protosip.ru
Меню
» » Девица играет с маленьким членом своего бойфренда, который хотел принять душ. Девушка быстро возбуди

Найди партнёра для секса в своем городе!

Девица играет с маленьким членом своего бойфренда, который хотел принять душ. Девушка быстро возбуди

Девица играет с маленьким членом своего бойфренда, который хотел принять душ. Девушка быстро возбуди
Девица играет с маленьким членом своего бойфренда, который хотел принять душ. Девушка быстро возбуди
Лучшее
От: Kazragis
Категория: Члены
Добавлено: 17.12.2018
Просмотров: 6157
Поделиться:
Девица играет с маленьким членом своего бойфренда, который хотел принять душ. Девушка быстро возбуди

Девица играет с маленьким членом своего бойфренда, который хотел принять душ. Девушка быстро возбуди

Порно Онлайн Анал Крупным Планом

Что мы признаем лишь нарушение внешних правил приличия, но нас не мучает внутренний голос совести. Цуки полностью соответствовала этому предвзятому представлению западных людей об аморальности японцев.

Ее нескромное поведение не оскорбляло общественной морали по той простой причине, что окружающие не знали о проделках служанки.

Цуки была женщиной старой закалки. Она спала так, как того требовали традиционные правила приличия — не ворочаясь, лежа всю ночь неподвижно на подголовнике, не измяв ни единой складки на своей ночной рубашке. Короче говоря, она была законченной лицемеркой в каждой детали своего поведения. Когда она купала меня, то всегда наклонялась так, чтобы в разрезе первого кимоно я видел ее по-девичьи маленькую грудь, которой Цуки чрезвычайно гордилась. Довольно часто она спрашивала вслух, как может у такого жалкого сорняка, как я, быть такой длинный корень, и, взяв мой член, энергичными движениями вытягивала его во всю длину.

Опрокинутая бадья для стирки белья в умывальной комнате служила для нее подиумом. Подобно Сарумэ, женщине-обезьяне, исполнявшей танец кагура, неистовая шаманка или, скорее, распутная гейша Цуки усердно приплясывала, топоча по-крестьянски широкими ступнями и все выше и выше приподнимая подол кимоно. Сначала она обнажила уродливые икры, потом студенистые ляжки, и, наконец, я увидел между ее ног рыжеватую поросль, похожую на козлиную бородку.

То, что послужило причиной громоподобного хохота восьми сотен богов, заставило меня оцепенеть. Нельзя сказать, что устроенный Цуки стриптиз нанес мне душевную травму. Скорее, ее танец можно расценить как смешную выходку старой служанки. И все же этот инцидент произвел на меня огромное впечатление.

Теперь я понял, какими грубыми непристойностями пестрят наши древние хроники! Сознание того, что человеческие эмоции нереальны, ускорило мое пробуждение. Недоверие является единственной защитой слабого, не вызывающего сочувствия у окружающих ребенка.

Постепенно мой скептицизм перерос в такую малопривлекательную черту характера, как безразличие к людям. Однажды ночью, встав на колени, чтобы, как обычно, налить лекарство в бокал Нацуко, я вдруг увидел, что бутылочка пуста. Меня ввели в заблуждение вес и синий цвет непрозрачного стекла. В панике отвернувшись от горевшей у кровати лампы, я взглянул на бутылочку при свете луны из окна. Зловредный внутренний голос уговаривал меня налить из нее лекарство, несмотря на то, что в ней ничего не было.

И я сделал так, как подсказывал мне внутренний голос, и почувствовал, что жизнь бабушки в моих руках. Я стал сегуном в эпоху бокуфу , и в моей власти находилась пленная императрица. Я прекрасно знал, что в силу своего высокого положения я должен терпеть интриги непристойных гейш и подвергаться опасности стать жертвой отравителей. Но самым трудным испытанием оказалось бремя разочарований. Моя жизнь и развитие государства изменили направление и приняли обратный курс. Я не вспоминал о своем таинственном спасителе, которого встретил накануне Нового года — рыжеволосом капитане Сэме Лазаре и его возможном звонке как-нибудь, чтобы снова увидеться.

Однако рутинная работа в Отделе народных сбережений не изгладила из памяти воспоминания об инциденте на автостоянке. Они спрятались в темных глубинах моей души и жили там, то собираясь воедино, то дробясь и рассеиваясь, словно ядовитые сгустки ртути. Эти ртутные шарики неожиданно всплывали на поверхность моего сознания в часы работы в банке или ночью, когда я писал, и усиливали чувство усталости. Однажды в хмурый февральский день к моему письменному столу подошел Нисида Акира, начальник отдела, в котором я работал, п сообщил, что мне надо срочно спуститься в вестибюль здания министерства.

Начальник отдела не был мальчиком на побегушках, чтобы передавать подобные сообщения. Что заставило его поступить столь необычным образом? Я подумал, что дома, наверное, стряслась беда, и, выйдя из кабинета, поспешил в вестибюль.

Там меня ждал Масура, шофер капитана Лазара. Он скорее приказывал, чем просил, и мне не оставалось ничего другого, как повиноваться ему. От заднего сиденья исходил запах одеколона, которым пользовался Масура.

Капитан не сообщил мне, куда мы едем, но вскоре я сам догадался, увидев за пеленой снегопада знакомые зловещие очертания бывшего штаба секретной службы. Здание располагалось к западу от Императорского дворца на обнесенной рвом территории. Именно здесь меня ждал Сэм Ла-зар, капитан Военной разведки Джи Я удивился царящему внутри здания оживлению. Здесь было довольно шумно, и это немного успокоило меня. Я увидел несколько японцев, которые, очевидно, были в дружеских отношениях с высокопоставленными офицерами из Джи Услышав смех, я сразу же решил, что он относится ко мне.

И еще, несмотря на сковывающий страх, я заметил, что здесь очень холодно. Из-за неполадок в системе отопления температура упала, и я порадовался этому обстоятельству. Во всяком случае, холод мог служить объяснением того, что у меня зуб на зуб не попадал. Масура проводил меня в кабинет, расположенный на верхнем этаже. Открыв дверь, он подтолкнул меня в спину, и я оказался один на один с капитаном Лазаром.

Комната оказалась довольно странно обставлена. В углу красовался небольшой коктейль-бар с подсветкой, перед ним стояли табуреты. В середине кабинета находился заваленный бумагами стол для игры в пинг-понг, разделенный сеткой на две части. Его освещали два светильника под зелеными абажурами. Позже я узнал, что порядок расположения бумаг на этом столе имел свое значение. На одну половину изобретательный капитан Лазар клал входящие документы, а на другую — исходящие. У двух противоположных концов стола были установлены арифмометры.

На прекрасных китайских ковриках, устилавших пол, лежали спутанные провода. Капитан Лазар сидел за кабинетным роялем, рядом стояли два включенных электрических обогревателя, светившихся, как огни рампы. Хозяин кабинета дрожал, несмотря на то, что кутался в свое пальто с лисьим мехом.

Не отрывая глаз от клавиатуры, он наигрывал мелодию Гершвина. Я сразу же вспомнил Дадзая Осаму, который неистово танцевал под эту же мелодию в тот проклятый вечер, когда судьба свела меня с капитаном Лазаром. Я отрицательно покачал головой. Капитан Лазар подошел к бару и приготовил два стакана виски с содовой и льдом. Один из них молча сунул мне в руки и, усевшись на вращающийся стул у стола для игры в пинг-понг, жестом пригласил меня занять место рядом с ним.

Может быть, потому, что вы небольшого роста. Очевидно, на развитии вашего организма сказались нехватки военного времени. Меня неприятно удивило, что он использовал мой литературный псевдоним. Не дожидаясь ответа, капитан Лазар открыл лежавшее на столе досье. Вы думали о том, чтобы целиком посвятить себя литературной карьере, Мисима-сан?

Занятие литературой действительно становится очень рискованным делом, если у вас его нет. Начальник вашего отдела, Нисида Акира, жалуется на ошибки, допущенные вами в расчетах.

Кроме того, он не раз замечал, что вы засыпаете на рабочем месте. Неужели Лазар вызвал меня сюда для того, чтобы сделать выговор? Мне казалось маловероятным, что Джи-2 может проявлять интерес к нарушению трудовой дисциплины, допущенному каким-то клерком.

И все же я дрожал от страха, опасаясь, что допрос, устроенный капитаном Лазаром, закончится моим увольнением. Капитан Лазар откинулся на спинку стула и зашелся в беззвучном смехе, всегда пугавшем меня. Стакан с охлажденным виски запотел в моей ладони. Вертящийся стул скрипнул, капитан вдруг наклонился ко мне, на его губах играла усмешка. Вы успеваете следить за ходом моей мысли? Я не имел ни малейшего понятия, куда он клонит. Конечно, чтобы выжить в наши дни, необходимо сотрудничать с оккупационными властями.

Но я всегда был далек от суровой реальности повседневной жизни. Сначала я учился в Школе пэров, этом аристократическом гетто, потом в университете и не умел давать изобретательные ответы, которые могли бы понравиться победителям. Я должен был учиться этому искусству. Ваш народ любит причудливые лозунги и девизы. Я хочу знать, почему вам сделали такое предложение. А вы знаете, что эту ассоциацию поддерживает экс-полковник Хаттори Такусиро, бывший глава Стратегического отдела Генерального штаба и один из секретарей премьер-министра Тодзё?

Я почему-то с радостью отметил про себя, что эта зеленоглазая лиса близорука. Он долго изучал какой-то документ из моего досье, а потом снова заговорил:. Отец, Кагеяма Сохэй, считается кем-то вроде легендарного мученика. В час дня 24 августа года старший Кагеяма вывел четырнадцать членов Большого восточного института на плац-парадную площадь. Поклонившись Императорскому дворцу, каждый из них совершил сеппуку — ритуал, включающий в себя вспарывание живота и обезглавливание.

