protosip.ru
Меню
» » Присев На Красивый Диванчик, Длинноволосая Брюнетка Удовлетворяет Плотного Паренька Смотреть

Найди партнёра для секса в своем городе!

Присев На Красивый Диванчик, Длинноволосая Брюнетка Удовлетворяет Плотного Паренька Смотреть

Присев На Красивый Диванчик, Длинноволосая Брюнетка Удовлетворяет Плотного Паренька Смотреть
Присев На Красивый Диванчик, Длинноволосая Брюнетка Удовлетворяет Плотного Паренька Смотреть
Лучшее
От: Tojami
Категория: Брюнетки
Добавлено: 26.05.2019
Просмотров: 4246
Поделиться:

Нехирургические методы увеличения мужского члена и их интересные особенности

Присев На Красивый Диванчик, Длинноволосая Брюнетка Удовлетворяет Плотного Паренька Смотреть

Блондинка Показывает Свои Прелести (47 Фото)

Алкаш жарит блондинку на кухне

Не Выспавшуюся Телочку Большой Член Жарко Отработал

Порой гости напивались так, что не могли добраться до туалета. И тогда из-под двери Нюрки-Шуркиной комнаты по коридору растекалась лужа… Ну, а по утрам сестры бесцеремонно и грубо выпроваживали гостей: С пол-литрой придешь — тогда и поговорим! Отцу приходилось вмешиваться и здесь.

Он не раз выкидывал пьяниц на лестницу и урезонивал сестер. Но, к сожалению, гулянки в комнате наших увечных соседок неизменно возобновлялись… В коридоре открывалась еще одна дверь, и на свет божий появлялась самая диковинная обитательница нашей квартиры — Марфуша.

Эта старая женщина была карлицей — ростом чуть выше меня. Непропорционально большое морщинистое лицо, огромный прямой нос и темный балахон до пят придавали ей устрашающий вид. Страху на меня еще нагонял и ее необычный способ передвижения по квартире. У Марфуши болели ноги, и ходила она с помощью табуретки. Ставила ее перед собой, опиралась короткими карликовыми ручками о сиденье и делала шаг.

Потом поднимала табуретку, выставляла ее вперед, снова на нее опиралась и снова к ней подступала. Когда вот таким образом она, стуча и шаркая, надвигалась на меня в полутемном коридоре, я со всех ног бежала к папе!

Карлица была самой старой жиличкой нашей квартиры. Она еще до революции девушкой работала в ней прислугой. И не у кого-нибудь, а моей прабабушки! Тогда вся квартира принадлежала ей одной! Дело в том, что наш старинный дом был построен в XIX веке и предназначался для проживания клира храма Большого Вознесения. Мой прапрадед, священнослужитель в храме, вступил во владение пятикомнатной квартирой на втором этаже. По наследству она перешла к его дочери, моей прабабушке, матери бабушки Лели.

Та однажды из жалости взяла к себе в служанки нищенку — девушку-карлика, Марфушу. После революции большевики экспроприировали квартиру и превратили ее в обычную коммуналку. Самую большую комнату в ней отдали бывшим хозяевам — семье прабабушки.

А одну из комнат получила Марфуша. Маме об этом рассказывала покойная бабушка Леля. Возрастом она не слишком отличалась от карлицы, знала ее с юности, а умерла незадолго до моего возвращения в семью… Так и провела Марфуша всю жизнь в стенах квартиры, в которой оказалась по велению доброго сердца своей бывшей барыни. Она жила замкнуто, ни с кем не разговаривала, только здоровалась. Но кроткой ее назвать было никак нельзя.

Нрава она была сурового и скандального, а если была в том нужда, могла превратиться в сущую фурию! Однажды Людка замочила в ванной белье, а Марфуша в тот день собиралась помыться. Не знаю почему, но с Людкой они не ладили. Дворничиха презрительно посмотрела на карлицу с высоты своего немалого роста: У меня, вон, два участка не убраны. Я на ночь стирать собиралась! Карлица насупилась и угрюмо предупредила: Людка только фыркнула в ответ. И, конечно, сделала по-своему: Ванна стояла на коммунальной кухне, в углу, слева от входа.

Она была обнесена фанерными перегородками, которые и составляли стены некоего подобия ванной комнаты. Дверь в это странное помещение закрывалась на самодельный крючок. Здесь жильцы и стирали, и мылись, и купали детей. Марфуша в тот день несколько раз пробиралась в кухню, смотрела на заполненную бельем ванну и злобно шипела. А ровно в шесть часов, еще раз убедившись в том, что ее просьба не выполнена, свирепо заклекотала и закатала рукава своего балахона. В тот раз она превзошла самое себя, то есть свои физические возможности!

Вынула из ванны все соседское белье. Перетащила эту тяжеленную мокрую кучу на середину кухни. И — бросила на пол! Как уж она обошлась в тот раз без табуретки — одному Богу известно! На полу образовалась целая гора скомканных намыленных простыней, пододеяльников, наволочек, полотенец. От них по всей кухне растекались потоки воды. А Марфуша, как ни в чем не бывало, заперлась в ванной на крючок и залезла под душ! Человек показал характер… Может быть, в какой-нибудь другой части света или в другие времена столь сильное действие повергло бы противников в шок и осталось безнаказанным.

Но только не в нашей московской коммуналке! Дворничиха, наткнувшись в кухне на результат Марфушиного злодейства, подняла такой вой, что все жильцы повыскакивали из своих комнат. Да я тебя сейчас!.. Ее муж Володька был в тот вечер изрядно пьян. Он примчался на кухню, вылупил глаза на кучу белья на полу и с озверелым видом схватил длинный столовый нож. Но Володька не собирался убивать Марфушу.

Он поддел ножом крючок, на который она заперлась, и распахнул дверь ванной настежь. Хочет, чтоб ее все видели! Карлица Марфуша, испуганно прикрывшись руками, стояла в ванне, не зная, что ей делать. А Володька выбежал из квартиры и стал то же самое орать на лестнице. Сильно он в тот день напился! Отец прекратил все это безумие. Успокоил Володьку, закрыл дверь в ванную, помог Людке собрать белье. Проводил плачущую, наспех одетую карлицу до комнаты.

Она потом неделю не выходила из своего убежища. Во всяком случае, не попадалась никому из жильцов на глаза… Однажды, когда Марфуша стояла на кухне у плиты, я украдкой заглянула в ее комнату. Все они были чистенькие, ухоженные — хозяйка о них заботилась.

Он со всеми соседями держался ровно, доброжелательно, вежливо. Даже с теми, кого накануне вынужден был призывать к порядку. Он был сильным, мой папа. И терпимым к людям. Его за это уважали. Мы проходили в кухню. Это было самое большое помещение в нашей квартире, площадью метров тридцать-сорок. В нем умещались ванна, раковина для мытья посуды, две обширные газовые плиты о шести конфорках и пять столов, стоящих вдоль стен, — по одному для каждой семьи.

Под потолком были протянуты бельевые веревки, на них постоянно висело сохнущее белье. Впрочем, оно никому не мешало: Кухня имела два недостатка. Во-первых, она служила проходом в туалет. Попасть в него можно было только отсюда. А выйти из него, соответственно, можно было только сюда. Мне это очень не нравилось. Я стеснялась постоянно присутствующих на кухне соседей — и в детстве, и в юности. Когда ко мне в гости стали приходить друзья, мне перед ними было очень неудобно. Так сразу и не ответишь… Не скажешь ведь: А то вежливо спросят: В ней было холодно, особенно в морозы.

А как в таких условиях папа мог меня купать? Фанерное строение без крыши, которое представляла собой наша ванная, тепла не держало. С мокрой головой, даже сидя в горячей воде, я рисковала простудиться. Он зажигал все двенадцать газовых конфорок на обеих газовых плитах. Для меня это было завораживающее зрелище! Я смотрела на мощно гудящее сине-оранжевое пламя, рвущееся из горелок, на багровеющие поверхности конфорок.

И с трепетом ощущала, как откуда-то сверху, из-под потолка на меня изливаются невесомые потоки горячего воздуха. Кухня прогревалась, и тогда папа вел меня в ванную.

А после купания плотно заворачивал с головы до пят в большое розовое полотенце и относил в постель. Я доставала из ящиков нашего семейного стола посуду, выкладывала на тарелку хлеб.

Гладко выбритый и благоухающий одеколоном папа ставил чайник, делал бутерброды с сыром или колбасой, варил яйца. Он умел быстро и вкусно приготовить, что называется, блюда первой необходимости — сварить кашу, зажарить картошку, сделать салат… Когда я болела и оставалась дома, в обеденный перерыв он приходил домой кормить меня. От административного здания МВД на Огарева, ныне это Газетный переулок, до нашего дома — десять минут ходьбы.

Папа варил картошку, готовил пюре и приносил мне в постель. Я капризничала, отказывалась есть. И тогда папа прибегал к хитростям. Ловко орудуя ложкой, он строил в тарелке картофельный замок, в котором жила девочка-котлетка или семейка сосисок, возводил горы и ущелья. Эта горячая, пахучая сказочная страна незаметно оказывалась съеденной мною без остатка! И она была такая вкусная!.. На кухне появлялась мама в домашнем халате и с полотенцем на плече. Как всегда аккуратная, сосредоточенная и спокойная.

Она ровно здоровалась с нами и шла в ванную. Но наши приветствия неизменно запаздывали и звучали за ее спиной. Мне хотелось бы весело поболтать с ней перед тем, как мы расстанемся на целый день, прижаться, ощутить на щеке ее легкий поцелуй.

Но это никогда не удавалось!.. Мама относилась ко мне рассеянно. После работы и занятий с Сашей у нее не оставалось ни времени, ни сил. И она была вынуждена отстраниться от меня. Я ее не виню… Она оторвала меня от груди после двух месяцев кормления. После этого проблему моего питания решала уже тетя Наташа: За первые четыре года моей жизни на й Парковой мама навещала меня редко.

Это не могло не отразиться на ее материнском чувстве. Она по-своему любила меня, но… Любовь ведь бывает разная. Есть любовь-объятие — так мне отдавали свои сердца отец и тетя Наташа. Есть любовь-восхищение — такое чувство к маме пронес через всю жизнь отец.

Есть любовь-покровительство — так мама относилась к отцу. У мамы со мной получилось именно так. Она пребывала рядом, но мало участвовала в моей жизни. Она вмешивалась в процесс моего воспитания только тогда, когда одного отца было явно недостаточно. Прежде всего, она беспокоилась о развитии во мне эстетического начала. Обращала мое внимание на красоту линии, формы, звука. Играла для меня на фортепиано и пела.

