, свидание? Или ученик шестого класса школы номер триста пять? Или вообще — женщина! У меня в бюро Сева Шевердинский тоже одно время увлекался электронным флиртом. Целую декаду переписывался с какой-то Дженервой Ю Это у нее кличка такая была в сети.

Потом он назначил ей встречу, купил цветы, конфеты, и оказалось, что эта Дженерва Ю — студент мехмата. Но Сева на этом не успокоился и завел новый виртуальный роман. Как только нашел очередную родственную душу — затребовал фотографию.

Девица на снимке ему понравилась, и он опять купил цветы, конфеты и шампанское. Фотографию она прислала двадцатилетней давности, и Сева с ней по этому поводу чуть не подрался. Сунула руку под подушку, достала распечатанный на принтере снимок и протянула сестре. Видишь, дата проставлена при съемке? Прошлый месяц этого года, никакой подделки. На снимке был изображен прилизанный брюнет с большим, но довольно приятным лицом и широкой улыбкой, которая подпирала щеки, отчего его глаза делались похожими на щелочки.

Вот бы он обалдел, когда увидел! Сейчас-то он участвует в конференции, на которую съедутся бизнесмены. Будет все круто — банкет, номера в дорогой гостинице, подарки…. Кстати, Наталья, не хочу тебя расстраивать, но мне кажется, вон того типа, что прогуливается по тротуару, я сегодня уже видела.

Услышав любимое слово, Клипса истово завиляла хвостом и принялась вертеться возле холодильника. Однако на нее, как это ни странно, не обратили внимания. Высунув нос из-за куцей занавески, Наташа поглядела в окно и сразу же увидела человека, которого заприметила Ольга.

Это был тощий сутулый юноша в джинсах и футболке, он медленно брел по тротуару. Дойдя до газетного киоска, он развернулся и пошел обратно. Я видела, как он открывал банку пива на скамейке неподалеку от моей конторы. Пиво выплеснулось, он громко чертыхнулся, поэтому я на него посмотрела. Тощего парня она тоже видела.

Еще возле офиса своей фирмы, утром. Михалыч довел ее до двери и проводил внутрь. А этот тип курил сигарету и бросил ее в урну, не загасив. Наташа тогда подумала, что мусор сейчас загорится.

Смотрите фильм Русская брюнетка Кристи очень старается на кастинге стояк в бритое. В этот раз кастинг известного порнорежиссера Пьера Вудмана посетила очаровательная.

Стройная брюнетка занимается сексом со своим боссом

Грудастая брюнетка старается много трахаться на кастинге у и находятся в свободном.  · На этом видосе симпатичная брюнетка натурально давит лыбу на кастинге, старается, 82%().

Азиатская Эротика Фото

Симпатичная что бы участвовать в кастинге в одной из грудастая брюнетка в США на. Симпатичная, веселая брюнеточка пришла на эротический кастинг где трусики и.

Порно Тайки И Большие Члены

Стройная куколка очень старается на порно кастинге. старается на Брюнетка в очках. Смотрите фильм Знойная Furiya старается на кастинге Брюнетки Камшот в Симпатичная.

Смотреть Стрептиз Имхо Блондинок Онлайн

Сексуальная брюнетка с большими сиськами на кастинге

Порно Брюнетка В Корсете

Похожие видео

Упругий Член Порно

Валюшка Может Предложить Только Грязный Анал / Doris (2019) Fullhd 1080p

Негр Присунул Толстый Член В Брюнетку С Небритой Пилоткой

Брюнеточка Трахает Свою Подружку В Жопу

Огромные Аналы Мамаш Порно Видео

Эротические Фото Блондинок

Показать Порно Видео С Молодыми Японками Бесплатно

Блондинка С Собачкой Видео

Два Выпивших Парня Соблазняют Симпатичную Блондинку И Раскручивают На Групповое Порно В Баре Смотрет

Хорошенько Выебал Короткостриженую В Анал

Волосатые Немки Анал Порно

Двое Парней Одновременно Натягивали Красивую Брюнетку, Один Трахал В Попку, А Второй В Вагину Смотре

Молодая блондинка с узенькой киской насаживается на маленький член от первого лица Blanka

Порно Толстые Любят Анал

Красивая Блондинка С Небритой Пиздой Трахается С Парнем

Конча Течет С Пизды Азиатки После Черного Хера

Парень Попросил Брюнетку, Чтобы Она Села Ему На Лицо И Продолжала Сосать Его Член В Позе 69 Смотреть

На Кастинге Бурно Опробовали Ее Обе Дырки Тремя Членами | Уникальные Новинки Русского Порно Видео В

Трахнул Блондинку На Лежаке

Русская, грудастая брюнетка в США на кастинге » Русское порно видео смотреть онлайн бесплатно

Порно Видео Бабушка С Членом

Страстная Блондинка Наслаждается Членом В Своей Письке

Фото Самый Красивый Анал

Азиатка Услужливо Стоит В Позе Раком

Горячее порно:

Крепенькая Симпатичная Брюнетка В Трусиках Старается На Кастинге
Крепенькая Симпатичная Брюнетка В Трусиках Старается На Кастинге
Крепенькая Симпатичная Брюнетка В Трусиках Старается На Кастинге
Крепенькая Симпатичная Брюнетка В Трусиках Старается На Кастинге

Напишите отзыв

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Nikorn 28.06.2019
Порно Секс С Китаянками
Tuk 11.10.2019
Русское Порно Со Скрытой Камеры
Gakora 14.01.2019
Порнушка Стариков
Dubei 18.09.2019
Порно Фото Вери Брежневой
Arashibei 17.02.2019
Порно Онлайн Руские Жены
Крепенькая Симпатичная Брюнетка В Трусиках Старается На Кастинге

protosip.ru