Первым это сделал сам Кагеяма. Очевидно, место совершения этого героического самоубийства считается священным, но, к сожалению, сейчас оно находится на территории американской военной базы. Сын, Кагеяма Масахару, хотел бы, чтобы эта площадь была признана мемориальной.

Но это, конечно, невозможно. Нельзя забывать, что Большой восточный институт был запрещен в соответствии с директивой Штаба главнокомандующего союзными оккупационными войсками. Эту клятву он уже начал осуществлять. Кагеяма Масахару привлек в Токио множество сельских парней, призвав их бесплатно убирать территорию Императорского дворца… — Капитан Лазар посмотрел на меня поверх очков.

Итак, я еще раз спрашиваю, почему он пригласил вас вступить в ассоциацию? Неужели вы хотите, чтобы я поверил, что правая группа, столь откровенно провозглашающая реакционные цели, будет привлекать в свои ряды человека либеральных взглядов или даже нейтрально настроенного интеллектуала?

Нет, совершенно ясно, что они обратились к вам потому, что в начале сороковых годов вы были уважаемым членом одного ультраправого литературного кружка. Я определил бы эту группу как националистическую. Но таковы были тогда веяния времени, такова была атмосфера в обществе. Я не был исключением и поддался истерии военного времени. Вы согласны с тем, что холодный душ оккупации снизил накал националистических настроений в обществе? Будет жаль, если вы не воспользуетесь тем шансом, который я хочу предоставить вам.

Извините за то, что я это говорю, но вы довольно жалкий субъект, Мисима-сан. Не каждый способен стать героем-камикадзе. Вот моя линия фронта. Здесь перед вами лежат внутренности имперской военной экономики.

Способны ли вы, подобно античным предсказателям, прочитать по ним будущее? Я мог бы научить вас древнему искусству гаруспиков — гадателей по внутренностям жертвы. В Джи-2 мне дали прозвище Царь, которое рифмуется с моей труднопроизносимой для вас фамилией Лазар.

Да, я действительно царь. Хотите быть особым агентом Царя в министерстве финансов? Представьте на минуту полковника Хаттори, которого я уже упоминал. Его бывшего шефа, Тодзё, судили и повесили. А что же Хаттори? Однако его так и не привлекли к суду. Шеф нашей военной разведки генерал-майор Виллоугби спас Хаттори и помог ему стать главой управления демобилизации, под крылышком которого находятся четыре миллиона бывших военнослужащих.

Что вы обо всем этом думаете? Но мне кажется, война лишила нас многих компетентных людей. Проблема Джи-2 заключается как раз в том, что осталось слишком много компетентных людей, с которыми мы теперь вынуждены разбираться. Если вы считаете Хаттори не заслуживающим доверия человеком, то зачем облекли его властью?

Задача Виллоугби состоит в том, чтобы спасти Хаттори и еще нескольких высших военных чинов, которые могли бы послужить ядром для создания в будущем новых вооруженных сил Японии. Ни одного бывшего офицера императорской армии нельзя назвать заслуживающим доверия. Но существует более серьезная проблема. Чан Кайши в Китае проиграет войну, и очень скоро к власти придут красные во главе с Мао Цзэдуном.

А это значит, что вся Юго-Восточная Азия уже сегодня находится под угрозой коммунизма. Эта угроза может распространиться и на Индокитай, который сейчас в ненадежных руках наших бывших союзников, французов. Напомните мне, Мисима-сан, как называла Япония свои колонии в Азии в военное время? Задача Виллоугби состоит в установлении антикоммунистического режима в Японии. Я, со своей стороны, должен сделать вашу экономику зависимой от нашей, чтобы вас можно было наказать за любые проявления нелояльности, нажав на экономические рычаги.

Как видите, у меня более грандиозная и более тонкая задача. В сущности, мне необходимо сделать то, о чем всегда мечтала японская культура. Но, конечно, реально существует лишь одна настоящая культура — финансовая.

Я заподозрил, что капитан Лазар сумасшедший, и взглянул на часы. Был десятый час вечера, и мои родители, наверное, уже начали беспокоиться. Шеф отдела Нисида позвонил вашим родителям и предупредил их, что вы сегодня вечером задержитесь на работе. Возможно, Нисида действительно кажется сухим и черствым, но он довольно интересный человек.

Вы знаете, что он был советником дяди императора, принца Хигасикуни, который после капитуляции в году возглавил кабинет министров? А до этого он работал в тесном контакте со своего рода японским Альбертом Шпеером, Киси Нобо-сукэ, заместителем министра вооружений. Сам Нисида избежал судебного разбирательства лишь потому, что ваш первый избранный законным путем премьер-министр Ёсида Сигэру в году обратился с соответствующей просьбой непосредственно к генералу Макартуру. Очень немногие высокопоставленные бюрократы, такие, как ваш Нисида, были привлечены к суду.

Его понизили в должности и на время сослали в министерство финансов. Но вот увидите, его звезда снова взойдет, когда Киси, Ёсида и другие начнут платить ему свои старые долги.

Именно сейчас, когда ситуация меняется, и японская экономика может извлечь огромную выгоду из политики обратного курса, проводимой оккупационными властями. Только не говорите, что не знаете, какие слухи ходят в министерских коридорах. Сначала мы децентрализовали и распустили финансовые и промышленные концерны, ваши так называемые дзайбацу. Я приехал в Токио в ноябре года, вскоре после того, как Сибусава, министр финансов, издал указ о роспуске дзайбацу.

Довольно смешная ситуация, если учесть, что Сибусава сам является главой одной из фирм дзайбацу, внесенных в список концернов, подлежащих роспуску. Кроме того, он работал в кабинете премьер-министра Ёсиды, который в результате женитьбы стал владельцем семейного дзайбацу в угольной промышленности. Из тысячи двухсот фирм, которые первоначально намечалось подвергнуть демократической децентрализации, к концу года распустили всего лишь девятнадцать.

Впрочем, меня это не касается. В мою задачу входит не роспуск концернов, а, напротив, их создание. Мы должны восстановить в Японии крупный бизнес, промышленность и финансовую систему, но на новой основе, которую одобрил бы Вашингтон и инвестиционные банкиры. Услуга, которую должен оказать нам Нисида, состоит в следующем.

Мы хотим, чтобы он передавал все значительные счета, касающиеся финансовой программы обратного курса. Нисида — близкий друг Сибусавы. Вы понимаете, о чем я говорю? Внимательно следите за ходом моей мысли, сынок, сейчас речь пойдет о вас. Нисида рассказывал мне о вашем шутовском поведении, сомнамбулизме в течение рабочего дня, литературных занятиях по ночам, ошибках. И это именно то прикрытие, которым мы с вами воспользуемся.

Такие люди тоже ценились весьма высоко, в армиях буквально всех государств. Надо сказать, что на самом деле уруссы не были одним народом, это был скорее конгломерат многих народов но, тем не менее, они были едины, а после гибели их Империи и подавно. Любой, кто посмел бы поднять руку на урусса в любом государстве, становился врагом всего народа и они мстили и мстили изощрённо жёстко.

Любые попытки решить этот вопрос миром разбивался о молчаливое презрение и поэтому с представителями этого народа сориться никто не желал.

Слишком опасно это было Надо сказать, что представители этого народа-клана крайне редко покидали свою планету, практически полностью сосредоточившись на своих внутренних делах, хотя иногда случалось, что одиночки подписывали контракт на службу в армии того или иного государства, но это бывало крайне редко. В общем и целом это была очень даже удачная легенда, но только до тех пор, пока не столкнусь с настоящим уруссом.

Если такое маловероятное событие произойдёт, предсказать его итог было практически невозможно, а вообще лучше всего сразу после освобождения планеты выкупить свой контракт и где-нибудь с концами потеряться, да так, чтобы ни одна собака меня никогда не смогла найти.

Придя к такому заключению, я в приподнятом настроении покинул административное здание и, погрузившись в пикап, вернулся к своему взводу. Оставив машину невдалеке от входа в оборонительный комплекс, прошёл внутрь, где меня встретил Лось и почему-то полушёпотом обратился ко мне:.

Я его хорошо знаю, волчара ещё тот. Как бы проблем у нас с тобой не было. Ты лучше скажи, где они сейчас находятся? Одобрительно похлопав своего заместителя по плечу, я прошёл в зал и поприветствовав офицеров, расположился за столом напротив них. Оглядев всех троих гостей, я нейтральным тоном поинтересовался:. Ну, пусть будет Химера, остальное для вас не имеет значения, главное вы сержант должны для себя накрепко усвоить. Взвод, которым вы командуете, с момента оккупации планеты переходит под моё командование, и будете подчиняться непосредственно мне и капитану Маридо.

Имейте в виду, будь вы трижды урусс, но если вы не будете исполнять свои обязанности, я вас расстреляю согласно законам военного времени. Разведчик удивлённо крякнул и, перекинувшись со своими спутниками понимающими взглядами, от души рассмеялся. Наша команда не единственная, но у нас с вами сержант будет дело несколько иного рода.

Диверсии это замечательно и очень даже полезно, но сейчас куда важнее разведка и уничтожение коллаборационистов и откровенных предателей. Вы со мной согласны? Незачем сразу пугать оккупантов, пусть обоснуются, а затем в дело вступим мы. Так будет куда разумнее, хотя непосредственно вы будете заниматься несколько иным делом. Кадровый разведчик оценивающе посмотрел на меня и, пожевав губами, решил ответить на поставленный мною вопрос. Был я бандитом, был, но это разве, что-то меняет в сложившихся обстоятельствах?