Она очень хорошо играла и пела, моя мама! Но делала это редко. Она вообще была очень сдержанным в своих проявлениях человеком… Мама направляла нас с отцом на экскурсии в музеи. Учила меня одеваться со вкусом, а за столом пользоваться ножом и вилкой. Пыталась вызвать интерес к изучению английского языка, правда, до поры безуспешно. Многое из всего этого мне казалось скучным. Но спустя годы, в другой, своей взрослой жизни, я поняла: Всего несколькими необязательными касаниями она заложила во мне основу такого огромного личностного преобразования, о котором можно было только мечтать!..

Как-то я услышала их разговор: Но… — Теперь никаких отговорок, — менторским тоном сказала мама. Это тебя ко многому обязывает.

Так что выполняй свое обещание! Это мог быть кто угодно. На выезд группа отправилась, не успев заменить уже слабые батареи питания переговорных устройств. Поэтому не исключено, что это идет кто-то из своих, без связи. Линев тем временем перебежал через дорогу и, прикрываясь кустарником, направился в сторону уже хорошо дымившего бронетранспортера.

Денисов чертыхнулся, что вовремя не остановил капитана. Криком он обнаружит себя для крадущихся в его сторону людей. Наконец в просвете между деревьями мелькнула фигура человека в камуфляже.

На голове была надета кожаная кепка. Поймав его в прицел, он нажал на спуск. Всплеснув руками, боевик упал. Почти одновременно в том же месте мелькнул еще один силуэт. Перебежав дорогу, Денисов, пригибаясь, направился в сторону, где группа вела бой. Стрельба стихла так же неожиданно, как и началась. Послышался рокот, и из-за поворота вынырнула БМП. Сидевшие на броне солдаты спешились. В небе появились два вертолета. Считайте, отделались легким испугом.

До вечера как минимум в воздухе будут вертушки. И на фоне этого Филиппов должен здесь повторно напасть на колонну? На схеме, нарисованной от руки, проиграли варианты нештатных ситуаций.

Он не исключал вероятности того, что в самый ответственный момент у места засады может оказаться какое-нибудь подразделение федеральных сил либо боевики.

В первом случае придется уносить ноги без боя. Во втором было принято решение оказать боевую поддержку колонне. Однако все его труды оказались напрасны. По всем расчетам, очередной сеанс связи должен был быть уже в период их выдвижения. Медленно развернувшись, он не поверил своим глазам. Перед ним собственной персоной стоял улыбающийся во весь рот генерал. Все еще не веря своим глазам, Филиппов поднял взгляд вверх, где между отвалившихся досок потолка было видно маячившую на крыше фигуру Батаева-младшего, заступившего на дежурство четверть часа назад.

Затем вновь уставился на генерала: За все то время, сколько Антон знал своего шефа, он так и не мог привыкнуть к его фокусам.

Иногда ему казалось, что этот человек научился ходить сквозь стены и материализовываться из воздуха. Неожиданно он заметил на плече паутину. Штаны на коленях были слегка перепачканы землей. И тут до него дошло: Родимов воспользовался потайным лазом! Лицо его сделалось серьезным. Он подошел к окну и выглянул в сторону ручья: Для поисков задействованы вертолеты.

Всего их было около тридцати. Неожиданно его лицо оживилось: Трое милиционеров, о чем-то оживленно беседуя, быстро проскочили мимо стоявшего у входа сержанта с автоматом. Филиппов, Завьялов и Полынцев в форме сотрудников прошли внутрь, с порога поприветствовав сидевшего в комнате дежурного старшего лейтенанта. Полынцев уже дергал за ручку закрытой изнутри двери комнаты дежурного. В Чечне было очень много сотрудников из России. Приезжая в командировки на короткий срок, они часто менялись.

Приняв спецназовцев за своих, чеченец успокоился. Войдя в комнату, Полынцев огляделся. Стол с двумя телефонами, пара стульев, топчан. На стене карта района. Милиционер сел за стол и вздохнул: У нас другие причины появления здесь. Когда Антон вошел в кабинет начальника отделения, то, вопреки заверениям дежурного, застал там двух человек. За столом, на краю которого лежал автомат, сидел плотный, с седыми висками майор, напротив стоял невысокий мужчина в штатском.

Майор показал на двери своему собеседнику рукой — подожди, пожалуйста, в коридоре — и склонился над документом. Я его хорошо знал. В это время хлопнули двери за спиной посетителя.

Для Антона это было сигналом к действию. Убрав со стола автомат, он одновременно обрушил на темя милиционера кулак. Не издав ни звука, тот упал лицом на стол. Филиппов вышел в коридор. Навстречу с ключами в руке спешил Завьялов. Джабраилов часто был в этом отделении и хорошо знал расположение всех комнат. Перед выездом сюда спецназовцев он нарисовал подробный план, а также объяснил, как легче уйти незамеченными.

Через внутренний двор можно было выйти на соседнюю улицу. Именно там их уже поджидал переодетый в камуфляж Иса на машине. Камера временно задержанных представляла собой небольшое помещение без окон. На небольшом деревянном подиуме у противоположной стены сидело четверо. Когда Завьялов открыл решетку, они все как один повставали со своих мест. На середину комнаты вышли двое.

Один — пожилой мужчина с осунувшимся лицом, второй — молодой, лет двадцати, парень. Он не ожидал, что, кроме Батаевых, здесь будут еще преступники. Наверняка они задержаны за бандитизм. Но ничего уже сделать было нельзя. Нападение должно выглядеть правдоподобно. Освобожденные пленники отрицательно покачали головами. Остановившийся на требование человека в милицейской форме мужчина не успел ничего понять, как оказался на земле. Бесцеремонно усевшись на его место, Антон включил передачу.

Контакт с новым отрядом мог решить все проблемы. Он был уверен, что трое русских, о которых говорил Ибрагим, за хорошие деньги согласятся ехать куда угодно. Однако его настораживал факт, по сути, массового предательства милиционеров. Проведя несколько суток в схроне, они выбрались подышать воздухом и устроились на поваленном дереве рядом с ручьем.

Может, эти трое оттуда, а менты подставные, — принялся он развивать свою мысль дальше, видя, что шеф никак не реагирует на его предположение. Наши братья активизируют свои действия, и они это знают. К ним спешил Магомед. Освободили задержанных и скрылись.

Дай мне пару человек, я хочу увидеть этих людей. Заодно разомнусь, а то засиделся в вашей пещере… Ближе к полудню в сопровождении Ибрагима и еще двух боевиков Евлоев с Хамидом были на опушке леса, с которой было видно место, где обосновался отряд Джабраилова. Предупреди, что мы идем в гости. Усевшись прямо на землю, Евлоев и боевики принялись ждать возвращения гонца.

Мугуев вернулся через полчаса. Его лицо было озадаченным: Сказали, пустят только двоих. Забрав пистолет, он передал его стоящему поодаль русскому, который не сводил ствола автомата с гостей. Войдя в комнату, где жили боевики, Арви обвел взглядом скудный интерьер и уставился на сидевшего за столом чеченца: Мужчина кивнул и вышел навстречу: Вахид махнул рукой, и Батаев вышел. Сам опустился на лежанку.

Фамилия Евлоев, — пристально следя за реакцией Джабраилова, представился эмиссар. По тому, как напрягся собеседник, он понял, что тому известно его имя. Что тебя заставило перейти на нашу сторону? Некоторое время Арви молчал, переваривая в голове сказанное Джабраиловым. Джабраилов промолчал, давая тем самым Арви возможность делать вывод самому.

Наши раненые лечатся в лучших клиниках Стамбула. Ты сможешь сколотить у нас большой капитал… — Этим я сейчас и занимаюсь, — перебил его Вахид. Мой человек сказал, будто видел у тебя троих русских. Как они попали к тебе? У них отлаженный канал поставки его в Россию, а это прибыльный бизнес. Завели связи в частях. Доставали гранаты… По этим людям на родине плачет тюрьма. Как они говорили, поначалу хотели попасть в отряд моджахедов, но узнали, будто там ничего не платят… — А что тебя толкнуло так резко изменить жизнь?

Там такое оружие незачем. Туда нужны пистолеты, автоматы, гранаты и взрывчатка. Я даже приготовил документы… Но мы немного просчитались. Большая часть денег сгорела. Антон вопросительно посмотрел сначала на Завьялова, потом на Джабраилова. Евлоев не планировал забирать русских прямо сейчас.

Во-первых, он не хотел их светить в отряде Шамаева. Во-вторых, он не собирался задействовать их в боях на территории Чечни. Сегодня ночью он доставит их для разговора с Идрисом. Тот решит их судьбу. По всей видимости, все эти люди подойдут по своим качествам для тех задач, которые они планируют решить на территории России.

Глава 4 После ухода Евлоева Филиппов твердо решил, что будет лучше, если Джабраилов покинет дом. Антон не исключал возможности того, что, явившись сюда во второй раз, эмиссар решит разобраться со строптивым Джабраиловым, а заодно забрать деньги.

В этом случае провал вам обеспечен. Наверное, нужно было поступить так, как хотел Линев. Линев был огорчен отказом Джабраилова войти в состав банды Шамаева. Ведь он мог бы раскрыть местонахождение боевиков. С этой целью Шамилю Батаеву был даже выдан радиомаяк, для работы авиации. Однако ни уговаривать, ни тем более заставлять милиционера менять свое решение он не имел никакого права.

Пара штурмовиков могла засечь работу этого устройства лишь с десяти-пятнадцати километров. Поначалу было решено, что каждое нечетное число месяца ровно в полдень самолеты будут патрулировать предполагаемый район местонахождения бандформирования в течение часа. Если Джабраилов сможет, улучив момент, уйти из расположения боевиков вместе с Батаевыми и их родственниками, оставив при этом маяк включенным, то штурмовики бы нанесли по сигналу ракетно-бомбовый удар.

Однако милиционер больше не хотел рисковать. Имей в виду и проинструктируй людей, здесь для виду постреляют, а вас якобы пленят. Смотри, чтобы случайно кто-нибудь из твоих парней по нашим не пальнул. Это на тот случай, если поблизости вдруг окажутся посторонние глаза и уши. Солнце едва опустилось за горизонт, когда появился уже знакомый им Ибрагим. Попрощавшись с чеченцами, Филиппов, Полынцев и Завьялов направились в сторону дороги, где, по словам Мугуева, их ждали. Чуть поодаль, по обочине проселочной дороги, прогуливался, о чем-то беседуя с невысоким мужчиной, Евлоев.

При виде появившихся из-за деревьев русских, сопровождаемых Ибрагимом, чеченцы оживились. Филиппов, изобразив на лице негодование, посмотрел в сторону эмиссара: Это днем вы еще могли себе позволить неуважительно говорить с этим человеком. Сейчас он уже — ваш хозяин… Тем временем содержимое рюкзаков вывалили на траву. С тех пор они часто были вместе. Тони, не медля приступил к главному, отбрасывая все игры, которые ожидают от подростков во время свиданий. Как только они очутились в машине, он сразу же крепко поцеловал ее, хотя не прошло и 10 минут с момента, как они увиделись.

Но Алекс не сделала даже попытки остановить его. Прямота, грубоватость, нежеланье терять попусту время поразили ее. С ним Алекс чувствовала себя сексуальной, более желанной, чем с кем-то еще. Тони пару раз возил ее в кино и на обеды, но Алекс догадывалась, что ему хотелось отшвырнуть это ненужное времяпровождение и приступить к заключительной части вечера — то есть, к объятиям и поцелуям.

Сначала ей это льстило, но сегодня, когда он сжал ее руку так, что пришлось закусить губу, чтобы не вскрикнуть, чувства ее изменились. С минуту он пристально разглядывал Алекс, стараясь пламенным взором сжечь последние благоразумные мысли в ее голове. Потом отпустил руку и завел машину. Через пять минут они подъехали к дому. Алекс вцепилась в ручку дверцы, готовая выпрыгнуть, не дожидаясь пока машина остановится, но Тони схватил ее за волосы и рывком повернул к себе.

Несмотря на все старания, Алекс не смогла удержать болезненный стон. Тони оттолкнул ее, и Алекс спотыкаясь выбралась из машины. Она захлопнула дверцу и, пока машина не скрылась из виду, твердой походкой шла к дому. Потом сорвалась с места и вбежала к себе. Неделю спустя Меган влетела в комнату Алекс. Грудь ее тяжело вздымалась после пробежки в гору. Алекс отложила тетрадь и учебник по математике и подошла к кровати, на которую плюхнулась Меган, стараясь отдышаться.

Никогда не угадаешь, кто! Он сказал, что уже давно хотел поговорить со мной, но не решался. Бог мой, я была потрясена. Он ходит вместе со мной на занятия испанским, вернее, изредка появляется там. Я даже не думала, что он подозревает о моем существовании. Я думала, что скончаюсь на месте…. Алекс почувствовала, как кровь отхлынула от лица. Меган продолжала щебетать, но Алекс не слышала ее. Приобретение Меган, конечно же, докажет его правоту. Алекс вспомнила пальцы Тони на своей руке, синяки, не сходившие несколько дней, жесткость губ.

Она взглянула на Меган, которую еще никто никогда не целовал, и ей показалось, что она видит зловещую тень, нависшую над подругой. Алекс кивнула и придвинулась к стенке кровати. Прислонившись к ней, она крепко прижала к груди подушку. Поэтому я не пошла с тобой и Клементиной. Он довел меня до самой двери. И даже нес мои книги, представляешь? Он расспрашивал меня о занятиях, моей семье, а когда увидел наш дом, страшно удивился.

Раньше я как-то не думала о деньгах родителей. Я пригласила его войти, но он отказался. Ты можешь в это поверить? Я чуть не умерла. Меня даже дрожь взяла. Он спросил, можно ли пригласить меня куда-нибудь в пятницу вечером.

Как только Тони ушел, я сразу побежала к тебе, и вот я здесь. Ну как, ты потрясена? Алекс снова взглянула на Меган и поразилась тому, что увидела. Ее глаза оживленно сверкали, а не метались, как у испуганного кролика. Она сидела, выпрямившись, гордо расправив плечи, а на лице сияла такая счастливая улыбка, которую Апекс никогда прежде не замечала. Прошла неделя с тех пор, как Тони в последний раз отвез ее домой.

Возможно, он забыл о своих угрозах. Возможно, он просто пошутил тогда. Его слова казались заученными, словно из старого фильма Джеймса Дина. А вдруг ему действительно понравилась Меган. У них с Тони не было ничего серьезного, так, несколько свиданий, поцелуев, пара ссор и конец. Алекс попыталась представить парочку вместе. Тони — в кожаной куртке, с опасным блеском в глазах и твердыми как сталь руками.

И Меган — с ее рыцарскими романами, высокими идеалами и романтическими мечтаниями. Ты отхватила самого крутого парня и школе. Рассказывай все, до мельчайших подробностей. Меган засмеялась и потащила Клементину к кровати. Она еще раз подробно изложила все события и, побуждаемая энтузиазмом подруги, заговорила о том, что оденет в пятницу, что сделает и что скажет.

Наконец, Меган вспомнила, что Алекс хотела ей что-то сказать и повернулась к ней. Но Алекс решила оставить свои опасения при себе.

Она подумала, что слишком драматизирует события. Тони просто увидел Меган, она понравилась ему, и у него нет ничего дурного в мыслях. Он не будет таким грубым с Меган как был с ней. У него хватит мозгов понять, что Меган не выдержит такого обращения. А если нет, ну что ж, тогда Алекс Холмс переломает ему все кости. Меган и Тони встречались каждую пятницу. Меган удивилась, что они обратили внимание на ее существование.

Первый раз в жизни родители что-то запретили ей, и хотя Тони ворчал и упрекал ее в ребячестве, Меган не нарушала запрет. Он создавал видимость нормальной семьи с отеческой заботой и дочерней послушностью. От Тони она была без ума. Когда он был рядом, для Меган переставал существовать весь остальной мир. Тони стучался в дверь, подводил ее к своей машине, а, оказавшись внутри, Меган чувствовала, что окна и двери изолируют их, переносят в другое измерение, где существуют только они с Тони, его руки, обнимающие ее, его голос, глубокий и низкий, звучавший только для нес, его смех, принадлежавший только ей и волнистые волосы, небрежно спадавшие на лоб.

Сначала они ездили в кино, потом Тони пару раз вывозил ее съесть по гамбургеру, и Меган еще больше поразили его старомодные манеры. Тони держал ее за руку в кино, открывал перед ней двери, целовал в щечку, на прощание желал спокойной ночи. Как будто воплотились в жизнь все прочитанные ею рыцарские романы. Тони уважал ее и не хотел торопить. Меган с нетерпением ждала той минуты, когда губы Тони прикоснутся к ее губам. У него был самый чувственный рот, который она только видела, а губы были полными и четко вычерченными.

Как-то раз, когда Тони наклонился шепнуть ей что-то на ушко, Меган с трудом удержалась от соблазна повернуть голову и прижаться к нему. Не хочет испугать тебя. Но Меган хотелось, чтобы Тони перестал оберегать ее. Наконец, спустя месяц, Тони, прощаясь, положил руку на ее затылок. Пальцы у него были прохладными, и дрожь прошла по спине Меган. Казалось, он стоит уже несколько часов, застыв как ледяная статуя, когда Меган взглянула на него.

У нее громко заурчало в животе, Меган была уверена, что Тони услышит. Его губы прижались к ее, и Меган почувствовала, как ускользает последняя возможность воспринимать реальность. Тони приоткрыл рот, и она повторила его движение. Вскоре его язык касался ее, сначала игриво, а потом твердо и решительно. Меган обняла Тони и со всей силой прижала к себе. После этой ночи Меган не колебалась ни минуты, если Тони просил ее ускользнуть из дома, когда родители думали, что она давным-давно спит.

Часто в субботу или в воскресенье она говорила, что останется у Алекс или Клементины, а сама вместо этого спешила в объятия Тони. Потеря доверия родителей казалась ей очень дешевой ценой за возможность побыть с Тони. Меган утратила всякий интерес к учебе, к тому, что она ест и пьет, сколько спит. Единственное, что волновало ее — что она оденет, когда встретится с Тони, что они будут делать, куда пойдут. Она совершенно утратила способность поддерживать беседу, если разговор шел не о Тони.

Клементина и Алекс отодвинулись в самый дальний угол ее жизни и извлекались оттуда лишь во время кратких перерывов между свиданиями, поездками по магазинам в поисках новых нарядов и телефонными разговорами с Тони.

Иногда Меган даже засыпала с зажатой в руке трубкой. Клементина предупреждала, что она становится слишком зависимой. Алекс уговаривала отойти от Тони немного передохнуть. Она слушала вполуха и отбрасывала все советы. Меган чувствовала, что теряет контроль над теми аспектами своей жизни, которые не были непосредственно связаны с Тони.

Но она не жалела об этом, так как не видела в них никакого смысла. Она даже не подозревала, какую жалкую и несчастную жизнь вела раньше. Тони сделал ее счастливой. Меган смогла бы солгать, украсть, смошенничать, ради возможности побыть с ним. Он ворвался в ее жизнь, подхватил ее и перевернул привычный мир с ног на голову. И, честно говоря, у Меган не было ни малейшего желания возвращать его на место.

Оглядываясь вокруг, она поняла, что это действительно так. Все их три спальни имели ярко выраженную индивидуальность. У Меган — сплошной романтизм и кружева, у Алекс — оглушающая музыка и спорт, а у Клементины — не навязчивая элегантность. Слава богу, хоть у одной ее из троих есть свой стиль.

Она села на пуфик возле трюмо и принялась расчесывать волосы. Какая же ты подруга после этого? Ты не можешь пережить, что Тони встречается с кем-то еще, а не с тобой. Алекс, я не могу поверить, что ты…. Когда она закончила, Клементина вернулась к трюмо и подняла щетку. Я была несправедлива к тебе. Но я думаю, ты все-таки ошибаешься. Если бы Тони хотел отыграться, он уже давно сделал бы это. Меган потеряла голову от любви несколько недель назад.

Он имел возможность посмеяться над ней раз двадцать за это время и доказать, что тоже может причинять боль другим, как и ты. Не волнуйся и порадуйся за них. Сила любви исправила Тони. Тони расстелил одеяло на каменистой земле, а вторым, когда они сели, укутались сверху. Меган всегда привлекало это место, примерно в четверть мили от дороги.

Ей лучше знать, подумала Меган. Она бывала здесь довольно часто. Тони извинился, что привез ее сюда. Он совсем не думает о ней так, но им больше некуда пойти. Только здесь они могут побыть наедине. Меган с трудом верила своим ушам, таким невероятно хорошим и порядочным казался Тони. Было два часа утра. Опустился туман и пошел легкий мелкий дождь. Деревья, окружающие их, походили на закутанных в плащи злодеев в черных масках. Они чуть поскрипывали от ветра, и Меган охватила дрожь. Даже рука Тони, обнимавшая ее, не могла унять эту дрожь.