Исходя из нового плана, вы направляетесь для внедрения в криминальную среду, а Лось займёт ваше место и будет организовывать ликвидации предателей. О деталях предстоящей операции договоритесь с капитаном Маридо. Лейтенант Ризи Оридо на некоторое время задумался и, придя к каким-то только ему ведомым выводам, побарабанил пальцами правой руки по столешнице и негромко заговорил:. Завтра вечером вы сдадите свой взвод Лосю, а сами займётесь подготовкой к внедрению, покинув объект на некоторое время.

В этот же вечер вы получите несколько комплектов гражданских документов, а также с десяток конспиративных квартир. Ещё нужно вам придумать оперативный псевдоним Неожиданно мне пришла в голову шальная мысль и, усмехнувшись, я поинтересовался у личного представителя генерал-майора:.

Мне без разницы, и один герой и другой мне всегда импонировали. Пусть будут оба псевдонима. Нестор Махно будет известен для противника, а Остап Бендер только для нас троих. Помимо этого, мне требуется некоторое количество сетевых хакеров и специалистов в области виртуальной войны.

Пожалуй - это всё. Офицеров задумчиво переглянулись между собой и, лейтенант Оридо с совершенно непонятным взглядом посмотрел на меня и с некоторой протяжностью, заговорил:. Имейте в виду, эти люди не военные, а откровенные уголовные элементы, промышляющие в виртуальном мире, но чтобы не оказаться на тюремных нарах заключили с полицией негласные договоры о сотрудничестве.

Именно с этого момента, вы пускаетесь в автономное плавание, но имейте в виду, как только противник займёт планету, все бойцы вашего взвода официально будут признаны дезертирами и заочно приговорены к смертной казни через повешение.

Приговор будет отменён в тот момент, когда Ферси будет освобождена. Надеюсь, вы понимаете, что это значит? Выпроводив лейтенанта, который скорей всего был на самом деле куда более высокого звания и сопровождающего его майора, я вернулся в зал и, закрыв за собой дверь на замок, присел на табурет и, пристально вглядевшись в глаза легавого, поинтересовался:. Чем быстрее, я заучу ваши инструкции, тем лучше, да и мне проблем будет меньше.

До следующего вечера пришлось штудировать предоставленные полицейским инструкции, а это было совсем непросто. Хорошо ещё, что материалы, касающиеся криминального мира, заучивать мне не пришлось, капитан их мне просто отдал, так как это не было каким-то особым секретом. Внутренние дела преступных группировок были мало кому интересны, за исключением полиции, разумеется. Под конец отведённого для ознакомления времени, капитан расщедрился и дал мне пару имён своих личных осведомителей входящих в близкое окружение местных преступных авторитетов, после чего, я сдал свои дела Лосю и вместе с полицейским на пикапе отправился в город.

Заехали мы в одно неприметное пятиэтажное здание и, поднялись на второй этаж, где нас уже ждал какой-то хмурый тип и, вручив мне несколько комплектов гражданских документов и свидетельства о собственности на десяток квартир разбросанных по всему городу, после чего попрощался и быстро удалился, оставив нас одних в кабинете.

Пробыв в этом издании ещё около двух часов, во время которых капитан досконально проверил качество выданных мне документов и, только убедившись, что в них нет каких-либо ошибок, пригласил меня в гардеробную. Это только так называется, гардеробная, а на самом деле помещение было с приличных размеров магазин одежды. Чего здесь только не было! От элитных дамских платьев и мужских костюмов до натуральных обносков, место, которым на свалке или в пункте переработки бытовых отходов.

Показывая пример, капитан выбрал для себя обычный рабочий комбинезон с логотипом какой-то ремонтной компании. Не дожидаясь, когда он переоденется я, взяв с вешалки точно такой же комбинезон и скинув военную форму, быстро переоделся и, подхватив протянутую мне полицаем сумку с инструментами, направился вслед за ним на цокольный этаж.

Оказалось, здесь был гараж, в котором находились несколько десятков разномастных автомобилей, в том числе и грузовики, один из которых был видавшим виды мусоровозом с эмблемой муниципальной компании. Не успев, как следует разместиться на сиденье, капитан завёл машину и поехал к открывающимся воротам и, подождав несколько мгновений, пока они окончательно не откроются, и повёл транспорт в город.

Катались мы под видом ремонтной бригады практически всю ночь и за это время осмотрели выделенные мне квартиры, среди которых оказался небольшой особнячок в тихом районе в окружении красивого сада и живописным озерцом. Под утро, вернувшись в здание из которого мы выезжали и, припарковав в гараже мехруку, я испросив разрешение оставить себе рабочий комбинезон и получив согласие капитана, подхватил свою форму и оружие, сел в реквизированный пикап и прямиком поехал на склад.

Оказавшись на месте, я хотел было заняться дальнейшим изучением истории, но мне вновь это не удалось сделать, так как на территорию склада зарулили три десятка гражданских грузовиков и, остановились у рампы, после чего какие-то люди занялись выгрузкой зелёных ящиков с армейской маркировкой. Наблюдая из окна административного здания это процесс, я не стал к ним спускаться. Чем меньше меня знают в лицо, тем мне безопаснее и спокойнее. Поэтому, я дождался, когда грузовики покинут территорию склада и только после этого спустился со второго этажа и проверил доставленное мне вооружение, после чего связался с каждым командиров отделения и назначил место и время прибытия.

Выдача оружия и боеприпасов заняло у меня целых три дня, во время которых мне приходилось спать урывками и к моменту, когда все отделения были вооружены, я буквально валился с ног. В начале, я хотел было здесь прямо на складе, как следует выспаться, но передумал и, скинув насквозь пропитанный потом и измазанный оружейной смазкой рабочий комбинезон, принял душ и, переодевшись в военную форму, отправился на базу.

Прибыв на место и вбежав в командный пункт, я застал на месте обеспокоенного Лося и затребовал у него текущую обстановку. Буквально только, что было объявлено, что эвакуация продлится ещё три дня, после чего она будет свёрнута. Нас ведь ожидает бой, в котором мы потерпим поражение и понесём большие потери.

Теперь почти всё будет зависеть от нас самих, правда есть одно весьма неприятное обстоятельство Приговор будет аннулирован, только когда планета будет освобождена. Вот такие пирожки с котятами Забыть очень даже могут, но тут командование сознательно пошло на это, для того чтобы лишний раз подстёгивать нашу активность, прозрачно намекая, что если мы не будем надлежащим образом бороться с оккупантами нас всех повесят.

Одним словом, нас из разряда обычных смертников перевели в категорию смертников необычных, а это значит мы будем выступать в роли группы отвлечения от настоящего подполья и все шишки будут сыпаться главным образом на наши головы. Поднявшись с койки, я протёр заспанные глаза и не став натягивать до жути надоевшие берцы, босиком прошёлся в командный пункт и, согнав с места дежурного связиста, включил соединение со штабом обороны нашего сектора и, глядя на хмурое лицо полковника, представился:.

Наш флот в ближайшие часы покидает систему, и атака противника на планету ожидается в ближайшие сутки, поэтому слушай приказ. Ещё раз проверить вооружение особенно это касается систем ПВО и через три часа доложить.

Полковник не стал больше ничего говорить и просто выключил связь, оставив меня обдумывать его слова. По всему выходило, флот Империи Орла потерпел поражение на несколько дней раньше, чем это было предусмотрено планом и, теперь в спешном порядке уносил ноги, оставляя для обороны планет, только части четырнадцатого Легиона. Из этого следовало, что эвакуация гражданского населения прекратилась и, сейчас в городах должен был начаться настоящий хаос и мародёрство.

Тяжело поднявшись с кресла, я по-хулигански подмигнул связисту и, покинув командный пункт и собрав взвод, раздал всем боевые задачи, а сам прошёл на оружейный склад и занялся подготовкой к эвакуации боеприпасов и вооружения.

Первым делом, я отложил в сторону с десяток снайперских винтовок особой мощности, так как в самое ближайшее время они должны были ой как пригодиться Перетащив последний ящик с ракетами к переносному противотанковому комплексу, я присел на него передохнуть и, не успев, как следует вытереть пот с лица, ощутил мощную встряску земли, а затем и приглушённый бетонными стенами каземата серию разрывов. Вскочив как ужаленный, я бросился в командный пункт, по пути чуть не сбив с ног своего заместителя и, уже вместе с ним влетели в помещение и дружно уставились на радар.

Лось быстро исчез, а я продолжил наблюдать разворачивающееся сражение в небесах и, пока оно складывалось в нашу пользу, пусть даже это лишь разведка боем для выявления огневых точек, но всё равно это победа, поднимающая боевой дух обороняющихся.

Усевшись на крутящийся стул, я продолжил внимательно наблюдать за манёврами уклонения противника. Делали они это слаженно, можно сказать красиво, тем самым выдавая немалый боевой опыт, а учитывая, что четырнадцатый Легион, практически полностью состоявший из необстрелянных новобранцев прошедших только восьмимесячные курсы, то и сопротивление скорей всего будет не долгим.

Не разлагай мне во взводе дисциплину, иначе нам просто не выжить. Ржавый, мгновенно развернулся к выходу и рванул в коридор и спустя минуту пропали и звуки его шагов. Усмехнувшись, я вновь вернулся к изучению действий противника, но в тоже время, меня не оставляла в покое мысль, как выкрутиться из подставы устроенной контрразведкой и ни как не мог найти приемлемого для себя решения проблемы. С одной стороны надо было играть по предложенным правилам, но в тоже время этого делать категорически не хотелось, так как этот путь явно вел на виселицу, да и вообще расстояние между этими самыми виселицами было совсем коротким.

Что одни повесят, что другие. Ситуация сложилась как в том анекдоте: Стоит Иван-Царевич на распутье дорог и читает надпись на камне: Прямо пойдёшь - голову потеряешь. Налево пойдёшь - домой не приходи. Кругом обложили сволочи, все пути отрезали разве что сквозь землю провалиться или в небо взлететь осталось. Пожалуй эту мысль следовало хорошенько обдумать и понять каким макаром подниматься.