Меган спрятала лицо на его груди. Вдыхая знакомый запах — смесь пота, сигарет и одеколона, она чувствовала, как отступают злодеи.

Меган не сомневалась, что Тони сможет защитить ее от всех невзгод. Тони лег на одеяло, увлекая за собой Меган. Она опустилась на локти, стараясь сохранить равновесие. В конце концов, какая разница? И ты симпатичный мужчина, Том. Мне с тобой было очень хорошо. Но ты это и сам понял, верно? Он впился в нее жадным взглядом.

Кейт медленно повернулась к нему спиной, предоставляя ему возможность оценить и кружева, и глубокий вырез бюстгальтера, и подтяжки, и чулки, и атласные туфли, и, разумеется, ягодицы, едва прикрытые трусиками.

Она решила не задергивать шторы: Неужели тебе это не ясно? Кейт запустила пальцы ему в волосы и, подняв голову, страстно поцеловала в губы и просунула язык в рот. Едва она прижалась к нему, как задрожала.

Он взял ее за руку и подвел к большому красному дивану. Кейт с трепетом ждала, как он поступит дальше. Том усадил ее на диван, опустился перед ней на колени, развел руками ей ноги и, сжав ягодицы, потянул ее на себя, так, что она откинулась назад и упала на спину, выпятив промежность. Том обдал ее жарким дыханием, оттянул трусики в сторону и впился ртом в срамные губы.

Кейт затрепетала, почувствовав, как его язык ощупывает ее клитор, отыскивая чувствительную точку. Том ощупал ее ягодицы и просунул во влагалище пальцы. По телу Кейт пробежали огненные волны, она поежилась.

Палец Тома нащупал анус, она нетерпеливо повела тазом — и палец проник в задний проход. Тем временем два других пальца распирали, словно ножницы, стен-ки влагалища.

Не менее впечатляющее зрелище являла собой и сама Кейт, лежащая на спине на ярко-красном диване, в черных трусах и бюстгальтере, черном поясе с подтяжками, держащими черные чулки, и с ногами, покоящимися на плечах у согнувшегося над ее промежностью Тома.

Тем временем язык Тома обрабатывал ее клитор, а пальцы обхаживали влагалище и задний проход. Чувства, которые переполняли Кейт, было невозможно описать. Она закрыла от удовольствия глаза: Она почувствовала, как набухают и трутся о ткань бюстгальтера ее соски, как стягивают бедра и талию подтяжки и трусики, как липнет шелк к промежности, как дрожит клитор под языком Тома.

Едва лишь она живо представила себе лицо мужчины, облизывающего низ ее живота, как моментально кончила, издав сладострастный стон.

В туманном прошлом, до роковой встречи с Дунканом, которая перевернула всю ее жизнь, Кейт приходилось пыжиться и тужиться, пыхтеть и выбиваться из сил, чтобы испытать удовлетворение. Каждому оргазму предшествовала настоящая схватка, тяжелая, изнурительная работа. А сейчас она кончала легко и просто. Кейт понимала, почему это происходит. Раньше секс был крохотной частицей ее существования, элементом общей картины жизни, порой затмевающей собой короткий половой акт.

Теперь же она отделила соитие от всего остального, сконцентрировала на сексе все свое внимание, и результат не заставил себя долго ждать! Значит, не напрасно она так тщательно выбирала нижнее белье, подбирала нужные духи, укладывала волосы и делала макияж! Оргазм был мягким и приятным и распространился по телу медленно, исподволь наполняя его волшебным теплом.

Но постепенно Кейт стало так жарко, что она застонала и, вцепившись руками в подушки, разбросанные по дивану, ударила Тома каблучками по спине. Он воспринял это своеобразно: Кейт открыла глаза и увидела его напрягшийся член с густой прозрачной капелькой на глянцевой головке. Выпячивая зад, она представляла, как жадно он смотрит на углубление между ягодицами и ее ноги в черных чулках, как набухают и трепещут жилки на его пенисе, превращающемся из лилового в бордовый. Для пущего эффекта Кейт повертела задом, все сильнее входя в роль развратницы.

Том подался вперед и потянул за резинку ее трусов. Шелк прилип к ее влажной промежности и подавался неохотно.

Она обернулась и посмотрела на его лицо, побагровевшее от возбуждения. Взгляд его застыл на преддверии влагалища, чем-то напоминающем раскрытый рот с толстыми губами. Том уперся в него разбухшей головкой пениса. Кей не выдержала и громко спросила:. Вопрос был риторический, но ей хотелось произнести малоприличные слова и услышать ответ. Им стал мощный удар головки члена в шейку матки. Фаллос легко вошел в лоно и заполнил его собой. Влагалище стиснуло желанного гостя в крепких объятиях, по его мошонке потек сок.

Том стал ритмично двигать бедрами, совершая возвратно-поступательные движения и сжимая пальцами ее ягодицы. Том дотянулся правой рукой до низа ее живота и стал массировать клитор. Фаллос распирал влагалище, двигаясь внутри его, словно поршень.

Сексуальные ощущения Кейт обострились. Сочетание двух раздражающих факторов — массажа клитора и движения пениса — вызвало шквал наслаждения. Том подналег на ее зад, сокрушая его лобком, мошонкой и фаллосом так, словно бы испытывал его на прочность.

А его палец теребил ее розовый нежный бугорок то быстро, то медленно, то грубо, то нежно. Кейт уперлась лбом в матрац и жадно хватала ртом воздух, сотрясаясь от ударов сзади и дрожа от специфического массажа так, словно бы сквозь нее пропускали ток. Том все больше входил в раж, беспощадно вгоняя член в ее лоно и производя при каждом новом ударе громкий шлепок мошонкой. Том наклонился и левой рукой расстегнул застежку бюстгальтера. Едва лишь ее полные груди вывалились наружу, он сжал их и стал подергивать за соски.

Острая боль трансформировалась в ослепительное удовольствие. Оно расслаивалось, перемещаясь от клитора во влагалище и обратно. Перед глазами Кейт поплыли радужные круги, в ушах зазвенело.

И вдруг все ее ощущения слились в один мощный поток, сердце гулко застучало в груди, вторя ударам члена Тома по шейке матки и шлепкам мошонки по ягодицам. Каждое новое проникновение пениса в ее влажные недра приближало фантастический финал совокупления. В клиторе возникла радостная пульсация. Кейт обернулась и посмотрела на Тома. Мускулы его живота напряглись, бедра ходили ходуном, пальцы сжали ей бока, взгляд застыл на ягодицах. Стенки влагалища сначала сжались, стиснув пенис, потом расслабились.

Она вытянулась поперек дивана, велела Тому встать и сжала в кулаке пенис. Он оказался горячим и мокрым. С удовольствием облизнув головку, Кейт спросила:. Вместо ответа он опустился на диван и лег на бок, лицом к ее ногам, стукнув Кейт яичками по подбородку.

Она жадно взяла мошонку в рот. Она облизала каждое яичко, сжала пенис в кулаке и принялась его сосать. Головка проникла в горло. Кивая и работая рукой, Кейт стала втягивать щеки, поддразнивая головку языком. Вскоре разбухший фаллос задрожал. Том задергался и излил семя ей в рот. Именно этого-то Кейт и хотелось — ощутить сперму на языке и в горле, почувствовать ее вкус. Это взбодрило и возбудило ее неимоверно, она словно бы заново родилась, все нервы ее оголились, каждое мгновение доставляло ей наслаждение.

Сжав мошонку в кулаке, она высосала все до капельки. Член прыгал и дергался у нее во рту. Внезапно Том зарылся головой между ее ног и лизнул клитор. Это стало для нее неожиданностью; ей лишь хотелось доставить Тому удовольствие. Но теперь, когда чудо свершилось, она поняла, что это именно то, что ей нужно. Язык Тома стал описывать круги вокруг клитора, и он завибрировал от восторга, как член у нее во рту. Стенки влагалища сжались, она стиснула зубами головку.

Том застонал и стал лизать ее с еще большим вдохновением. Она усердно втягивала щеки, продолжая сосать пенис, как эскимо. Рыча и стискивая пальцами ее округлую задницу, Том начал причавкивать от наслаждения. Мощный разряд электрического тока пронзил одновременно рот и клитор Кейт, ее влагалище стало мокрым от брызнувших соков. Сжав щеки Тома ляжками, она завыла от восторга и чуть было не отгрызла головку в экстазе.

Оргазм ее был так силен, что она еще долго приходила в себя, тяжело пыхтя и облизывая сперму с губ. Ей было настолько хорошо, что она даже не повела бровью, случайно заметив, что кто-то тайком наблю-дает за этой сценой в окно. Кейт была в ванной, когда звякнул дверной колокольчик. Накинув халат, она сбежала по лестнице и отперла дверь. Кейт уже и так опоздала на службу, так что могла себе позволить удовлетворить любопытство и посмотреть, что находится в бандероли. Но прежде ей хотелось выпить кофе и апельсинового сока.

Пока кофеварка пыхтела и булькала, она распечатала пакет и высыпала из него на деревянную столешницу несколько конвертов обычного формата. Больше других ей приглянулся легонький голубенький конвертик, адресованный на ее абонентский ящик. Писем оказалось не менее тридцати, чего Кейт не ожидала. Слегка волнуясь, она вскрыла конверт и достала из него листок и цветное фото — с него смотрел на нее серьезный мужчина с густой шевелюрой.

В письме было сказано: Я обожаю брюнеток, не забочусь о расширении круга своих друзей и хочу обзавестись любовницей. Мне тридцать лет, я холост. Если желаете, то позвоните мне по указанному номеру телефона. Надеюсь вскоре услышать ваш голос и гарантирую то, что вам требуется. Кейт налила в кружку кофе и вернулась к столу, чтобы прочитать еще одно письмо, подписанное размашистым неразборчивым почерком.

К счастью, текст послания оказался машинописным. Естественно, я готов быть твоим любовником. У меня такое орудие, что ему любой позавидует. Скажу без излишней скромности, я мастер своего дела, любая женщина запоет под аккомпанемент моего межколенного инструмента. Звони в любое время, крошка! Я уже готовлю смычок! Снимок, выскользнувший из конверта, упал лицевой стороной на стол. Кейт перевернула фото и обомлела: Сжимавшая член рука была женской, с бриллиантовым колечком на пальчике и с ярко-красным лаком на ногтях.

Волосики на его лобке были темно-русые, за пенисом вырисовывался округлый животик. Ты опубликовала объявление в колонке для женщин, ищущих любовников среди мужчин.

Но ты не пожалеешь, если познакомишься со мной, подружка. Мужчины редко дают нам именно то, что нам нужно. Но не все женщины это понимают и упорно продолжают искать удовлетворение там, где его все равно никогда не найдут.

Ты поняла меня, малышка? Тебе не приходило в голову, что с женщиной тоже можно получить удовольствие? Я люблю экспериментировать и уверена, что мы с тобой поладим. Я буду ласкать и целовать тебя так нежно, что ты почувствуешь себя на седьмом небе. Звони — не пожалеешь! С приложенной к письму фотографии смотрела брюнетка с волосами, распущенными по плечам.

Ей было лет тридцать пять, она сидела в удобном кресле, закинув ногу на ногу, одетая в шикарный черный костюм и белую блузу. Выражение лица у нее было загадочное, одна бровь вскинута, взгляд устремлен в объектив фотоаппарата.

День тянулся мучительно медленно. Она встретилась с клиентом и переделала уйму других дел, но из головы у нее упорно не выходила стопка писем, оставшаяся на кухонном столе.

Можно было бы захватить их на работ и просмотреть в обеденный перерыв, жуя сандвич. Но для этого следовало запереться в своем кабинете, чего Кейт никогда не делала. Поэтому она попыталась сосредоточиться на те-кущих делах, надеясь, что кто-нибудь из клиентов позвонит по экстренному поводу или случится что-нибудь еще, что заставит ее забыть о письмах. Однако все шло своим чередом. День определенно выдался скучным.

Перед ее мысленным взором то и дело возникала брюнетка, сидящая в кресле. Интересно, насколько богат ее любовный опыт? Возможно, Кейт и дала бы объявление в колонке для лесбиянок и геев, если бы не встретилась с Дунканом и Томом. Но все же ей было любопытно, многим ли еще женщинам написала Памела и скольких из них ей удалось соблазнить. Припарковав автомобиль, она вошла в дом и, оказавшись на кухне, невольно задержала взгляд на фотографии с пенисом: Налюбовавшись пенисом, Кейт порвала снимок и письмо и отправила их в мусорную корзину.

Андрей очень дружил с ней и во всем доверял. Он даже и не пытался завести себе закадычных друзей, потому что ему хватало мамы и Машки, без которой он себя не представлял. Сколько он помнил себя, столько помнил и Машу Кудрявцеву. В четырнадцать лет он впервые понял, что одноклассники считают его странным и даже где-то неполноценным, возможно потому, что часто видели Андрея гуляющим с мамочкой.

Сначала он не обратил на это слово особенного внимания. Ему даже показалось, что дремучие одноклассники просто исказили это слово. А что позорного в том, что его считают эстетом, то есть поклонником изящного? Это они, одноклассники, серые и убогие, не могут отличить изящного от вульгарного. А его этому давно научила мама. Андрей со всевозрастающим интересом пролистнул страницы словаря назад.

Инбридинг[1] — близкородственное разведение сельскохозяйственных животных; при умелом применении в племенном животноводстве может давать положительные результаты.

Андрей в ужасе захлопнул словарь. На обложке словаря было написано: На следующий же день Андрей пошел в читальный зал районной библиотеки имени Кольцова и попросил словарь иностранных слов поновее.

Кровь бросилась Андрею в лицо, и защипало глаза от подступивших слез праведного гнева. Впервые в жизни сын испытал отвращение к матери. Неужели она не знала, что их дружбу могут так превратно и гнусно истолковать? Она должна была это предвидеть! Она обязана была его предостеречь! А нынешним российским гражданам, значит, разрешается знать обо всех мерзостных проявлениях человеческой натуры?

Он не перестал любить ее, но понял, что отношения с ней надо строить по-другому. Их нежная дружба не поощряется обществом, в котором ему вдруг захотелось преуспеть. В семнадцать лет Андрей огляделся вокруг себя и с ужасом заметил, что его окружают одни женщины.

Даже за партой он уже много лет сидел с Татьяной Матвеевой, с которой находился в хороших приятельских отношениях. Он чувствовал, что Татьяна готова пойти дальше хороших приятельских отношений, но у него всегда была Машка. Андрей был благодарен Татьяне за то, что ее не смущало его отвратительное прозвище, но ничем более существенным поощрить милую девушку не мог. Особо пристально Андрей стал разглядывать парней своего класса и понял, что изящная одежда, к которой его тоже приучила мама, здорово работает против него.

И он сменил классические костюмы и светлые рубашки на джинсы, джемпера, футболки и спортивные куртки. Мать возражала и пыталась его переубедить, но он был неумолим.

Начинать новую жизнь — так уж начинать! Все старое — в огонь, а пепел — по ветру! Машке понравился новый имидж Андрея, в особенности короткая стрижка, которая сразу открыла его лицо, оказавшееся вполне мужественным, а подбородок — весьма волевым. Новый имидж — это, конечно, хорошо, но и он ничто, если нет к тебе интереса со стороны мужской половины класса. Андрею захотелось непременно стать среди одноклассников таким же уважаемым человеком, как, например, Денис Немоляев.

Отец, которого он очень уважал, не курил вообще. Мать иногда баловалась с подругой, тетей Верой, но не более того. Машка тоже не курила, хотя все подружки занимались этим на полном серьезе.

Корзун понимал, что если он просто начнет курить, то это никого не удивит, кроме родителей. Курить надо начать по-особенному. Сигареты должны быть обязательно дорогими. Или лучше даже приспособиться курить, например, сигариллы, а потом и… сигары.

Он представлял, как приглашает к себе в дом новых друзей во главе с Денисом Немоляевым, ставит на стол коробку с душистыми сигарами и кладет рядом золотую гильотинку для обрезания кончиков, они все вместе закуривают и, окутанные дымом, обсуждают какой-нибудь животрепещущий политический вопрос. Это видение так часто посещало Андрея, что стало навязчивой идеей. Он прикинул, что можно сделать немедленно для воплощения мечты в жизнь, и понял, что ему нужны деньги.

Деньги в семье Андрея очень уж заботливо не считали, потому что Валентин Сергеевич хорошо зарабатывал. Какие-то суммы родители, возможно, держали на сберкнижках сын этого не знал , но весьма приличная кучка банкнот на текущие расходы лежала в ящичке компьютерного стола, закрытого на ключ. На самом деле этот ключ являлся фикцией, потому что нехитрый замок можно было открыть любым тонким острым предметом.

В семье доверяли друг другу, добавляли в ящичек купюры с каждой новой партии денежных поступлений, а пересчитывали их редко, от случая к случаю. Андрей решил, что не произойдет ничего страшного, если он возьмет себе несколько купюр на приличные сигареты.

Неделя ушла на то, чтобы перестать кашлять, научиться затягиваться и пускать дым носом. Машка сердилась и хныкала, что у нее такое чувство, будто она целуется с человеком, наевшимся протухших окурков. Андрей утверждал, что именно так и должно пахнуть от настоящего мужчины.

Андрей видел в руках Немоляева только жалкие связки петард. Можно себе представить, какое впечатление произвел бы на него настоящий пистолет, пусть даже и пневматический. Он нужен Андрею для разрешения сугубо личной проблемы, которая никого другого не касается.

Об этом не подозревает даже Машка, которая вообще-то знает о нем все. Приложился даже сам Немоляев. Он продолжался и в последующие дни, когда Андрей выходил курить на школьное крыльцо. Поскольку слово не воробей, в ближайший же день Андрею пришлось продемонстрировать особо заинтересовавшимся лицам свои дополнительные возможности.

Разговор плавно перешел на девчонок, и одноклассники стали допытываться, какие такие отношения у Андрея с Машкой Кудрявцевой из параллельного. С непривычки сильно опьяневший Корзун, которому необыкновенно лестно было внимание самых крутых парней класса, сказал, что отношения у него с ней самые откровенные. Он даже слегка протрезвел и умудрился уразуметь: В баре перед ним сидели такие свои в доску ребята, которые всегда встанут горой за него и соответственно за Машку, если вдруг что.

Андрей не понял одноклассников, подумал, что они расспрашивают его вовсе не о Маше, и очень обрадовался. В этот вечер Андрей явился домой очень пьяным. Он и выпил-то всего два коктейля и банку пива, но это случилось с ним в первый раз, а кроме того, он был сильно возбужден тем, что выпивал по-взрослому в баре с самыми лучшими ребятами в классе, среди которых наконец стал своим.

Его совершенно развезло от счастья. Они теперь — неразлучная троица: Завтра они опять договорились встретиться. Андрей пообещал поближе познакомить их с Машкой. Коктейли пообещал поставить Денис, а Эдик гарантировал хорошее курево. Андрею очень понравились их обещания. Сразу видно настоящих товарищей, которые не собираются вечно пить и курить на халяву, то есть за его счет. Он, Андрей, и так уже вытащил из родительского ящика столько денег, что они того и гляди хватятся.

Андрей их познакомит, и всей компанией они отправятся в парк, где в крытой беседке, практически на свежем воздухе, проходит что-то вроде молодежных дискотек. Маша не горела желанием близко знакомиться с Диней и Эдиком, но Андрей в конце концов ее уговорил, расписав в красках, какие они отличные ребята.

Когда Немоляев заказал коньяк, Андрей был уверен, что им его не продадут по причине явно выраженного малолетства, но бармен поставил на стойку бутылку со знаменитыми звездочками не моргнув глазом. Коньяк Андрею не понравился, потому что был горьким и обжигающим, но он пил, не морщась, чтобы новые друзья не посчитали его слабаком. Надо же, какие препятствия надо преодолевать на пути к приобретению ярко выраженной мужественности и общественного признания!

Когда бутылка коньяка опустела, Андрей взглянул на жизнь вокруг по-новому. Краски стали ярче, но контуры предметов как-то странно смазались. Его глазам почему-то вдруг стало не хватать резкости. Корзун щурился и тер глаза кулаками, но резкости все равно не прибавлялось. К тому же люди почему-то чересчур мельтешили, не стояли на местах, дергались и очень походили на героев диснеевских мультиков.

Сначала это рассердило Андрея: Ну никакой национальной гордости! Потом ему стало смешно. Маша тоже оказалась очень смешной. Она зачем-то морщилась, отворачивала лицо и не хотела идти в парк на дискотеку.

Это уже было не смешно, а неслыханно. Это возмутило Андрея до глубины души. Что она себе позволяет? Он только-только подружился с такими классными ребятами, а она смеет устраивать ему какие-то препятствия. Андрей хотел поставить ее на место, но Денис с Эдиком начали уговаривать Машу не сердиться и сделать им честь потанцевать с каждым из них хотя бы по одному разочку. Рассерженный на девушку Андрей хотел сказать, что не велика честь, что ею вполне можно и пренебречь, но Маша вдруг неожиданно согласилась.