Хотя тут особо и думать нечего, генерал отправил меня внедряться в криминальную среду, вот там и буду подниматься. При таком раскладе и овцы будут целы и волки сыты, да, в общем-то других вариантов у меня в сущности и нет. Определив дальнейшую стратегию, я вздохнул свободнее и, продолжил изучать действия противника, полностью сосредоточившись на выявлении применяемых им тактических приёмов.

Сам бой продлился ещё с полчаса и прекратился, хотя последствия налёта были для соседнего сектора обороны довольно ощутимы, хотя и не смертельны, но в самое ближайшее время картина должна была радикально измениться Пять дней наш сектор обороны противник обходил стороной, а вот на шестой навалился всей своей массой, окончательно определив направление главного удара.

Первое время нас прикрывали дивизионы ПВО, но после их уничтожения за нас взялись штурмовики и вот тогда, у нас не осталось и минуты свободного времени. Мы отбивались, как могли, но всё равно на десятый день штурма, противнику удалось выбросить десант с тяжёлой техникой и вот тогда нам стало вообще не до сна. Нас атаковали практически круглосуточно, применяя тяжёлую артиллерию и танки, но мы держались, хотя и из последних сил.

На шатающихся ногах, я пришёл в оружейный склад для оценки наших запасов и, посмотрев на оставшиеся боеприпасы, был вынужден признать, что интенданты были совершенно правы, выделив нам продовольствие на один месяц, но при этом забили склад куда больше полагающегося боезапаса.

От него остались лишь крохи, которых хватило бы на ведение полноценного боя ещё пару дней не более. Осмотрев оставшееся хозяйство, я окончательно пришёл к выводу, что следующий день обороны должен быть последним, после чего нужно было отсюда уносить ноги и как можно скорее, в противном случае мы тут все и останемся.

Бросив тоскливый взгляд на оставшиеся ящики, я развернулся и, хотел было спокойно прошагать в свой командный пункт, но в этот момент вновь началась артподготовка, только на этот раз, наш бункер трясся значительно сильнее, в результате чего в монолит - бетоне появились устрашающего вида трещины, из которых посыпалось противное крошево.

Пробираясь сквозь образовавшиеся завалы, я был вынужден смочить носовой платок водой из фляги и приложить к носу и рту, так как вездесущая бетонная пыль не давала мне дышать, но всё ж, мне удалось добраться к командному пункту и всмотреться в происходящее.

Оказалось, противник сосредотачивал значительные силы для атаки нашего бункера, и артобстрел был всего лишь подготовкой к решительному удару. Проверив состояние противотанковых установок, я разочаровано покачал головой, из трёхсот шестидесяти двух штук в строю оказалось чуть больше трети, а средства ПВО приказали долго жить ещё пару дней назад.

По громкой связи, я предупредил свой взвод а, спустя полчаса обстрел прекратился, и на нас покатила большая танковая волна. Первую атаку мы отбили довольно быстро, но за ней последовала вторая, а затем и третья, после которой у нас в строю осталось лишь четыре противотанковые установки.

Нам осталось продержаться от силы ещё пару часов до полного уничтожения. Осознав это, я выждал, когда противник отступит на исходные позиции, и отдал команду на отступление, поручив это дело Ржавому, а сам вместе с Лосем остался в командном пункте, где должен был нажать кнопку подрыва с установленным таймером на пять минут.

На этот раз пауза между атаками затянулась, видимо предыдущее наступление на наш объект принесло незапланированные потери, и противник был вынужден подзадержаться для пополнения личного состава.

Это позволило спокойно эвакуировать взвод, от которого осталось чуть более половины через подземный туннель, ведущий к ближайшей канализационной развязке по которой мы намеривались проникнуть в город. Когда взвод окончательно покинул оборонительный комплекс, который буквально уже дышал на ладан, противник вновь начал массированный артобстрел и спустя полчаса вновь пошёл в атаку.

Мы с Лосем практически оглохли и продолжили общаться между собой жестами и, в конце концов, дождались, когда вражеские танки и следующая за ними тяжёлая пехота подойдут вплотную к нашему бункеру и, разбив стекло, дёрнули рубильник самоликвидации и рванули к подземному ходу.

Уже оказавшись на середине пути, мы, закрыв за собой очередную стальную дверь, остановились немного передохнуть и совершенно неожиданно Лось, сплёвывая бетонную пыль, поинтересовался у меня:. Государства теперь — не клочки суши, а целые планеты, и даже миры. Как всегда, большие политики и бизнесмены хотят перекроить карты в свою пользу. Их коварные планы вторгаются в жизнь простого человека. Особенно его привлекала ванная комната для прислуги.

Здесь он торчал почти каждое утро, а если удавалось незаметно улизнуть от взрослых, то и вечерами, особенно когда умывалась, принимала ванну и делала кое-что еще новая горничная Марго Хаберль, тем более что с его наблюдательного поста в поле зрения прежде всего попадал унитаз.

Марго застигла его как-то за этими наблюдениями, или, вернее, Боб дал себя застигнуть. Она втащила его в ванную, заперла ее и захихикала с булькающими нотками в голосе, которые Бобу потом доводилось слышать еще не раз: Как же это так? Этот эпизод запомнился ему надолго. В двенадцать лет он катался на коньках на полузамерзшем пруду, провалился под лед и утонул бы как кутенок, если бы его школьный товарищ Гельмут Хансен, рискуя собственной жизнью, не спас его в последний момент.

Дядя Теодор Хаферкамп, брат матери Боба, ставший после смерти шефа фирмы новым управляющим Баррайсов, наградил Гельмута Хансена позолоченными часами и десятью марками наличными. В день своего пятнадцатилетия, который был отмечен большим приемом, Боб прокрался за горничной Эрной Цишке в винный погреб, напал на нее сзади, прижал к ящикам и начал душить. Когда лица ее страшно исказилось, он почувствовал, как тело его заливает приятная теплая волна, и изнасиловал Эрну среди пустых винных бутылок.

Бобу исполнилось шестнадцать, и однажды он слег с ангиной. Вся семья была больна, на заводах Баррайсов свирепствовала эпидемия гриппа, и производство было почти остановлено. Дядюшка Хаферкамп лежал с температурой в постели, болели мать Боба Матильда, Гельмут Хансен, вся прислуга.

И только тетя Эллен была на ногах, поскольку своевременно сделала себе прививку. Она приехала из Бремена и взяла в свои руки домашнее хозяйство. Полногрудая, стройная красавица со смеющимся взором, в свои тридцать семь лет она выглядела ослепительно.

Одевалась она по самой последней моде, была радостного, солнечного нрава, который могло замутить только одно: Тетя Эллен трогательно и неутомимо ухаживала за больными обитателями виллы Баррайсов.

На четвертый вечер — Боб был в испарине и менял пижаму — тетя Эллен вошла в комнату племянника и не поверила своим глазам.

Боб стоял перед ней обнаженный, это был взрослый юноша, высокий, стройный, мускулистый, широкоплечий и узкобедрый, на его лице играла ухмылка, которой так недоставало тете Эллен у ее мужа. Тетя Эллен прожила у своей сестры Матильды четыре недели. В то время как другие уставали, ухаживая за больными, тетя Эллен только молодела. Через четыре недели она вырвалась из плена своих обязанностей. В свой дневник она записала: Как стрела мчался он в школу, обдавая в дождливые дни учителей грязью.

Потому что через неделю его интерес всегда иссякал. Экзамены он сдал посредственно. Как единственного сына и наследника баррайсовских миллионов учительский совет дотянул его до финиша, закрывая на все глаза. Как-никак, каждая семья во Вреденхаузене была тесно связана с заводами Баррайсов. Со своими теперь уже пятью тысячами рабочих и служащих эти предприятия играли роль кормилицы для Вреденхаузена. Даже дядюшка Хаферкамп терялся в догадках, как такое могло произойти. Глубокая вера Боба — это нечто благородное, прекрасное, чистое.

С двадцати лет Боб Баррайс занимался исключительно автомобилями и девочками. В то время как Гельмут Хансен, друг его юности, спасший ему жизнь, на средства дядюшки Хаферкампа учился на инженера, Боб выводил из строя одну машину за другой и был грозой отцов подрастающих дочерей. Он принимал участие в авторалли, привозил домой серебряные кубки и лавровые венки с пестрыми лентами и четырежды попадал в аварии.

Его дочь Ева была одной из тех девушек, которые после знакомства с Бобом сбросили свое детство, как ставшую слишком тесной кожу. Тихо и незаметно в этом последовательном формировании Боба Баррайса участвовал человек, бывший рядом с пяти лет: Полная сирота, попавшая в семью Баррайсов из сиротского дома, она терпеливо, поскольку была бедна, сносила годы рядом с Бобом, пытаясь добротой и увещеваниями хоть как-то воздействовать на эту дичающую натуру и сознавая всю безнадежность своих попыток.

Боб ударил ее в первый раз, когда ему было девять лет. В десять он набил ее постель канцелярскими кнопками, в одиннадцать — прятался десять часов после их совместной прогулки, пока дядюшка Хаферкамп не вызвал полицию и не подверг Ренату Петерс допросу. В день пятнадцатилетия Боба Матильда Баррайс сказала:. Я благодарю вас за все, что вы для нас сделали. Если вы хотите остаться у нас, я охотно доверю вам ведение домашнего хозяйства.

Ей было разрешено занимать небольшую квартирку под крышей виллы: И балкон, с которого открывался романтический вид на множество холмов, возвышавшихся над Вреденхаузеном. Боб Баррайс щадил Ренату Петере во время своих сексуальных набегов. Она не была уродлива. Это была скорей деревенская Венера, налитая и пышущая здоровьем, с круглыми глазами и красными щеками, этакое райское яблочко, и при этом гарантированная девственница, которая смогла устоять даже перед сильным натиском Ганса Баррайса, отца Боба.

Для Боба Рената была бесполой… Насколько он себя помнил, она всегда была рядом. Она купала его, вытирала махровым полотенцем, расчесывала волосы и несла в постель, рассказывала перед сном сказки или читала Карла Мая.

Она стала вещью — как подушка, стул, стол, картина, окно, ковер, лампа, кровать. Но в шестнадцать лет Боб избил Ренату в дикой ярости, когда она застала его с девочкой в парке виллы. Девочка плакала и вытирала слезы своими разорванными трусиками.

Опустив голову, как бык, Боб кулаками гнал перед собой Ренату и орал на нее: Я уже не ребенок! Каждый готов меня воспитывать! Вечно я для них славный, добрый мальчик! Оставьте меня, наконец, в покое, проклятье! Дайте мне жить, как я хочу! Неужели никто еще не заметил, что у меня волосы растут не только на голове? С этого дня между Бобом и Ренатой расцвела любовь, граничащая с ненавистью. Он знал, что она видела многое из того, что другие упускали в своей слепоте, и мучил ее этим.

И каждая могла смотреть на другую. Трижды Рената выдавала его Матильде Баррайс. Но это был бессмысленный протест. Мой сын знает, что делает! В двадцать четыре года он принадлежал к небольшой группе международных плейбоев, развлекался на ипподромах, занимался бобслеем в Сен-Морисе и водными лыжами в Сен-Тропезе, танцевал во дворце, но всегда оставался в тени своих кумиров Рубирозы и Гунтера Сакса, неслыханно страдая от этого.

Его девушки были красивыми, длинноногими, с пышными копнами волос и острыми грудями, но глупыми и всегда на класс ниже, чем подруги его кумиров. Боб Баррайс ни дня не остался больше с Сильвией и выгнал ее ночью на снег из снятого шале.

Ее вещи он выбросил из окошка. Вы у меня в очереди будете стоять, чтобы пожать мне руку! Боб Баррайс придет, как землетрясение! В долине сверкали огни Сен-Мориса, блестящая крепость, в которой не было рыцарей без страха и упрека и дев с поясами невинности.

В свою звездную поездку он отправился из Гамбурга. Вторым водителем ехал его друг Лутц Адамс, студент-медик и автомеханик, блондин-крепыш, состоящий из мускулов и жил, крестьянский сын из Вреденхаузена. Трескучей морозной ночью с завывающим двигателем они мчались в горах. Дорога была скользкая — настоящий ледяной паркет, на котором бы пируэты делать на коньках, а не повороты на автомобиле. Боб Баррайс управлял машиной, втянув голову в плечи, судорожно сжав рот, вцепившись пальцами в гоночных перчатках в руль.

Обледенелые скалы проносились мимо как тени. Колеса с шипами заскрежетали и вонзились в зеркальную ледяную гладь дороги. Машина пошла юзом, ее занесло, она развернулась вокруг оси и неотвратимо начала приближаться к скале. Шесть галогеновых фар выхватили из ночной тьмы сверкающую, потрескавшуюся каменную стену. Лутц Адамс втянул голову и заворчал. Он склонился над описанием маршрута и спокойно продолжал читать: Там мы потеряли время.

Старина, Боб… Четвертые в этой смертельной гонке — это успех! Именно сейчас и здесь! Машина с воем неслась в ночи — маленький ящик из листовой стали, в котором лошадиных сил заставляли крутиться колеса с бешеной скоростью. Шесть дрожащих ярких лучей срывали с ночи ее покровы, лишали таинственности ландшафт, но одновременно придавали ему что-то призрачное.

Он вздрогнул, когда Боб Баррайс подался вперед. Незадолго до конца скалистого отрезка она вновь выходит на автостраду. Годится, только чтобы стаскивать деревья.

И вообще, что это такое! Как будто ты в первый раз участвуешь в ралли! Тебя же сразу дисквалифицируют…. Мы четвертые, и так будет. Лишь слабое мерцание подсветки щитка приборов и отблеск шести галогеновых ламп освещали изнутри ревущую ракету. У тебя нервное истощение. Стрессовая ситуация, как говорят медики. Пальцы забарабанили по рулю со стальной поперечиной. Боб Баррайс — пройдоха! Будешь таким вшивым другом, да? Мы останемся на предписанной дороге.

Что происходит с Бобом в последнее время? Взгляд его мне совсем не нравится. Как ты вообще можешь дышать, когда кругом зловоние от лжи? Ты еще ее не почувствовал? Твоя слизистая не в порядке! От его смеха у Лутца Адамса волосы встали дыбом и в голове пронеслась страшная догадка. Все мы считали его экзальтированным, немного со сдвигом, вместо мозгов — куча денег в голове.

Стоит кивнуть золотой головой, как звякает монетка. Адамс вцепился в ручку, подтянул ноги и втянул голову в плечи. Бобу еще раз удалось справиться с управлением и послать машину в нужном направлении.

Короткими нажатиями на педаль газа и беспрерывным верчением руля он снова взял под контроль обезумевших лошадей. Адамс прижал ладони ко лбу. Холодный пот струился сквозь пальцы, словно он опустил голову в воду. Когда он сидит в своем автомобиле и жмет на газ, он забывает, что смертен, как и все.

Карлик, рассматривающий себя в увеличительном зеркале. Сиди, черт тебя подери! Не трогай меня больше! Прежде чем мы свернем, еще надо выяснить, как ты будешь себя вести в Монте-Карло, когда мы въедем победителями.

Но правда и то, что банкротство молочной фермы твоего отца было предотвращено благодаря фальсифицированному балансу. Фальсифицированный баланс, мошенничество с банкротством? Если это правда, как в глаза смотреть людям? Слепые могут слышать, обонять, чувствовать. Лутц, я предлагаю сделку. Мы едем по короткому пути и принимаем венок победителей в Монте-Карло, а ты можешь носить белый галстук, на котором не написано красными буквами: Тот упал на пол, между запчастями и ящиком с инструментами.

В Монте-Карло я тебя больше не знаю! Скалы сходились, как концы гигантских щипцов. Ты этого никогда не поймешь! Ты всегда был Лутцем Адамсом. Оставь меня в покое, черт возьми. Я выиграю гонки, понятно? Он положил руку на спинку сиденья Боба. Когда он коснулся его плеча, Баррайс отпрянул, будто его спину обожгла огненная струя.

Шесть светящихся лучей галогеновых фар высветили развилку, повернули в сторону, осветили узкую дорогу, выхватив каменистое покрытие из морозной ночи. Лутц Адамс сжал кулаки. Он хотел вцепиться в руль, но в этот момент Боб нажал на газ.

Завывая, лошадей запрыгали вверх по обледенелым камням. Жалкая тропа, высеченная в скалах для ослов. Дьявольская трасса, ведущая в ад. Но на сорок километров короче основной дороги. Боб, еще можно вернуться!

Машина скользила по гладким камням, шипами вгрызаясь в лед. Обледенелый гравий барабанил по стальному днищу, облака снега накрывали машину, как гриб после взрыва. Но Боб Баррайс ехал дальше. Склонившись над рулем и всматриваясь в танцующие лучи фар, он заставлял автомобиль карабкаться вверх, прокладывая путь сквозь почти смыкающиеся стены скал.

Когда тропа стала чуть шире, он опять дал полный газ. Лутц Адамс вытирал дрожащими пальцами мокрое от пота лицо. Рывком Адамс бросился на Боба, когда на узком повороте тот вынужден был сбавить скорость и даже притормозить. Нападение произошло так внезапно, что Боб только и смог, что оттолкнуться локтями.

Но, увидя, что Адамс схватил ключ зажигания, чтобы повернуть и вырвать его, он вновь нажал на газ и крутанул руль. Замерший водопад, и ледяные сосульки — как поднятая решетка ворот. Прямая дорога в ад! Прежде чем машина ударилась о скалу, Боб нажал на дверной рычаг, сгруппировался, как прыгун в воду, крутящий сальто, и вывалился из автомобиля.

Удар был сильным, но менее болезненным, чем он представлял себе. Как мячик Боб перекатился по обледенелой дороге, камни забарабанили по его телу, как колотушки для мяса. Он грохнулся о скалу, и ему показалось, что позвоночник отделяется от него. Он закашлялся и скрючился. Но это длилось доли секунды. Позади себя Боб услышал страшный грохот, заскрежетало железо, взмолив о пощаде.

В неожиданно затихшую ночь ворвались свист и шипенье, зловеще глухой треск, затем, как медленно набирающая силу фонтанная струя, показалось пламя. Боб вытянулся, перевернулся на живот и уставился на свой горящий автомобиль.

Причудливое нагромождение металла прилепилось к противоположной скале, из него, извиваясь, к ледяным сосулькам тянулись огненные руки.

Он пополз, это удалось. Захватив порядчное количество водки, я и мой друг Юра пришли к дамам. Все происходило по обычному сценарию: А надо сказать, у моей подруги квартира однокомнатная, и Юре с дамой пришлось уединится на кухне. Юрины руки работали автоматически, девушка уже прогнулась в ожидании То ли выпил он слишком много, то ли стрессы замучали, решает, надо спасать офицерскую честь. Берет со стола копченую колбасу и вставляет.

Девушка в истоме говорит: Юра идет выключать свет, но по пьяни забывает про колбасу С тех пор Юра колбасу терпеть не может, а предпочитает овощи и фрукты. Извините, но эту подробность не обойти, туалет. В какой-то из кабинок раздается звонок мобильника. Звонят достаточно долго, на конец владелец снимает трубку и начинает не короткий разговор. По его репликам ясно, что звонит деловой партнер, и обсуждаются подробности какой-то сделки.