Девушка порывалась остаться на скамейке с Андреем, но он, как ему показалось, очень строго погрозил ей пальцем и велел не обижать его лучших друзей. Маша смерила Андрея взглядом, который ему опять не понравился. Андрей посмотрел на врученную ему банку и порадовался, что она уже открыта, потому что одна рука у него была занята как раз этой самой банкой, другая — сигаретой, а третьей руки, чтобы открывать всякие банки, у него не имелось.

Пойло оказалось отвратительным, гораздо хуже коньяка, но Андрей посчитал, что обязан выпить до дна, чтобы потом отчитаться перед друзьями. Сигарета воняла каким-то гнилым сеном.

Наверно, у ребят кончились деньги, и они купили в первом же попавшемся ларьке первую же попавшуюся дешевую хрень. В конце концов Андрея пригвоздило к скамейке так, что он не мог шевельнуть ни рукой ни ногой.

Андрей сначала никак не мог понять, что его беспокоит и не дает погрузиться в вязкий кисель, окруживший со всех сторон тело и дошедший почти до самого горла. Он мотнул головой, и из сознания выплеснулось: Она была неустойчивая и засасывающая, как трясина, но идти все равно надо… Куда-то подевалась Маша. Он тянул ногу и хотел поставить ее на место, кажущееся твердым и незыблемым, но нога промахивалась, и он каждый раз попадал на трясущиеся студнем островки дорожки.

Корзуна шатало и болтало. Он с трудом держал тело вертикально. Иногда ему хотелось опуститься на колени и поползти, но он боялся, что, передвигаясь таким образом, проглядит Машу. Сначала фейс-контроль не хотел пропускать его на танцплощадку, но Корзун сунул в руки одному из молодых парней в милицейской форме все деньги, которые опять, не считая, стянул у родителей.

Парни несказанно обрадовались его пьяной щедрости и пропустили туда, куда он так рвался, посмеиваясь и бросая в его адрес шуточки и двусмысленные непристойности. Андрей, как сомнамбула, обошел площадку, протискиваясь между танцующими и получая от них заслуженные тычки, пинки, затрещины и трехэтажную матерщину. Они, эти лица, плавали у него перед глазами отдельно от тел и были искаженными и странными: Особенно отвратительными были губы, блестящие, мокрые и, как казалось Андрею, ненасытные.

Среди этих ужасных образин, от которых он уже не чаял избавиться, Маши не было. Дениса с Эдиком тоже, иначе они его обязательно окликнули бы. Он так и не понял, что тот самый участливый милиционер задержал его за куртку от падения, вывел на дорожку и тут же утратил к нему интерес.

Было уже довольно темно. Во все стороны от танцплощадки в глубину парка и на выход из него тянулись дорожки. Та дорожка, которая вела к выходу, была самой широкой и лучше всех освещенной. Андрею очень хотелось пойти по ней домой, потому что с телом и сознанием творилось что-то совершенно невероятное, никогда еще не изведанное и очень-очень гадкое.

Но он не мог уйти без Маши, один. Можно, конечно, думать, что его выбор был случаен или что ему повезло, но, размышляя над всем случившимся после, Андрей решил: Корзун довольно долго брел в глубину парка, сбиваясь с дорожки в кусты и выбредая на нее снова, пока не уткнулся в стену заброшенного общественного туалета.

Он уткнулся лбом в холодные кирпичи, чтобы передохнуть, и тут же услышал за стеной сдавленный крик. Сознание сделалось почти ясным. Андрей начал обходить туалет, ощупывая руками стены, пока не добрался до двери. У нее не оказалось ручки. Открыть ее никак не получалось, но именно за ней и была Маша.

Андрей уже четко слышал ее крики и мужскую матерщину. Вставив палец в дырку от ручки и помогая себе другой рукой, отыскавшей щербину в деревянной створке, Андрей потянул ее на себя, с трудом протиснулся в образовавшуюся щель и ввалился в туалет. Он оказался довольно хорошо освещен, потому что прямо в дыру, бывшую когда-то окном, светил желтый глаз фонаря. Корзун огляделся и увидел то, чего ему лучше бы никогда не видеть.

Андрей понял, что поспел вовремя. Твой Ромео явился — не запылился! Он ведь у нас добрый! С друзьями всегда всем делится, верно, Эдик? Вишь, Машка, как его качает! Как в шторм на корабле! Это он за наш счет так надрался!

Так что и ты уж нас уважь, Машуня! А нас, между прочим, двое. Андрей взял с собой пистолет специально, чтобы показать его наконец своим новым друзьям. За три дня круглолицый научил ее готовить адскую смесь и делать инъекции. День вступал в полную силу. Ласковое весеннее солнце вновь принялось купаться в бездонной синеве неба. Давно проснувшееся село шумело. На перекрестке собралась небольшая группа стариков, обсуждая последние новости.

Накануне рядом с расположенным на въезде в село блокпостом остановилась небольшая колонна из четырех машин с грузом продовольствия. Сегодня Вахиду предстояло сопроводить ее в селение Ялхой-Мокх. Оттуда этот груз должен быть распределен по горным аулам. Туда же везли крупную сумму денег для выплаты компенсаций пострадавшим в ходе спецопераций и лишившимся жилья семьям, а также пенсии за последние четыре месяца.

Вышедший накануне из строя БТР федералов, на котором перевозилась наличка, внес коррективы в распланированный день заместителя начальника милиции. Боевую машину с неисправным двигателем было решено компенсировать экипажем патрульно-постовой службы от их отдела. Расстояние от Гелдогена было небольшим, и к исходу дня капитан Джабраилов планировал вернуться обратно.

Он работал в милиции по протекции своего брата, старшего оперуполномоченного Шамиля. Поздоровавшись с ним, Вахид заметил, что Иса чем-то расстроен. Иса закрыл капот и, вытирая руки ветошью, сокрушенно вздохнул: Он хорошо знал родственников своих подчиненных. Каждый человек дотошно проверялся на всех этапах прохождения службы.

Никто из клана Батаевых не был замечен в связи с боевиками. Словно в подтверждение его слов со стороны улицы послышался звук подъехавшего автомобиля. Лейтенант вышел из машины и сдержанно поздоровался. Если хранение обычного стрелкового вооружения можно было объяснить опасениями за жизнь близких, то наличие переносных зенитно-ракетных комплексов в республике, в небе которой летают только российские вертолеты и самолеты, говорило о связи родственников Батаевых с боевиками.

Милиционеры ехали в голове колонны. Туда же загрузили мешки с деньгами. Бойцы, судя по виду контрактники, кроме экипажа вышедшего из строя бронетранспортера, рассредоточились по колонне.

Через полчаса езды старший, представившийся еще на блокпосту капитаном Денисовым, вышел на связь с Джабраиловым и предложил остановиться. Денисов лишь развел руками. Время пути увеличивалось почти в два раза, причем дорога, по которой предстояло ехать, шла через сады и была грунтовой. Маршрут, по которому предстояло ехать до этого, в первой половине дня проверили саперы.

Но причина, из-за которой сержант напомнил старшему колонны о них, крылась не в страхе. Просто он хотел побыстрее вернуться, чтобы постараться повлиять на положение родственников. Колонна вновь тронулась в путь. Справа и слева потянулись утопающие в цветах сады. Иногда их сменяли поля. Остался в стороне Алхинчу-Борзой. Машина милиционеров въехала в небольшой распадок между двумя возвышенностями.

По обе стороны дороги здесь была буковая роща. Милиционеры ехали молча, занятые своими мыслями. Неожиданно выросший, словно из-под земли, человек в камуфляже и с автоматом наперевес заставил Ису надавить на тормоз. Почти одновременно передняя правая дверь открылась, и Джабраилов полетел на землю. Вскочив, Вахид выхватил пистолет, но тут же вновь оказался на земле. Почти одновременно воздух сотряс еще один взрыв. Колонна ответила дружным треском автоматных очередей.

Приподнявшись на руках, Вахид бросил взгляд назад. Стекла в кабине были выбиты. Из-под тента валил дым. Кто-то, подхватив Вахида под локоть, поставил его на ноги. Через минуту весь экипаж патрульной машины вновь сидел на своих местах. У Шамиля была рассечена бровь. Иса держался за правый бок. Значит, так, — он посмотрел в сторону колонны и вздохнул: Сейчас едем, куда я скажу, а там все объясню. Теряясь в догадках, Джабраилов взял из рук странного человека в камуфляже свой табельный пистолет.

Да и как они догадаются, что это спецназ? По замыслу, Денисов, ехавший вслед за милицейской машиной, должен был подорвать у себя в кузове небольшой заряд тротила и, съехав на обочину, загородить дорогу. Главной задачей этого маневра было не дать возможности увидеть, что происходит у машины сопровождения. Эти четверо водителей не подозревали о том, что участвуют в своеобразном розыгрыше. В каждой кабине, кроме них, находилось еще по одному офицеру из группы Денисова без знаков различия.

В отличие от солдат спецназовцы знали суть игры. Их задачей было убедительно проиграть бой с единственным противником в лице Завьялова и не допустить, чтобы кто-то из их подопечных ненароком пристрелил коллегу, игравшего роль боевиков. Полынцев поднялся, отряхнул форму и вышел на дорогу. Упор делался на неожиданность. Милиционеры, сопровождающие колонну, хорошо знают тактику боевиков, которые останавливают колонны, расстреливая на узких проездах головную и замыкающую машины.

К тому, что их кто-то будет бесцеремонно тормозить, они готовы не были. Как и следовало ожидать, водитель резко затормозил. Антон выскочил из кустов с одной лишь целью — выдернуть из машины заместителя начальника отдела, так как Шамиль Батаев был заранее предупрежден о том, что будет разыграно на дороге. По неподтвержденным данным, полученным от таинственного источника при Штабе группировки, на который ссылались все представители СМИ, нападение не обошлось без предательства местных милиционеров.

У двоих сотрудников, сопровождавших колонну, накануне были изобличены в связях с боевиками родственники. Также говорили о захваченном в плен офицере.

Шамиль переглянулся с Полынцевым и виновато потупил взгляд. Проехав около двадцати километров, они загнали машину в лес и, по приказу ехавшего с ними офицера, подожгли ее. Он сидел, прислонившись спиной к дереву, и наблюдал за выяснением отношений между милиционерами. Только что отъехал Линев, забрав с собой Денисова.