В разгар разговора в какой-то другой кабинке нажимают на спуск. Небольшой южный городок, полдень, закрывается шлагбаум на железнодорожном переезде. К шлагбауму подъезжает и останавливается автобус, и сзади потихоньку начинает скапливаться подъезжающие автомобили. Проходит этак минут пять, все томятся в ожидании проезда поезда.

Тут объезжая колону стоящих автомобилей, между автобусом и шлагбаумом втискивается мерс, не шестисотый, конечно, но довольно навороченный, исполненный в спортивном стиле. На рулем сидит мордастый армян, из окна свешивается рука, покрытая густой растительностью и золотыми перстнями перстнями из-за которых пальцев не видно.

Спустя некоторое время тот же маневр , что и мерс выполняет вешневая девятка, с сильно затемненными окнами. За рулем видно сидел крутой водила, потому что от переднего бампера до шлагбаума осталось сантиметров 10, столько же осталось и до бампера мерса.

Тут то и начинается разворачиваться основное действие данной истории. Возмущенный, таким поворотом событий, армян, чувствуя себя хозяином жизни, демонстративно выходит из своего авто, подходит к девятке и резким ударом ноги разбивает задние левые габариты, после чего неспеша возвращается обратно.

Через секудну открываются все двери девятки, с затемнеными стеклами, и отдуда появляются четверо ОМОНовцев с автоматами, бронежелетами, вообщем в полном снаряжении. Несколькими ударами прикладов автоматов "полируют" капот, лишают мерс всех внешних осветительных приборов, лобовое стекло превращают в большую паутинку.

После чего сержант-омоновец прозносит короткую, но очень убедительную фразу: В это время открывается и девятка благополучно едет дальше. Мерс стоял еще минут пять…. На письменном вступительном экзамене трясущийся абитуриент, желая уточнить вопрос с простановкой даты, спрашивает экзаменатора: Была в их компании у мужиков мода - бороду носить.

Вот один и отрастил. Волосы у него темные, а борода рыжая. И бороденка не очень пышная. Все говорили- сбрей, не брил, ну очень ему нравилось! Но как-то раз пришел без бороды. Допытывались, в чем дело, он молчит. Рассказал только через некоторое время.

Залезает он в автобус, а маленькая девочка говорит, громко, чтобы все слышали: У дяди борода, как у тебя пися! Дядя вылетает на следующей остановке! Через несколько минут бороды нет! А туалет конструкции очень простой, настил и несколько дырок, присел он значит, дела свои сделал, ну и в момент завершающей стадии штык-нож неосторожным движением тыда Делать что-то надо, все таки табельное оружие, он на совет к однополчанину. Покумекали, решили, что один стоит на стреме, другой одевает химзащиту и лезет искать.

Одевает, пару досок с края отрывает, залез и начинает там шарить, ну естественно - ночь, ничего не видать, товарища просит сбегать за фонариком Тут маленькое отступление, у одного из офицеров в этот день то-ли день рождения, то-ли чего, короче командир части в чмне подполковника, спешит в то же здание, с той же проблемой, присаживается, только Место действия как мне рассказывали г.

Мальчик с девочкой, ну студенты, встречатся негде, после дискотеки, оба слегка поддатые, причем мальчик значительно больше, короче каким-то образом пробираются мимо злющей вахтерши к девочке в комнату. Девочке приспичило куда -то сходить, ну она, чтоб мальчик по коридорам не шароебился и конспирацию не нарушал, она его в комнатке запирает, с обещанием быть через пару минут.

Мальчик сидит ждет, и тут пробивает его по большому, туда, сюда, дверь подергал, постучал, тишина, короче все, приехали.. Мальчик сообразительный, растилает газету, по армейски ха полторы секунды делает все свои дела, сворачивает и в фортоку выкидывает, сидит Чувствуе, что то запах какой то нездоровый, говнецом потягивает, ну думает надо чем-то побрызгать, в полной тьме находит на тумбоче пузырек, почему то в темноте и в его состоянии напомнивший ему девочкины духи, старателно обмазывает себя , ну и для профилактики в районе форточки побрызгал, все дело сделано, сидит довольный ждет.

Заходит девочка, включает свет, картина следующая, ну довольный мальчик лежит, форточка, на которой сеточка натянута против комариков, вся в говне и зеленке, мальчик тоже зеленый, а в углу, на второй кровати две головы из под одеяла торчат, с затравленными глазами размером с блюдце, видимо процесс с начала наблюдали Продолжения не знаю, жутко наверное было.. Сидит бабулечка, вся чистенькая такая, интелегентного вида, рядом с нею девица в миниюбочке, ну очень мини Проезжаем несколько остановок, бабулька встает, и проходя мимо девицы выдает следуещее: Девица кое-как доехала до остановки и выскочила пулей!

Вот одна история, имевшая место быть в нашем городе в одном из военкоматов, и рассказанная в теплой компании одним из свидетелей. Дело было лет 5 назад. Проходила, значит, медкомиссию довольно разношерстная публика. Как обычно все призывники сновали туда - сюда в одних труханах. Врачи, понятное дело, вынуждены были поверх одежды носить еще и белый халат. Были они все как вареные мухи. И не мудрено, кондиционеров нет, за бортом градусов тридцать с хвостиком. Но была среди них одна медсестричка, практикантка мединститута, которая измеряла рост, вес и объем груди у призывников.

А надо заметить, что она была очень даже красивой. Фигура - просто загляденье, ноги - от ушей росли. Короче - мечта поэта. По причине жары на ней под халатом были только ажурные белые трусики, которые были очень ясно видны, когда она подходила к окну.

Так же явно можно было лицезреть и ее грудь размера этак 3 - го. Можно лишь представить себе, каких трудов стоило ребятам не реагировать на это чудо.

Но попадались и очень легко возбудимые юноши. И вот, заходит к ней в кабинет очередная пара призывников, одним из которых был рассказчик. Начинает эта девушка измерять вес, рост нашего героя. Но когда она дошла до измерения объема грудной клетки, то невзначай прижалась к нему всеми своими прелестями, на что плоть нашего героя мгновенно среагировала и грозила порвать плавки. Девушка, видя такое дело и ни капли не смутившись,кивает нашему герою на стакан воды, стоявший на столике и сочувственно так говорит: Наш герой в некотором замешательстве нащупывает данный стакан и залпом его выпивает.

Глаза у девушки сначала округлились, затем она начала дико хохотать. Наш герой и вовсе потерялся, а рассказчик, который стоял рядом, решительно отказывался это понимать, свалив все на жару, от которой и у медсестер крыша едет. Когда она наконец смогла произнести хоть что - нибудь более - менее понятное скозь смех и слезы, наши герои услышали следущее: После этих слов наш герой услышал негромкий стук об пол.

Это рассказчик, стоявший у него за спиной, в приступах смеха не удержался на ногах. Что было потом с нашим героем неизвестно так как после всего этого он пулей вылетел из кабинета, на полу которого в судорогах корчились от смеха медсестра и призывник. Откуда же ему, бедному недотепе, было знать, что охлаждать надо было член снаружи, опуская его в стакан с холодной водой, а не пытаться сделать это изнутри, заливая в себя эту воду. То же советское время. Какой-то "дружеский матч" уже само по себе смешно Наш боксирует с прошу прощения у политкорректных товарищей негром.

Его американский соперник - в синей майке и белых трусах. Те из вас у кого черно-белые телевизоры, смогут отличить американского спортсмена по продольной полосе на трусах. Хотите - верьте, хотите - нет, но вот что рассказали мне в командировке мои знакомые про одного их приятеля. Мужик лет под 30, холостой, живет в однокомнатной хрущобе. Имеет живность - молодого игривого кота. Однажды летом, поджидая к вечеру подругу, на которую имел основательные виды, решил помыть пол.

Поскольку на улице стояла зверская жара, ходил по дому как нудист, безо всяких причендалов. Налил ведро воды, взял тряпку, встал в позу тети Нюры и стал возить тряпкой по полу.

В это время кот, шляясь по квартире, увидел сзади нечто интересное, болтающееся между ног хозяина и, резво подпрыгнув, вцепился в это нечто острыми когтями. От неожиданности и боли мужик дернулся, подскользнулся и брякнулся на пол, шарахнувшись головой об угол журнального столика. Ведро опрокинулось, а мужик начисто вырубился. Вода скопилась в одном из углов комнаты и стала просачиваться к соседям снизу.

Оттуда прибежала разьяренная хозяйка дверь к счастью была не заперта и, увидев голого мужика в беспамятстве, с разбитой головой, вызвала скорую помощь.

Приехала скорая, мужика уложили на носилки и поволокли в машину. Мужик в это время прочухался и стал рассказывать как это все произошло. Санитаров проняло, и от хохота они на лестнице мужика уронили. Брякнувшись о бетонные ступеньки, бедолага сломал себе руку.

Но это еще не все. Скорая по пути в больницу попала в аварию и мужик получил перелом ноги. Пока он корячился в больнице подруга от него слиняла, и наконец, когда мужик приковылял домой на костылях, квартира его оказалась ограблена. После всего этого он чуть не застрелился Так, выпьем же за разнообразие познаний! И вот одна студентка, приняв нехилое количество спиртного на грудь, перепутала корпуса.

Поднялась в "свою" комнату, то есть к нам. Мы уже почти спали и возражать не стали, просто молчя смотрели ожидая что же будет дальше. Она не включая свет разделась и чуть не дойдя до ближайшей кровати смачно потянувшись дико закричала: Мы грохнули от смеха, а она схватив одежду и моментально протрезвев вылетела из комнаты.

На остановке заходит мужик с авоськой, полной куриных яиц, присаживается, а яйца кладет рядом с собой, на соседнее сидение. К нему подходит кондукторша, требует оплатить проезд. Далее пассажиры становятся свидетелями такого вот диалога: Мужчина, оплатите, пожалуйста, за яйца Имеется в виду место, занятое авоськой с яйцами. Оглядываясь на остальных пассажиров - Мужики! А вы что, тоже за яйца платили? Автобус чуть не развалился от хохота. Под конец дня, когда ее это занятие порядком достает и она уже не утруждает себя снятием телефонной трубки, а разговаривает по громкой связи.

Так вот раздается очередной звонок. Секретарь выдает шаблонную фразу: На другом конце "провода" парень отвешивает тоже какие-то приветствия с просьбой срочно переключить на шефа. Парень на секунду задумался, а потом выдает: Добавлю, что переключала на шефа она долго. История эта рассказана мне мои другом, видевшим ее из окна автобуса в Питере.

Вот собственно сама история. На одном из железнодорожных переездов скопилась кучка машин -шлагбаум опущен, семафор мигает красным, вообщем все как надо. Во время всей этой процедуры братки так из тачки и не вылезли уехали сразу после РУОПовцев. Но больше всего над всем этим, конечно глумился народ в автобусе.

В форме с дубинками - все как положено. И вот какая история приключилась с моими знакомыми - такими же студентами. Возвращаются после дежурства в отдел. Что старикан Бассет, отдал ли он тебе приход? По-моему, он не может решиться. Сказал, что отдаст, а на другой день объявил, что сомневается и должен еще подумать над этим вопросом. Не по душе мне подобная неопределенность. Представляю, как она затрудняет Пинкеру жизнь и ставит его в ложное положение.

Поневоле будешь и встревожен и подавлен. Ведь они со Стиффи не могут пожениться — на жалованье викария он ее не прокормит, стало быть, надо ждать, пока папаша Бассет не расщедрится на приход, которым распоряжается по своему усмотрению. А мне доподлинно известно, что Раззява спит и во сне видит вступить в брак со Стиффи, хотя лично я, при всех моих добрых чувствах к этому юному созданию, готов милю пробежать в тесных ботинках, лишь бы уклониться от женитьбы на означенном создании.

Это его немного огорчило. Я был намерен с неослабевающим вниманием следить за церковной карьерой преподобного Пинкера, но, похоже, события развивались таким образом, что сам факт существования упомянутой карьеры ставился под сомнение. Наверное, ты и в пустыне Гоби найдешь, обо что споткнуться. Для тебя это небезопасно. Скажи, Стиффи, наверное, сердится, что у Бассета, как говорится, семь пятниц на неделе?

Что, Стиффи здорово кипятится? На ее месте любая взбеленится. Кто дал право папаше Бассету ставить палки в колеса истинной любви? Пристально в него вглядевшись, я понял, что был абсолютно прав относительно той злополучной субстанции. Безусловно, грудь бедного малого была битком ею набита. Как собака, которая преданно заглядывает в глаза хозяину, будто хочет что-то сказать.

Ты хочешь мне что-то сказать? Он сглотнул раз-другой и покраснел, если подобное выражение применимо к человеку, чье лицо даже в спокойном состоянии напоминает цветом эдакую благочестивую свеклу. Казалось, застегивающийся сзади воротничок его душит. Сиплым голосом он произнес:. Я уставился на него, как говорится, во все глаза.

Не знай я, что он трезвенник, который даже вне Великого поста редко позволяет себе пропустить что-нибудь более крепкое, чем легкое пиво, мне пришлось бы допустить, что преподобный Пинкер уже успел приложиться к бутылке. Брови у меня полезли кверху, и не останови я их вовремя, они испортили бы мне прическу. Раззява, ты не в своем уме, иначе бы не нес эту околесицу.

Но Стиффи хочет, чтобы ты ей помог. В чем именно, она мне не сказала, но предупредила, что дело это чрезвычайной важности и что без тебя не обойтись. Во-первых, после того, что произошло между нами, едва ли сэр Уоткин Бассет пригласит меня к себе. Подозреваю, что он меня терпеть не может.

Если есть на свете человек, который по моей милости пережил не самые приятные минуты в своей жизни, так это Бассет. Залог счастья для него — это когда между ним и Бертрамом пролегает по меньшей мере сто миль.

Она никогда не советуется с сэром Уоткином, кого ей пригласить. Зовет в дом, кого хочет. Очаровательное создание, для нее, как я уже сказал Эмералд Стокер, у меня всегда открыты объятия, вернее, были бы открыты, не будь она помолвлена с тобой, но она же помесь полтергейста и ручной гранаты с выдернутой чекой.

Совершенно лишена здравой рассудительности, этой добродетели, которая так украшает женщину. Она начинена идеями, и если ты назовешь их эксцентричными, то попадешь в самую точку. Короче говоря, крошка Стиффи просто сумасшедшая, тут двух мнений быть не может. Не знаю, что за поручение она собирается мне дать, но, по определению, это должно быть что-то неудобоваримое. Неужели она даже не намекнула? Я, конечно, спросил, но она сказала, рта не откроет, пока тебя не увидит.

Скажи, что подобные испытания нам посылаются свыше. Действует на шейные железы, забыл, как именно, но очень благотворно. Спроси любого доктора с Харли-стрит. Вероятно, он понял, что моя железная броня несокрушима, и отказался от дальнейших попыток пробить в ней брешь. Испустив вздох, который шел, кажется, от самых подметок, он встал, попрощался, опрокинул мой стакан с прохладительным и направился к выходу.

Твердо зная, что не в обычае Бертрама Вустера бросать друга в трудный час, вы, вероятно, подумаете, что эта неприятная сцена огорчила меня, а на самом деле она только прибавила мне бодрости, как день, проведенный на взморье.

Позвольте напомнить вам в общих чертах мое положение. И сейчас до меня дошло: Около трех я вышел из клуба и примерно через полчаса подгреб к многоквартирному дому — месту моего обитания. У подъезда стояло нагруженное чемоданами такси. Из его окна высовывалась голова Гасси Финк-Ноттла, и, помнится, я лишний раз утвердился в мысли, что Эмералд Стокер непростительно заблуждается по поводу его наружности. Вглядываясь в Гасси, вернее, в тот его фрагмент, который был доступен моему взору, я не нашел в его внешности ни капли сходства с овечкой, зато он был так похож на палтуса, что если бы не очки в роговой оправе, которых палтусы, как правило, не носят, то я мог бы вообразить, что вижу перед собой слинявшего в самоволку непременного обитателя рыбного прилавка.

Твоя тетушка просила передать, что послезавтра будет в Лондоне и надеется с тобой пообедать. Подумала, наверное, что ты забудешь меня уведомить. Он взглянул на часы, и в его глазах погас огонь, который обычно в них загорается при упоминании об апельсиновом соке. Еду в Тотли четырехчасовым с Паддингтона.

Похожа на славного китайского мопсика. Сказала, что недавно познакомилась с тобой на одной вечеринке, ты рассказывал ей о тритонах. Как же, теперь припоминаю. Я тогда не расслышал, как ее зовут. Мы долго говорили о тритонах. В детстве она тоже их держала, только она почему-то называет их гуппи. Буду рад снова с ней повидаться. По-моему, она самая привлекательная из всех моих знакомых девиц.

Вид у него стал, как у палтуса, обиженного грубой выходкой со стороны другого палтуса. Не говори мне о ней! Сейчас объясню, почему я был охвачен паникой. Она для меня такая же рвотная пилюля, как я сам для ее папаши или для Родерика Спода.

Тем не менее передо мной возникла реальная угроза, что мне придется влачить с ней жизнь в радости и в горе, как говорится в Священном Писании. Гасси, влюбленный в эту самую девицу Бассет, жаждал открыть ей свои чувства, но всякий раз, как он приступал к объяснению, мужество его оставляло, и он ловил себя на том, что мямлит нечто невразумительное на тему о тритонах.

Не зная, как приняться за дело, он додумался упросить меня похлопотать за него. Берти, говорит она, мне так грустно причинять тебе страдания, но мое сердце принадлежит Гасси. По мне, так лучшего и желать нечего, но малахольная девица этим не ограничилась.

Если, продолжала она, что-нибудь заставит ее пересмотреть свой взгляд на Гасси как на лучшего из мужчин и придется его выставить вон, то я — первый на очереди, и хотя она не сможет полюбить меня столь же пылко, как любит Гасси, но не пожалеет сил, чтобы сделать меня счастливым.

Словом, я пребывал в позиции вице-президента Соединенных Штатов Америки, который живет себе и в ус не дует, но обязан, случись что-либо с первым лицом, немедленно заступить на его место.

Стоит ли удивляться, если заявление Гасси о том, что его тошнит от Мадлен, обрушилось на меня будто тонна кирпичей, и я с воплем ринулся в дом, призывая Дживса. Я чувствовал, как уже неоднократно бывало раньше, что мне остается только одно — предать себя в руки высшей силы. Надо отдать Дживсу должное.

Кто старое помянет, тому глаз вон — таково одно из похвальных правил, которыми он руководствуется. Разумеется, он может расходиться со своим молодым господином во взглядах на голубые тирольские шляпы, украшенные розовыми перьями. Но когда он видит, как разъяренная судьба принимается метать в его господина каменья и стрелы, то хоронит свои обиды и воскрешает доблестный дух преданного вассала.

Вот и теперь вместо холодности, равнодушия и высокомерия, которые демонстрировала бы на его месте любая заурядная личность, Дживс выказал крайнюю степень волнения и озабоченности. То есть его левая бровь приподнялась ровно на одну восьмую дюйма — именно так он обычно выражает распирающие его чувства.

Я рухнул в кресло и отер пот со лба. Давненько не попадал я в такую переделку. Он сидел в такси. И представляете, что произошло? Я не успел вникнуть и суть дела, ибо минуту спустя Гасси, как ошпаренный кот, умчался на Паддингтонский вокзал, но совершенно очевидно, этот предмет, как его там?