Перед этим он ввел в курс дела чеченцев о том, с какой целью был разыгран маскарад, и теперь Джабраилов не находил себе места. Но с одним условием: Они после выезда нейтрализовали тебя и повели колонну другим маршрутом, прямиком на засаду. Со стороны дороги, над тем местом, где догорал остов милицейской машины, послышался гул вертолета.

Филиппов и его новая команда должны были жить в похожем на крепость доме из камня, одиноко стоявшем на склоне горы, у подножья которой протекал небольшой ручей.

Спуск к нему был покрыт зарослями кустарника. Из подвала туда был прорыт ход под землей длиной около ста метров. Он выходил за пределы открытого пространства и давал возможность в случае окружения выйти отсюда незамеченными. С другой стороны был луг, который упирался в буковый лес. Я в этом районе впервые. Линев краткий экскурс в историю провел. Антон посмотрел на часы: За оставшееся светлое время предстояло обустроиться и приготовить ужин.

Похищенные деньги спрятали неподалеку от выхода из подземного хода. Всего в мешке было четыреста тысяч рублей. По официальным источникам, в колонне перевозилось пять миллионов. Но ни Генеральный штаб, ни ФСБ не располагали суммами крупнее. Было решено в случае разговора с боевиками утверждать, что якобы часть денег сгорела вместе с машиной. Для правдоподобности мешок с уложенными в него пачками купюр слегка обожгли на костре.

Причиной этому послужила задержка его боевиков, которые под руководством Тимура Исоева, правой руки Магомеда, устраивали засаду на колонну федералов под Халкилоем.

По телевизору должны были начаться новости, и Шамаев хотел узнать, как отреагировали на утренний бой СМИ. Однако в выпуске прошел совершенно другой ролик. Сообщалось об изменившей маршрут колонне в предгорье, которая везла продовольствие и деньги. Попав в засаду неизвестной группировки по вине сопровождавших ее милиционеров, три машины были уничтожены. Сотрудники чеченской милиции исчезли. В десяти километрах от места боя обнаружена сгоревшая машина ОВД.

Вошел охранник, сидевший на входе: Раздался топот и бряцанье оружия. В комнату стали входить боевики. Вместе с ними помещение заполнил запах пороховой гари и немытого тела. Арви знал многих воинов из отряда Шамаева.

В свое время ему пришлось выбираться с этими людьми из Грозного. Боевики тоже хорошо знали своего куратора. Все при входе здоровались. Тяжело вздохнув, тот поставил автомат в пирамиду, затем бросил виноватый взгляд на своего командира: Ему сначала кисть левой руки оторвало. Сам шел дальше… Потом… — Понятно, — вздохнул Арви. Несколько боевиков были в бинтах и не могли передвигаться без посторонней помощи. С кухни вышла Тамара. У Магомеда она выполняла функции повара и медсестры. Являясь женой одного из боевиков, погибшего еще осенью, лично мстила за смерть мужа, нередко участвуя в вылазках отряда.

Обладая усидчивостью, она не раз работала снайпером. Сняв с уложенного на нары боевика куртку, женщина принялась снимать наспех наложенную повязку. Сбросив с себя верхнюю одежду и снаряжение, боевики по несколько человек начали уходить мыться.

Тимур сел за стол и выжидающе уставился на Евлоева. Когда нас стали зажимать, пришлось этой собаке перерезать горло. Я видел там даже вертолеты. Не знаю, кто это мог быть. Нам пришлось идти без отдыха. Я ждал сообщения о ваших успехах, но по телевизору говорят только об этом. Надо узнать, чьих это рук дело. К столу подошел Магомед: К утру будет ясно, кто заявил о себе на этот раз.

Мне же нужно увидеть русского. Для разговора с Сердюком, единственным русским в отряде Магомеда, эмиссар Идрис выбрал место в небольшом помещении, предназначенном для хранения боеприпасов, средств связи и для беседы с глазу на глаз. Здесь же стояло несколько автомобильных аккумуляторов, от которых работало освещение и небольшой телевизор.

У Магомеда был когда-то малогабаритный бензиновый генератор. Он устанавливался в специальную яму и маскировался сверху. На выхлопную трубу надевался шланг длиною в несколько метров, конец которого выходил в другое углубление, заваленное сверху ветвями.

Однако в начале зимы, когда он со своим отрядом занимал другой схрон, русские самолеты при помощи специального оборудования обнаружили его. Тогда в результате ракетного обстрела половина боевиков Шамаева погибла. С тех пор он предпочитает аккумуляторы генераторам. Дождавшись, когда тот усядется, он пристально посмотрел Сердюку в глаза: Затаив дыхание, он слушал, не сводя глаз с эмиссара.

В отличие от чеченцев тебя никто не заставляет умирать во имя Аллаха. Тебе не придется захватывать заложников и выдвигать политические требования. Твоя цель — военные объекты тех, кто приезжает сюда убивать наш народ. Наблюдая за Сердюком, Арви почувствовал неприязнь к этому человеку. Каким бы хорошим воином ни был мужчина, он всегда вызывает двоякое чувство, когда воюет против своего народа за деньги. Его нельзя поставить в один ряд с арабскими наемниками, которых объединяет с чеченцами одна вера, или с моджахедом, убивающим своего земляка милиционера за предательство.

Словно почувствовав, о чем подумал эмиссар, Сердюк заерзал: Неужели начнем с начала? Вы остановились на рыжем Вовочке. В детском саду пахнет киселем, стиркой, иногда булочками. У моего свои проблемы: Он старается, пыхтит, высовывает язык, хлюпает носом, с которого неизменно сползают круглые копеечные очки, но бантик не складывается.

Воспитательница злится, издевается над бедным Вовочкой, громко апеллирует к его отсутствующей маме, дети с блаженством и благодарностью присоединяются к ее шоу, показывают на него пальцами и так далее по списку обычных детских гадостей. Я смотрю-смотрю и встаю. Подхожу к Вовочке и складываю бантик на втором ботинке, отрешенно стоящем сбоку.

Он вскрикивает - "Не надо! Воспитательница читает короткую лекцию о пользе самостоятельности. В конце концов все дети каким-то образом оказываются на площадке для прогулок, прогуливаются, преспокойно играют в какие-нибудь дочки-матери. А я хожу туда-сюда и думаю: Ему уже и дела нет до шнурков, старательно копает песок, поправляя круглые копеечные очки, но мне-то интересно, мне-то важно. Есть еще Оля с пухлыми губками бантиком.

Я смотрю на ее губоньки и продолжаю думать про Вовочкин неполучающийся бантик на ботинках. Оля подходит ко мне и сообщает, что выявилась новая игра, в которую все девочки нашей группы обязались сыграть. Только от меня еще не получено подтверждение участия, надо выразить готовность. Это производится под забором. Площадка огорожена дощатым забором, всем все видно.

Надо подойти, оказывается, к дальней стене забора, поднять пальто, платье, спустить штаны и присесть. Оля, разумеется, говорит "до шестьдесят". Или пока не обнаружат. Обнаружить, понятно, есть кому. Есть воспитательница, есть, в конце концов, наши мальчики. Все девочки группы готовы пойти на риск, все понимают, что мамам вечером донесут если что, но Почему-то все идут под забор. Я, со своим неразвитым стадным чувством, подхожу к стене и смотрю: Холодный осенний ветерок обдувает маленькие попки.

Мне это не подходит. Я продолжаю стоять одетая. Меня все еще беспокоит Вовкин бантик. На девчонок набрасывается воспитательница. Вечером приходит моя мама, ей сообщают. Я говорю маме, что это неправда. Я не сидела под забором с голой задницей. Я обижаюсь на нее. Прощально смотрю на Вовочку. Он смотрит на рыбок в аквариуме. Думает о своем, вовочкинском. Мы с мамой в тоскливой ссоре уходим домой. До завтра, милый, думаю я.

Воспитательница мучает моего возлюбленного, Оля приглашает под забор, детский сад пахнет детским садом. Детей загнали в группу, прогулка прервалась, Оля временно отстала, но я слышала, как они с Катей договаривались раздеться в подъезде хотя бы на одну секундочку.

Какие дуры, опять делаю попытку думать я На следующий день дождь хлещет непрерывно. Все сидят в группе и развлекаются в меру сил.

Мой родной и страшно любимый сегодня имеет отпуск от воспитательницы. Я подхожу к нему сзади. Я обнимаю его за плечи, прижимаю к себе и говорю: Он пугается, отбрасывает мою руку. Потом на всякий случай бьет меня по руке и убегает.

Я ухожу в дальний угол комнаты и пытаюсь сдержать слезы Я боялась подойти к нему. Я тихо плакала по ночам дома, в подушку. Ведь я знала, как шнуровать ботинки. Я хотела помочь ему сделать на шнурке бантик. Тогда я еще не знала, что любовь рождается на любой мусорной куче, из любых эмоций.

Как стихи - по показаниям Ахматовой. Имеется в виду любовь-дурь, любовь-самоистязание с готовностью прыгнуть в пропасть, если он, Он, потом снова он - намекнет, дескать, это верный путь к успеху на его ниве. Шнурки шнурками, но главное - поцеловать его. Это была страшная, иссушающая жажда, от нее болели губы, билось сердце, кровь носилась по телу с дикой первобытной скоростью.

Взрослые надевали на меня вельветовые сарафанчики, привязывали к волосам огромные банты, неизменно восхищаясь длиной и пушистостью моей косы, мучили умолчаниями, родители заставляли отворачиваться к стене и спать на правом боку. Я с тех пор всю жизнь сплю на левом. Больше всего на свете в те годы меня бесила собственная немота, оборудованная вышеупомянутыми бантиками в моей пушистой косе, сарафанчиками, чулочками и прочими половыми признаками. Это было страшное издевательство взрослых. Мне нужно было целовать и трогать, я точно знала, что ничего не испорчу, не помну, человек будет цел-невредим-доволен, - я знала, как это сделать.

Но из жизни аккуратно выпрыгивал очередной цветастый кляп, туго пеленал все молекулы моей неистовой страсти и углублял немоту. С темой первого поцелуя дело дошло до настоящего абсурда. Как сейчас помню, меня отчаянно "развивали". Мама учила меня английскому, вязанию, музыке, стирать носки отцу, регулярно мыться, читать сказки и слушать грампластинки.

По этим пунктам я хорошо помню свое детство. Но я не помню ни одного слова о любви к мужчине! Тем более - к мужчинам.

Без слов я помню неопределимую, но все определявшую зависимость матери от отца: И разбитое об пол зеркало Я бросалась между ними - "Не ссорьтесь. Я пряталась в развивавшие меня удовольствия. Слушать пластинки мне разрешали самостоятельно, покупали их мне регулярно, много, с комментариями не лезли - тут я была свободна. И вот появились две, которым пришлось стать главными: Этот голос разговаривал со мной!

Он рассказывал под музыку Чайковского изумительно грустную байку о приключениях заколдованных под лебедей девиц на берегах сказочного водоема - там все-все было про любовь. И все-все очень красиво, за исключением испугавшей меня идеи о неизбежности борьбы за эту самую любовь.

Борьбу за любовь я ежедневно наблюдала в нашем доме. А на второй пластинке тот же голос бархатно рассказывал про чудодейственное влияние поцелуя на сто лет проспавшую девочку королевской крови. Эта сказка мне нравилась все больше и больше с каждым днем. Носительница зла - колдунья, накаркавшая принцессе раннюю смерть, - на поверку оказалась катализатором развития добра: Закономерно родившемуся и вовремя появившемуся на горизонте принцу пришлось бороться всего лишь с терновниками и шиповниками, опутавшими подступы к опочивальне принцессы.

Да и то - борьба! Колючие растения сами расступились перед ним: Жертв и разрушений в этом сюжете не было. Ну да, родители принцессы померли естественной смертью, не дождавшись ее свадьбы, - но в этом не было ничего инфернального. В конце концов - принц остался без тещи. Может, оно и к лучшему Новобрачная при жилплощади, при обслуге и даже штатных музыкантах. Принцесса как ни крути. Словом, сказка просто хоть куда, но главное ее воздействие на мое пятилетнее воображение выявилось чуть позже и надолго определило путь собственных эротических поисков.

Идея его расколдовывающего, размораживающего, выгодного во всех отношениях воздействия намертво засела в моей потрясенной душе. Рыжий Вовочка как символ первой любовной неудачи еще не отболел тогда, и ежедневное прослушивание "Спящей красавицы" заполняло черный вакуум в области позитивных решений - как жить дальше.

Я была уверена в ее грядущем поражении, серьезный разговор мог мгновенно закончиться либо добродушным умилением, либо строгим указанием на мой незрелый возраст. Я это знала твердо, потому что за год до событий с пластинками я ознакомилась с текстом в стихах под названием "Ромео и Джульетта".

С трех лет я читала самостоятельно, вот за это ей действительно спасибо, - вот и набрела на какого-то Шекспира в шкафу. Дойдя до развязки, я почувствовала что-то вроде удушья от неподдельного личного горя и захлебнулась в слезах. Меня успокаивали примерно час-полтора. По итогам этого события мама приняла твердое внутреннее решение - со столь впечатлительным ребенком на такие трагичные темы по возможности не разговаривать и книжек не подсовывать. Где ты его поймала? Я что-то не вижу его. В твоем информационном поле нету никакого первого поцелуя!

Там, кстати, и дефлорации нету. И уже, между прочим, не будет. Но сюжет с этим чертовым первым поцелуем на самом деле гораздо важнее. Была еще бабушка, у которой в юности был возлюбленный. У них до первого поцелуя дело дошло через девять месяцев после начала отношений.

Он катал бабушку на рысаках, водил в театры, угощал дорогим шоколадом, предлагал руку вместе с сердцем, а она все думала и думала: Надумала, согласилась, и вот однажды, когда у него в гостиной они остались наедине и он подошел к ней близко-близко и она не отвернула зардевшегося лица, он наклонился и приложился методом целомудренного касания, безо всяких там внедрений в розовые девические сфинктеры, и тут, конечно, внезапно открылась дверь, вошла его мать, добродушно сказала "ну-ну", и бабушку охватил, как положено, жгуче-сладкий стыд.

Короче говоря, за дедушку, бедного солдатика, она выходила абсолютной девственницей, обидевшись на богатого за невинную проделку: Красотка за праздничным столом подпила, разрезвилась, посмотрела на бабушку, одобрила выбор своего любовника и, поздравляя его душевным тостом, чмокнула именинника в красивые, очень импонировавшие бабушке губы. Бабушка вышла за дверь, тихо покинула празднество и убежала.

Через две недели расписалась с дедушкой: О, сколько раз бабушка рассказывала мне про тот первый поцелуй с богатым! И какой был деликатный мужчина, и какой вежливый, и уважительный к ее девственности, - и как, напротив, была страшна первая ночь с дедушкой, а еще страшнее утро. Дедушкина родня, прибывшая на городскую свадьбу из старообрядческого села, утром села чуть не под дверь спальни - к выносу брачной простыни.

Проверив, что да, кровь на месте, успокоились и вернулись к столам. А еще страшнее, что непосредственно перед смертью бабушка со слезами на глазах вспоминала того. А дедушке велела передать, чтоб даже к дверям больничной палаты не приближался. С дедушкой было прожито пятьдесят шесть лет.

Автору проблематики первенства я с удовольствием прищемила бы дверью А моего первого поцелуя, равно как и первого мужчины, в природе нету. После рыжего Вовочки пошел ряд поражений, сопровождавшихся одобрительным гулом в женских рядах семьи. В первом классе меня посадили за одну парту с мальчиком.

Когда мама этого мальчика приводила его в школу и говорила "ну-я-пошла-на-работу", мальчик нежно и прилежно целовал маму на прощанье. Я тут же влюбилась в мальчика. Через две недели выяснилось, кто из детей как учится, за нашей партой оказалось сразу два хороших ученика, и нас рассадили. Меня перевели к девочке, которая вообще ничего не понимала, классическая двоечница, дабы я взяла ее "на буксир", а моего мальчика соединили с еще одной дурой.

Вечером того чудовищного дня я начала рыдать в подушку. Утром следующего дня прекратила. Моя мама восхищенно докладывала потом бабушке: Да какое оно, к черту, первое! И что вы обе понимаете про чувства: Понемногу меня начинали злить и сами щенки: Потом эти сюжеты стали повторяться, щенки продолжали демонстрировать полную невменяемость.

Я была круглая отличница. Меня, вопреки трафарету, в классе уважали. Отец женился на другой, мы стали жить врозь.

Все обратили внимание на экран ноутбука, разглядывая танцующих. Многие из присутствующих тоже мечтали пуститься в пляс. — А симпатичный ученик? — поинтересовалась. Высоченная длинноногая и длинноволосая девушка помешивала варево деревянной ложкой и, увидев Геллу, хмыкнула, заговорив на не знакомом герцогине языке с такими глубокими.

Блондинка Имеет Секс Втроем На Кастинге Вудмана

Айно нравилось смотреть именно на нее — она считала именно ее своей звездой-хранителем, талисманом. Порой ей даже казалось, что . Накопившееся утомление заставляет служащих банка смотреть на многие вещи в половину глаза. Даже документам уделяется не столь тщательное внимание, как в утренние часы.

Порно Видео Японки С Куни

Афтару совет-если не перестанешь заниматься ананизмом на тему распада, завоевания или ещё какого либо несчастья в отношении Украины, не доживешь до пенсии. Это не угроза. Дневник Сборник_Оринджиналов: LiveInternet Аватар.

Кьяра Миа Анал

— С днём рождения, Гарри, — уныло выдохнул Ремус Люпин. В Норе ужинали, попутно справляя именины Мальчика-Который-Выжил, плавно и закономерно перетёкшие в поминки по. Так иди знакомься. Мне зачем на неё смотреть? - Я её видел вчера, когда ты на земле лежал после взрыва. Она быстро убежала, но я увидел её лицо. И точно помню, что это она. - Ягыз.

Азиатское Порно Видео В Контакте

Читать онлайн Просто танцуй [СИ]. Шигина Валентина.

Порно Бесплатно Белые Блондинки

Главное меню

Блондинка Плавно Опустилась На Коленки Для Шалостей - Смотреть Порно Онлайн

Старые Сосут Член

Активная блондинка снимается в фетиш видео с мужчиной который держит во рту фаллос смотреть

Азиатка Модельной Внешности Устроила Секс В Раздевалке С Европейским Парнем Смотреть

Ретро Порно Большие Члены

Порно Азиатски Молодому

Жесткий анал молодых девушек - Порно видео онлайн бесплатно без регистрации

Азиатский Милашки Порно Фото

Делясь Историей Половых Отношений, Парень Описал Секс Со Студенткой, Изучив До Этого Азы Кунилингуса

Брюнетка Налила Масла На Свои Сиськи, Парень Трахал Ее Между Этих Сисек, А Потом Вставил Член В Попк

Шикарный Минет Негру От Очаровательной Блондиночки

Расслабиться вечером блондинке помогла желтенькая секс игрушка, облизанная девчонкой перед дрочкой с

Блондинку Смачно Отымели В Анал - Смотреть Порно Онлайн

Грудастая белобрысая мамаша со своей дочуркой играют с крепким членом небритого самца

Член В Глотке

Мужики подняли Петру на руки и трахали в групповухе блондиночку с цветной татуировкой огонька на лыс

Две красавицы брюнетки делают друг другу массаж - смотреть порно онлайн

Порно Анал Зрелых Старух

Девушка Трогает Парню Член Через Трусы Он Ей

Я в любовь нашу верю(СИ) (fb2) | КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно

Неправильный Изгиб Члена

Порно Онлайн Азиатки Соло

Красивая Мамаша Оббосала Все Во Время Анала

Секс С 18 Летней Блондинкой

Горячее порно:

Присев На Красивый Диванчик, Длинноволосая Брюнетка Удовлетворяет Плотного Паренька Смотреть
Присев На Красивый Диванчик, Длинноволосая Брюнетка Удовлетворяет Плотного Паренька Смотреть
Присев На Красивый Диванчик, Длинноволосая Брюнетка Удовлетворяет Плотного Паренька Смотреть
Присев На Красивый Диванчик, Длинноволосая Брюнетка Удовлетворяет Плотного Паренька Смотреть

Напишите отзыв

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Moogulabar 12.08.2019
Порно Видео Изнасиловал Девственницу
JoJom 27.09.2019
Секс В Ванной
Malagor 26.09.2019
Русское Любительское Семейное Порно Онлайн
Moogucage 27.01.2019
Студентки В Общежитии Порно
Mikam 02.04.2019
Развратная Тетя Порно
Molar 23.12.2018
Миньет В Машине Севастополь
Mukus 03.08.2019
Парнуха Частное Фото
Tojadal 27.12.2018
Порно Онлайн Каштанка Бесплатно
Maukazahn 11.05.2019
Гей Севастополь
Присев На Красивый Диванчик, Длинноволосая Брюнетка Удовлетворяет Плотного Паренька Смотреть

protosip.ru