А нам слишком хорошо известно, что произойдет, если эта отдельно взятая лютня даст дуба. Мы обменялись понимающими взглядами. Во всяком случае, я послал Дживсу многозначительный взгляд, а он надулся, как лягушка, что, по его обыкновению, должно было означать полную скромного достоинства осведомленность.

Ему известны наши с М. Бассет отношения, но мы, естественно, этой темы не обсуждаем, разве что обмениваемся понимающими взглядами. Считается, что такие вещи обсуждению не подлежат. Не уверен, стоит ли приравнивать подобное обсуждение к празднословию по поводу женщины, но занятие это явно неподобающее, а Вустеры не допускают ничего неподобающего. И Дживсы, коли на то пошло, тоже.

Главное — чтобы любовная ладья Гасси не дала течь. Разумеется, я должен поспешить на театр военных действий, и пусть в их ход вмешается голубь мира, другими словами, уравновешенный, доброжелательный, умудренный жизненным опытом друг попытается помирить эту неразумную молодежь.

Надеюсь, вы понимаете, о чем я говорю? Но, заметьте, это не все. Как только что мне сообщил Раззява Пинкер, Стиффи Бинг желает, чтобы я кое-что для нее сделал. Но вы же знаете, какие у Стиффи желания. Помните случай с каской констебля Оутса? Тогда Стиффи подговорила Пинкера, духовное лицо, носящее воротничок рубашки задом наперед, стянуть у Оутса его каску.

И это еще одна из самых безобидных Стиффиных проделок. Она такое может изобрести, если постарается! Страшно даже представить себе, что она для меня на этот раз состряпает. Я, как говорится, стою перед… этой самой… как эта штука называется?

Я стою перед дилеммой. Следует ли, спрашиваю я себя, ехать, чтобы посмотреть, нельзя ли как-нибудь залатать лютню, или более благоразумно оставить все, как есть, и пусть Время, великий целитель, вершит свою работу. Телеграфирую мисс Бассет, напрошусь к ним в гости; телеграфирую тете Далии, что не смогу угостить ее обедом, так как уезжаю из города. А Стиффи скажу, пусть на меня не рассчитывает, что бы она там ни забрала себе в голову.

Да, Дживс, вы попали в точку. Там будет папаша Бассет. И скотч-терьер Бартоломью тоже. Диву даешься, отчего так много шума по поводу тех ребят, которые скакали в Долину смерти. Уж во всяком случае им не грозила встреча с папашей Бассетом. Да ладно, будем надеяться на лучшее. Осмелюсь заметить, сэр, главное — это сохранять присутствие духа. Ее звонок меня не удивил. Я предчувствовал, что на этом фронте может возникнуть некоторое оживление.

Старушенция — добрейшая душа и нежно любит своего Бертрама, но характер у нее властный. Терпеть не может, когда ее желания не исполняются. Вот и сейчас она обрушилась на меня так, будто хотела перекричать целую свору гончих. Насчет того, что уезжаешь из Лондона?

Ты ведь никогда никуда не ездишь, разве что сюда, к нам, чтобы объедаться стряпней Анатоля. Она говорила о своем несравненном поваре-французе, при одном упоминании о котором у меня слюнки текут. Ты — осёл, это я всегда знала, но не думала, что до такой степени. Послушай, этот старый хрыч за неделю совсем меня извел, уж можешь мне поверить. Но меня постиг жестокий удар. Гасси Финк-Ноттл и Мадлен Бассет рассорились. Их помолвка висит на волоске, а вам известно, как много для меня значит их сердечный союз.

Вот я и мчусь туда, хочу попытаться залатать трещину. Мне известно, что Бассет на него глаз положил. Голова у меня закружилась. Хорошо, что я сидел в кресле, не то бы непременно упал. Я же тебе говорю — он без ума от Дживса. Когда гостил здесь, смотрел на него, по словам Анатоля, будто кот на сметану. А как-то утром я своими ушами слышала, как Бассет сделал Дживсу недвусмысленное предложение. Ну, что ты молчишь? В обморок грохнулся, что ли? Молчу потому, объясняю я, что ошеломлен, а она мне — не понимаю, чему ты удивляешься, зная Бассета?

Этот тип способен на любую низость. У него совести нет. Старый хрыч надул беднягу Планка на… О, проклятье! Разумеется, я ничуть не сомневался, что у Дживса и в мыслях не было менять старую добрую фирму на новую, и когда коварный хрыч Бассет заводил об этом разговор, честный малый, я уверен, прикидывался глухим аспидом, который, как вы, наверное, знаете, отказывался слушать заклинателя, как тот его ни заклинал.

В общем, что-то в подобном духе. Прекрасный дом, обширный сад, раскинувшийся на холмах парк, ровно подстриженные газоны, словом, лучшего и пожелать невозможно, но много ли проку в этой красоте, когда знаешь, с кем тебе придется столкнуться? Не жди ничего хорошего, коль скоро в этом раю обосновалась банда папаши Бассета. Логово старого хрыча представляло собой одно из самых прекрасных поместий в Англии, не из тех описанных в литературе парадных дворцов, являющих посетителю четыреста комнат, пятьдесят лестниц, двадцать внутренних двориков, но и не просто какое-нибудь бунгало.

Бассет купил его со всей меблировкой у лорда Имярек, который, как и многие в наше время, позарез нуждался в наличности. Впрочем, сам-то папаша Бассет в наличности не нуждался. На закате жизни он имел более чем достаточно. Если вы назовете его жирным толстосумом, то это не будет преувеличением. Чуть ли не всю свою сознательную жизнь он служил мировым судьей, и в этом качестве однажды, вместо того чтобы отечески пожурить, оштрафовал меня на пять фунтов стерлингов всего лишь за невинную шалость, совершенную мной вечером после Гребных гонок.

Вскоре после этого случая Бассет унаследовал от одного своего родственника крупное состояние. Так, по крайней мере, говорилось. А на самом деле, разумеется, все те годы, когда Бассет исправлял роль судьи, он прикарманивал штрафы и набивал себе мошну.

Здесь пять фунтов, там пять фунтов — вот вам и состояние. Доехали мы неплохо, и около пяти я уже звонил в колокольчик у парадной двери. Дживс отогнал машину в гараж, а меня встретил дворецкий — помнится, его зовут Баттерфилд — и проводил в гостиную. Чаепитие было в разгаре, чему я не удивился, ибо еще в холле услышал, как звенят чашками.

За столом распоряжалась Мадлен Бассет. Она протянула мне вяло поникшую руку.

Девушка великолепно сосет их возбужденные пенисы, от чего парни быстро кончают ей в рот, и уходят, уступая место следующим. 22 дек. Нежное розовое платье и белые чулки в сеточку молодая худенькая девушка надела лишь для остроты сексуальных ощущений,. Привела парня с маленьким членом на кастинг - .

Это Бонни и в этом порно кастинге она оттрахана черным парнем с толстым членом, который заставляет ее стонать громко. Порно видео член секс смотреть онлайн бесплатно Гиг порно предлагает бесплатный онлайн просмотр ххх порно ролики член секс в хорошем качестве hd и без регистрации.

Великолепная девица Франческа Джеймс в данном порно видео онлайн с удовольствием трахается с новым, сладким дружком, на член которого она упруго садится. С таким маленьким членом твоему парню только и остается, что лизать да ковырять пальцем. Ты молода. Встретишь еще нормального парня с большим членом.

Самое любимое занятие парня с маленьким членом- это лизать женские вагины и анусы. И надо заметить, что он добился больших успехов в искусстве кунилингуса и ануслинга. Я оглянулась мама в халате стояла на пороге спальни и смотрела на меня. Она быстро подошла, запахнула полы папиного халата, закрыла меня своим халатом, и повела в детскую.

Маленький член в красивую попу (16 фото)

ХХХ подборка член секс онлайн порно видео

Блондинка В Очках Подставила Большую Задницу

Порно Видео Анал Блондинки

Доктор доктор, дай мне свой член / Ariella Ferrera (Doctor Doctor, Gimme Your Cock!) (2013) HD 1080

Белая Сучечка Вся Потекла От Большого Черного Члена

Катя Бриз - молодая блондинка, которая от трахала сое анальное отверстие прямо в туалете смотреть

Заводящая брюнетка ласкает парня ротиком - смотреть порно онлайн

Секс Порно С Длинный Волос Брюнеткой

Смотреть Порно Молодых Блондинок Онлайн

Японки Ведущие Порнуха

Выпила сперму - порно видео онлайн, смотреть порно бесплатно

Две Брюнетки Порно На Публике

Негритянка Прыгала На Члене Товарища И Сжимала Хорошо Возбуждённые Соски Смотреть

Горячее порно:

Девица играет с маленьким членом своего бойфренда, который хотел принять душ. Девушка быстро возбуди
Девица играет с маленьким членом своего бойфренда, который хотел принять душ. Девушка быстро возбуди
Девица играет с маленьким членом своего бойфренда, который хотел принять душ. Девушка быстро возбуди
Девица играет с маленьким членом своего бойфренда, который хотел принять душ. Девушка быстро возбуди

Напишите отзыв

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Dougrel 07.05.2019
Порно Брат И Сестра Зубрилка
Voodoojinn 10.10.2019
Мужчины Любят Делать Куни
Sabar 21.08.2019
Юнные Девушки Порно Видео
Kazragrel 06.12.2018
Азиатка С Хорошей Попкой
Aralrajas 06.10.2019
Видео Порно Смех
Nelar 25.03.2019
Негритянку В Анал Онлайн
Zulutaur 19.03.2019
Стриптиз Португалия
Molar 24.02.2019
Порно Видео С Сюжетом
Akinogor 14.03.2019
Мега Жирние Порно Баби
Девица играет с маленьким членом своего бойфренда, который хотел принять душ. Девушка быстро возбуди

protosip.ru